Войти в почту

«Здесь нырять легче, чем на Байкале» Лучшие фридайверы России приехали на плато Путорана. Что они там увидели?

«Здесь нырять легче, чем на Байкале» Лучшие фридайверы России приехали на плато Путорана. Что они там увидели?
© Lenta.ru

В одном из самых труднодоступных и загадочных мест в мире — на древнем плато Путорана — впервые прошли соревнования по фридайвингу. Легендарный ныряльщик поставил рекорд России, погрузившись на 100 метров в озере Лама. Спецкор «Ленты.ру» побывал на месте событий, пообщался с участниками соревнований и попытался понять, почему людей тянет нырять на глубину без акваланга и отправляться туда, куда не ведут дороги.

Путь к месту катастрофы

Если смотреть на карту, то путь от до плато Путорана не представляется чем-то сложным. Понятно, что никаких дорог тут нет, но есть вертолеты, а еще реки, и летом по ним можно просто пройти до места назначения. Всего полторы сотни километров.

Только проблема в том, что это совсем не такие реки, по которым можно ехать на речном трамвайчике. Норильская, Талая — они вроде как текут по равнине, но очень похожи на горные реки. Мелкие, извивающиеся, как змеи, богатые самым опасным видом порогов — камнями, которые не выходят на поверхность воды, а потому заметны только с пары десятков метров.

На больших озерах, через которые неизбежно пролегает водный путь к плато Путорана, можно нарваться на те самые порывистые ветра, что заставляли норильчанок класть камни в карманы шубы и держаться за прикрученные к зданиям поручни, чтобы не улететь в тундру по пути за хлебом. Эти ветра поднимают шторма, идти через которые решаются либо самые опытные, либо самые безумные капитаны.

Да, к слову, в здешних местах водителя даже простенькой резиновой лодочки незазорно назвать капитаном.

Итак, легкой прогулки не выйдет. Придется проститься с привычным уютом и комфортом, настроится на долгий путь. Вернее, приходилось. Теперь же можно обратиться к местным предприимчивым изобретателям.

— Меня тут зовут Саша Волшебник. Так и запиши, — говорит капитан катера, сумевший провезти группу журналистов по вышеуказанному речному маршруту менее чем за три часа. А потом обратно тем же днем. Не записать его телефон было никак невозможно.

Саша сам спроектировал и за восемь месяцев построил в чудо-судно, рассчитанное как раз на поездки от Норильска до живописных озер Путорана. По скорости и комфорту катер напоминает советскую «Ракету» на подводных крыльях. Крейсерская скорость — около 50 километров в час! Внутри просторный и комфортный салон, куда можно усадить десятка полтора человек с туристическим снаряжением. Не каждый вертолет такое потянет.

— Двигатель у него стоит от весьма большого судна. Корпус алюминиевый, да. Вот первый сезон ходит, — рассказывает счастливый владелец.

Саша, конечно, не только отличный судостроитель (это уже не первая его самоделка), но и матерый лоцман, который знает каждую кочку на местных речках. Таких людей не так уж много. Поэтому вопрос с труднодоступностью заветного плато хоть и находит интересные технические решения, но все же упирается в проблему кадров. Иди лови этого Александра в короткий заполярный летний сезон! Он почти всегда при деле.

Катание на катере, который закладывает крутые виражи на извилистой реке, кренясь с боку на бок на добрые два десятка градусов, — незабываемый аттракцион, но здесь, на границе Таймыра и плато Путорана, он меркнет на фоне красоты первозданной природы. Загадочные горы без вершин сперва появляются смутным пятном на горизонте, а затем становятся все ближе, пока не занимают все пространство вокруг огромного озера, по которому мчит катер. Это не сплошные каменные стены: между горами расстилаются широкие долины, уходящие в бесконечность.

Плато обрывается крутым уступом только здесь, на западной, и еще на северной стороне, а с юга и востока склон пологий. В этом еще одно преимущество путешествия со стороны Норильска.

Именно на плато Путорана расположен географический центр России. И до этого сердца, как уже выяснилось, добраться непросто. Здесь находится самый высокий водопад в стране — Кандинский (108 метров) и еще много разных чудес, но начать знакомство следует с исторической справки о том, что это место — эпицентр древней катастрофы, которая стала причиной самого массового вымирания, известного как Великое пермское.

Произошло это бедствие 252 миллиона лет назад. Речь об извержении супервулканов, застывшую лаву которых в виде базальтовых слоев — сибирских траппов — сегодня можно увидеть на отвесных склонах местных гор.

Но, конечно, не сама эта лава, как в голливудских фильмах, а огромные объемы отравляющих газов привели к гибели 96 процентов морских и 73 процентов наземных видов позвоночных животных. По иронии, теперь плато вызывает самый большой интерес именно богатством и ценностью подводной фауны (муксун, сиг, хариус, арктический голец и прочие виды).

Одни сюда едут рыбаками, другие неизбежно ими здесь становятся, а третьих, как героев этой статьи, самих можно назвать представителями подводного мира.

Лама-йога

Посередине озера Лама стоит катер, к которому привязана похожая на большой надувной матрас плавучая платформа. Под ней трос, уходящий вертикально вниз, — это главный ориентир и опора для ныряльщиков на глубину.

— Как там внизу? Кайфово, когда можешь расслабиться! — с этими словами молодая и очень привлекательная девушка в обтягивающем гидрокостюме перебирается с катера в причалившую к нему резиновую лодку. Она долго смотрит в глаза журналисту, и от этого взгляда, от широкой улыбки и ловких движений ныряльщицы становится немного не по себе, будто поймал влюбленную русалку.

Девушку зовут . Она первый раз принимает участие в соревнованиях по фридайвингу — нырянию на глубину за счет задержки дыхания, то есть без акваланга и прочих технических средств.

— На старте было очень волнительно, но когда оказалась в самом низу, у тарелочки с фонариками, то отпустило, — речь Кати еще небогата специфическими терминами, из-за чего человеку не из тусовки понять ее проще. — У нас такие крутые страхующие! Они как белуги (у этих дядек и правда белые футболки поверх гидрокостюмов) ныряют за тобой, а потом появляются рядом, подплывая уже откуда-то из глубины, и становится очень спокойно.

Иванова поставила личный рекорд, нырнув на 20,5 метра, — это, между прочим, высота семиэтажного дома.

Осознание крутизны происходящего к неискушенному зрителю приходит только некоторое время спустя. Сам соревновательный процесс у фридайверов не пробуждает эмоциональной волны, как, например, хоккей. Ты сидишь в лодке и смотришь на группу людей в гидрокостюмах, каждый из которых выполняет свою функцию: кому-то нырять, кому-то страховать, в случае чего, а кому-то — судить.

— За три минуты до старта ныряльщик ложится на воду и начинается отчет, — объясняет происходящее , еще один новоиспеченный фридайвер и один из организаторов соревнований, руководитель Агентства развития Норильска (АРН). — Можно приехать за полчаса на платформу и сделать несколько разминочных нырков рядом на буйке, тоже со страхующим. Я сделал два таких.

Спокойное созерцательное состояние, в которое попадают немногие зрители, соответствуют духу этого необычного вида спорта, где главное — не отчаянный рывок, яростная сила или способность идти на морально-волевых, когда отказывают мышцы, а концентрация, расслабленность, баланс. Но без должной тренированности, технической подкованности и хорошей физической формы тут тоже не обойтись. У фридайвинга нет прямых аналогов, в чем-то он сродни йоге.

У фридайвинга и йоги масса общего. Та и другая активность связана с психическим и физическим расслаблением, работой с телом через ум и наоборот Марк Кисурин

Марк Кисурин приехал на озеро Лама не только как спортсмен, но и как лектор — с рассказом о связи фридайвинга с йогой. Оказалось, что в местном парк-отеле «Нералах» есть полный набор удобств, включая уютную столовую с огромным телевизором и спутниковым интернетом, где можно проводить целые конференции.

А еще Марк — инструктор по фридайвингу, который помог в этом году подготовить первую партию норильских ныряльщиков из 16 человек, среди которых Максим, Катя и два других отобранных для соревнований спортсмена.

— Попасть на такого уровня состязания сразу после обучения — большая удача, — отмечает Кисурин.

Еще бы, ведь среди участников — звезды мирового уровня: Мария Ольшевская, Михаил Брянцев, Кристина Исеева, , сам Марк и, конечно же, «великий и ужасный» Алексей Молчанов. А как еще охарактеризовать человека, который уже более тридцати раз становился чемпионом в разных дисциплинах и по разным правилам фридайвинга? Не говоря уже об абсолютном мировом рекорде в соревновательном фридайвинге — 136 метров! — и необычных подводных достижениях, что вписаны в Книгу рекордов Гиннесса.

Первые в истории соревнования по фридайвингу на плато Путорана проводились в начале сентября этого года и много чем удивили участников, начиная с погоды, которая тут кардинально менялась изо дня в день. Удивила вода, которая оказалась неожиданно теплой — около 11 градусов у поверхности и 9 градусов на глубине, а еще невероятно прозрачной и даже «доброй».

— Здесь нырять легче, чем на Байкале. При всей внешней суровости здешних пейзажей водичка ласковая, приятная. В Байкале она агрессивнее изнутри, — Марк Кисурин из и про главное озеро России знает не понаслышке.

Надо отдать должное интуиции опытного фридайвера. Ученые готовы подтвердить, что в районе озера Лама и некоторых других местных долинах путоранский климат заметно мягче, чем наверху. Эти самые долины выступают здесь единственным приютом для растительной и животной жизни. А наверху, как утверждает сотрудница парк-отеля «Нералах» Екатерина Иванова, «марсианское поле»: там только камни.

Лучше, а вернее — глубже всех прозрачность и приятность местных вод оценил, конечно, Алексей Молчанов. В первый день, когда фридайверы состязались в дисциплине, предполагающей ныряние с продвижением на глубину по тросу на руках, он погрузился на 85 метров, а во второй, когда ныряли, двигаясь вдоль троса в моноласте или ластах, — на целых 100 метров. Это рекорд России.

Часто в озерах вода мутная, и при погружении быстро становится темно. В Ламе видимость отличная даже на глубине 50 метров: видно и трос, и куда погружаешься Алексей Молчанов

Надо признать, что Лама и духи Путорана, если таковые существуют, не противились Молчанову, а даже, напротив, способствовали рекорду. За день до этого переменчивая погода подняла волну и ветер, которые хоть и не ощущаются на глубине, но не дают спортсмену толком подготовиться и расслабиться перед нырком, но в «день икс» были штиль и солнце, прогревшее воздух до 15 градусов выше ноля, что для нынешних мест большая редкость.

Здешние условия, по словам Молчанова, напоминают ему озеро Глубокое в , ставшее для него за годы тренировок эдаким домашним стадионом.

— Там вода немного холоднее сверху — 8-9 градусов, а здесь 11. Плюс озеро Глубокое находится значительно выше над уровнем моря, отчего нырять там физически труднее, — объясняет Алексей. Однако Лама, конечно, не подходит для абсолютного рекорда: спортсменам пришлось надевать толстые гидрокостюмы, а это дополнительный вес и нагрузка.

Хотя не всем. Мария Ольшевская ныряла в обычном купальнике, как на южном курорте. В 2021 году эта девушка попала в Книгу рекордов Гиннесса, пролежав под водой в проруби 4 минуты и 17 секунд. А на Ламе, во второй день состязаний, она сумела нырнуть на 41 метр.

Кстати, решение о том, на какую именно глубину заявляться, и новоиспеченные, и опытные фридайверы принимают самостоятельно. Сообщают о нем только судьям, а те хранят эту информацию в тайне до старта соревнований. Так удается создать интригу, избежать попыток переплюнуть соперника и в погоне за метражом выйти за пределы разумного, что, как ни странно, у фридайверов не приветствуется.

Другая жизнь

Оказалось, что и на берегу ныряльщики на глубину не похожи на оторванных экстремалов — сноубордистов, горнолыжников или серферов. Это улыбчивые, спокойные, рассудительные люди, возможно, потому, что во фридайвинг чаще всего приходят уже в солидном возрасте.

Характерный пример — королева фридайвинга , мать Алексея. Она пришла в этот необычный спорт на пятом десятке лет, а до этого жила обычной жизнью тренера по плаванию, одна воспитывала двоих детей.

Молчанова стала первой женщиной, достигнувшей 101-метровой глубины, победила на 23 чемпионатах мира, поставила более четырех десятков мировых рекордов, связанных с погружениями и задержкой дыхания.

Наталья оставила после себя авторскую школу, основанную на уникальных методиках и техниках, а вернее, целое племя молчановцев, представители которого теперь на несколько дней поселились на берегу Ламы.

Алексей продолжает дело матери в роли не только крутого спортсмена и рекордсмена, но и главы Федерации фридайвинга. Ему хочется, чтобы состязания на плато Путорана не стали разовым проектом, и Норильск знали как город, в котором можно научиться нырять на глубину с опытными наставниками — даже не ради рекордов, а просто для себя.

Фридайвинг — полезный вид спорта. Он учит людей спокойствию, балансу. Это занятие способствует восстановлению самоконтроля и внутреннего баланса после пережитого стресса Алексей Молчанов

Как уже говорилось выше, у фридайвинга нет аналогов среди других видов спорта. По этой причине многие люди могут прожить всю жизнь, не раскрыв в себе талант ныряльщика.

Примечательно, что именно на Таймыре, где человеку трудно вести тот же образ жизни, что на берегу теплого моря или даже в среднерусской полосе, поиск и развитие новых видов спорта как способ найти новые сценарии жизни — работа, без которой не обойтись, если хочется не деградировать, а развиваться.

— Эту кашу мы заварили еще три года назад, увидев запрос людей на разнообразие, в том числе в спорте, — объясняет логику Агентства развития Норильска ее глава Максим Миронов.

Сначала АРН познакомилось с X-WATERS и в 2021 году провело соревнования по плаванию в Ламе. С того времени в городе стало развиваться сообщество пловцов в холодной воде. Возникла еще и «наземная» инициатива: соревнования по трейлраннингу, то есть бегу на пересеченной местности, в данном случае — горной, на которые в этом году приехали спортсмены из 19 городов.

Наконец пришел черед фридайвинга, который лично для Максима стал неким возвращением к истокам, связанным с желанием свободного перемещения под водой, не стесненного дополнительным оборудованием.

Когда Миронов искал в Норильске тех, с кем вместе нырять, то нашел только дайверов и с 2018 года занялся дайвингом, дойдя уже до уровня дайвер-спасатель.

Но дайвинг и фридайвинг — это две совершенно разные дисциплины, которыми увлечены люди с разной философией и образом жизни.

— Подходы, правила другие и даже химические процессы, которые происходят в организме, — Максим — один из немногих экспериментаторов, кто старается увязать в себе эти два мира подводного плавания.

Привезти фридайвинг на плато Путорана — это тоже своеобразный эксперимент по скрещиванию необычного занятия с необычным местом.

— Фридайвинг человека сильно меняет, и сама по себя Лама — тоже. Посмотрим, что из этого выйдет, но специфика места очень хорошо сочетается с принципами фридайвинга, — говорит Миронов.

В каком-то смысле люди, которых притягивает плато Путорана, уже сделали выбор в пользу другой, не обыденной жизни. Как . Она 16 лет занимается альпинизмом, а на Ламу впервые приехала в 2020 году, чтобы помочь поднять проект парк-отеля «Нералах», когда весь мир сидел по домам.

Ее должность здесь официально называлась «разведчик». К поездке девушка готовилась в течение пяти месяцев, тщательно изучая карты и отчеты туристов.

— Мы приехали сюда в июне, по сути в голое поле. И мне посчастливилось наблюдать здесь смену всех времен года — от весны до зимы, — вспоминает Иванова. Ее задача в том, чтобы найти маршруты, подобрать трекинги под разные категории отдыхающих.

Она познакомилась с безумцами, которые занимаются в здешних краях зимним альпинизмом. Однако и тех людей, что приезжают на Ламу летом, трудно назвать «турпотоком». Во-первых, это всего четыре сотни человек, а во-вторых, каждый из них по-своему особенный.

Да, теперь в каждом домике есть душ, туалет и другие удобства, но наша база остается «летящей». Здесь ничего не стоит на земле и не вредит окружающей среде — это принципиальный момент Екатерина Иванова

* * *

Уже в сентябре парк-отель на Ламе закроется до следующего июня. Скоро здесь выпадет снег и станет, мягко говоря, прохладно. Люди покидают плато Путорана, едва прикоснувшись к его красоте, оставив нераскрытой его загадку. Хотя здесь, как и на Северном полюсе, нетрудно понять, что загадка-то кроется не в горах и озерах, а в людях, которые там трудятся, подобно Саше Волшебнику и Кате Ивановой, и в тех, кто приезжает туда познать себя на сложном турмаршруте, или в глубине озера, или просто порыбачить.

А еще загадка в том, насколько важной является поддержка друг друга в любом деле (особенно на Севере). Даже фридайвинг — тем, кто знает о нем, но никогда не видел соревнований вживую, — представляется занятием для сосредоточенных одиночек, а на самом деле это командный вид спорта.

— Невозможно глубоко нырнуть и поставить рекорд самостоятельно, в одиночку, — объясняет Алексей Молчанов. — Один человек не сможет должным образом настроиться и расслабиться, не имея уверенности в том, что нырок будет безопасным, что рядом — твоя команда.

В ближайших планах у норильчан — вырастить собственного инструктора, без чего невозможно дальнейшее развитие этого вида спорта и обучение новых ныряльщиков, так что фридайвинг, погостив на плато Путорана, на зиму переедет в норильский бассейн. Глубины 4,5 метров, как говорят спецы, вполне хватит для освоения техники заныривания, задержки дыхания и продувки слуховых путей. Но, конечно, глядя на кафельную плитку бассейна, каждый будет мысленно возвращаться на озеро Лама. Как и все мы.

Lenta.ru: главные новости