Войти в почту

"Беспрецедентное за 200 тысяч лет глобальное потепление". Эксперт ООН рассказала, можно ли исправить ситуацию

Почему Парижское соглашение по климату оказалось под угрозой срыва? Сколько у человечества осталось времени, чтобы исправить ситуацию? Сможет ли "климатическая интервенция" остановить глобальное потепление? Об этом корреспондент "РГ" беседует с Вероникой Гинзбург - заместителем директора Института глобального климата и экологии им. академика Ю.А. Израэля. Ученый является ведущим автором третьей рабочей группы только что опубликованного доклада экспертов , на основе которого правительства будут принимать решения по борьбе с глобальным потеплением.

"Беспрецедентное за 200 тысяч лет глобальное потепление". Эксперт ООН рассказала, можно ли исправить ситуацию
© Российская Газета

Вероника Александровна, этот доклад Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) - первый всеобъемлющий отчет после Парижского соглашения 2015 года. Каковы основные выводы?

Вероника Гинзбург: Доклад подвел итоги всего цикла Шестого оценочного доклада, который стартовал в 2015 году после выпуска в 2014 году Пятого оценочного доклада МГЭИК. Что касается основных выводов, то надо напомнить, что в 2015 году в Париже почти 200 странами было подписано соглашение о сдерживании к концу века роста средней температуры на планете по отношению к доиндустриальному периоду на уровне 2 C, а желательно - 1,5 C. Именно этот температурный порог признан критически важным, поскольку за его пределами очень вероятны необратимые изменения во всех природных системах Земли.

В предыдущих докладах МГЭИК о вине человека за глобальное потепление говорилось с осторожностью, на этот раз эксперты категоричны: деятельность человека однозначно меняет климат. Мы имеем дело с беспрецедентным за 200 тыс. лет глобальным потеплением, и скорость его увеличивается. Средняя температура на планете в последние 50 лет росла быстрее, чем в любой другой 50-летний период, по крайней мере за последние 2000 лет. Когда эксперты МГЭИК проанализировали принятые в рамках Парижского соглашения обязательства стран по сокращению выбросов, то выяснилось, что их явно недостаточно, чтобы остановить наступление климата. При сохранении темпов выбросов порог в 1,5 C может быть достигнут уже к 2030 году, а порог в 2 C - к середине века.

Но если хорошие климатические сценарии нам не "грозят", то к чему землянам надо готовиться к концу века?

Вероника Гинзбург: Если будут выполнены обязательства стран по сокращению выбросов, то рост средней температуры на Земле к 2100 году составит примерно 2,8 C, а если даже эти обязательства не удастся реализовать полностью, эта цифра вырастет до 3,2 C.

Чем это грозит? Посмотрим, что происходит сегодня, когда средняя температура на планете по отношению к доиндустриальному периоду повысилась на 1,1 C. Вроде бы не так уж много за 150 лет. Но происходящие на наших глазах изменения климата признаны беспрецедентными. Приведу только несколько выводов доклада МГЭИК. Каждое из последних четырех десятилетий было теплее, чем любое предшествовавшее ему с 1850 года. В период 2006-2018 гг. темпы повышения уровня океана почти утроились по сравнению с 1901-1971 годами. Все климатические модели показывают, что при сохранении темпов роста средней температуры последствия для нашей цивилизации могут быть катастрофическими - затопление огромных территорий, прежде всего стоящих на побережьях мегаполисов, сильнейшие засухи, эпидемии.

Такое будущее алармисты уже назвали климатическим Апокалипсисом, созданным самим человеком. Но объясните, как вообще появились эти пороги "хороших" температур в 1,5 и 2 C и почему все, что выше, грозит катастрофой?

Вероника Гинзбург: Здесь надо напомнить о механизме глобального потепления. Если совсем просто, то высокие концентрации парниковых газов, прежде всего углекислого, удерживают в атмосфере тепло. Это создает дисбаланс энергии и поднимает среднюю температуру на планете. На каждые 1000 Гт CO2 выбросов в атмосферу она повышается примерно на 0,45 C. Зная взаимосвязь между объемом выбросов, их концентрацией в атмосфере и ростом температуры, ученые рассчитали, сколько еще человечеству позволено выбросить этого газа, чтобы не выйти на критические пороги. Оказалось, что у нас в запасе осталось совсем небольшая "порция". Для роста температуры на 1,5 C она может закончиться уже в 2030 году, а для 2 C - в 2070-м.

А сколько человек уже успел "сбросить" в атмосферу СО2? Кто главный поставщик?

Вероника Гинзбург: Для такой оценки используют нетто-выбросы, характеризующие разницу между выбросами СО2 и его поглощением. Так вот, нетто-выбросы с 1850 года, когда началась индустриализация, и по 2019 год составили 2400 гигатонн СО2. В последнее десятилетие они продолжают расти, но темп их роста все-таки уменьшился. С 1990 по 2019 год рост нетто-выбросов составил 54%, с 2010 по 2019 год - 12%. Основные источники парниковых газов - энергетика, транспорт, ЖКХ - их вклад около 78%, на долю сельского хозяйства и землепользования приходится около 22%.

Понятно, что лидируют в "гонке" выбросов развитые страны с их высочайшим уровнем потребления. Но они же первыми взялись за проблему климата. Объявили "зеленую повестку", Европа вообще намерена к 2040 году выйти на нулевые нетто-выбросы. При таких амбициозных планах, может, все же удастся вписаться в требования Парижского соглашения?

Вероника Гинзбург: Да, в европейских странах снижению выбросов уделяется очень большое внимание. Здесь и повышение энергоэффективности, и снижение энергоемкости ВВП, и переход на возобновляемые источники энергии. В 2022 году доля электроэнергии, выработанная на ВЭИ, в впервые превысила долю от сжигания природного газа. А ведь еще недавно казалось, что эти источники не смогут конкурировать с традиционными. Но цены на "альтернативу" резко пошли вниз: за последние десять лет удельные затраты на солнечную энергию снизились на 85%, на энергию ветра - на 55%, на литий-ионные батареи - на 85%, что увеличило их использование в 10 раз для солнечной энергии и в 100 раз для электромобилей.

Все эти меры сокращают прирост выбросов в мире, но не столь значительно, как необходимо. Дело в том, что население растет, увеличивается ВВП на душу населения, развивающиеся страны стремятся жить и потреблять, как развитые. Но им крайне сложно совместить это стремление с "зеленой повесткой". Ведь необходимо внедрять самые передовые технологии, снижать энергоемкость ВВП, повышать энергоэффективность, массово использовать ВИЭ. Для этого развивающимся странам требуется дополнительное финансирование, которое планировалось в рамках Парижского соглашения, но реальные суммы оказались гораздо ниже обещанных.

Давайте представим, судя по нынешней ситуации, почти фантастический вариант. Человечество настолько испугалось атаки климата, что решило сделать все возможное, чтобы все же не перешагнуть порог в 1,5 C. Это сегодня реально? Были такие оценки?

Вероника Гинзбург: Конечно, были. Чтобы не выйти к концу века за порог 1,5 C, человечество должно иметь нулевые нетто-выбросы уже к 2030 году. Почему? Климатическая система очень инерционная, ее трудно "раскочегарить", но если это удалось, то трудно остановить. Увы, "раскочегарить" получилось...

Сегодня все сценарии показывают, что в середине века будут периоды, когда рост средней температуры на Земле уже будет временно превышать пороговый уровень в 1,5 C. И чтобы к концу века все же его достичь, выйти на эту желаемую температурную траекторию, надо поглощать СО2 больше, чем выбрасывать. Применяя в том числе и технологии удаления газа из атмосферы, и его захоронение, например, в геологических слоях или в океане.

Если все усилия по сдерживанию глобального потепления окажутся неэффективны, а последствия все более катастрофические, тогда человечеству, возможно, придется пойти на экстренные меры. Но это будет лишь передышка

Американцы намерены решить проблему климата кардинально. В США принят пятилетний план по "климатическим интервенциям", который предусматривает создание технологий управления климатом. В ряде СМИ даже заявили о климатическом оружии. Эксперты МГЭИК рассматривают такие технологии?

Вероника Гинзбург: В данном случае я не стала бы говорить о каком-то климатическом оружии. Оставим такие "сенсации" журналистам. На самом деле речь идет о проектах, которые могут понизить количество приходящей на Землю солнечной радиации. Предлагается распылять в стратосфере аэрозоли, в частности диоксид серы, для отражения солнечного излучения и снижения температуры. По сути, такие проекты имитируют эффект извержения вулканов, которые выбрасывают в стратосферу огромное количество серосодержащих частиц. Как известно, после мощных извержений температура на планете действительно падала.

Впервые такую идею управления климатом предложил известный советский ученый Михаил Иванович Будыко, затем ее разрабатывал основатель нашего института . Но подобная технология и другие методы регулирования солнечной радиации не воздействуют на главного виновника потепления - на рост концентрации СО2 в атмосфере. То есть мы можем снять симптомы, но не вылечим саму болезнь. Конечно, эти методы воздействия на климат рассматриваются в докладах МГЭИК. Но для экстренного случая. Если все усилия по сдерживанию глобального потепления не дают желаемого эффекта, а последствия становятся все более катастрофическими, тогда человечеству, возможно, придется пойти на экстренные меры, чтобы избежать катастроф. Но это будет передышка. Ведь после извержения вулканов климатическая система постепенно возвращается в исходное состояние. Так будет и с аэрозолями.

Вообще к этой технологии есть много не только научных, но и этических и межгосударственных вопросов. К примеру, эффект от проведения таких экспериментов в одной точке планеты так или иначе отзовется по всему миру. Ведь климат - это единая система. Значит, потребуются какие-то международные соглашения. Критерием для принятия решения должна быть оценка, что может привести к более нежелательным последствиям: выброс аэрозолей или уже происходящие изменения климатической системы. Но важно подчеркнуть, что никакие самые экзотические проекты по уменьшению приходящей на Землю солнечной радиации не заменят мер по сокращению выбросов СО2.

В общем, как говорят некоторые специалисты, "климатическая бомба тикает". Чтобы ее обезвредить, придется максимально сокращать выбросы. Все же насколько это реально? Ведь многим придется затянуть пояса ради будущих поколений, а жить по максимуму хочется здесь и сейчас...

Вероника Гинзбург: Практически во всех докладах МГЭИК подчеркивается, что потенциал для сокращения выбросов огромен во всех сферах деятельности и жизни человека. Эти возможности демонстрирует детальный анализ по секторам, начиная с энергетики и транспорта и заканчивая здоровым питанием. Особо подчеркивается, что все меры по решению климатической проблемы очень хорошо согласуются с целями устойчивого развития. Более того, дают синергетический эффект. Например, это касается сокращения бедности, равноправия, справедливого распределения ресурсов в мире, доступа к передовым технологиям и т.д.