Войти в почту

Страницы Курской битвы: история сражения в письмах родственников журналиста «МИРа»

На этой неделе исполнилось 80 лет с начала одного из решающих сражений Великой Отечественной войны – Курской битвы. Обозреватель «МИР 24» Игорь Наймушин внимательно изучил историю своей семьи и понял, что эту битву выиграли не на поле боя под Прохоровкой в 43-м, а значительно раньше.

Страницы Курской битвы: история сражения в письмах родственников журналиста «МИРа»
© Мир24

«Числа где-то 3-4 июля противник бросил на 800 самолетов. Целый день от зари до зари стоял сплошной гул от самолетов и бомбовых взрывов» – это записки красноармейца Аркадия Федоровича Глазырина. Здесь ему 17 лет. Он командир зенитного артиллерийского орудия. Это – мой дед», – рассказал журналист.

Так началась Курская битва – решающее сражение Великой Отечественной войны. Гитлеровцы бросили сюда почти две тысячи самолетов, столько же танков и миллион солдат. Название операции «Цитадель». Наступая со стороны и , немцы планировали окружить советские войска, а сомкнуть кольцо в районе Курского выступа. Оттуда прямая дорога на .

«Задача имела политический характер. После поражения под Сталинградом очень сильно пошатнулся авторитет , Гитлера лично. Надо было подтвердить, что германская армия полна сил», – сказал историк-исследователь Максим Бромберг.

Советские войска в это время создавали на Курской дуге настоящую цитадель. Восемь оборонительных полос и рубежей, в общей сложности около 300 километров. Рвы, минные заграждения. Оборону строили по новой инструкции, изданной в апреле 43-го. Ротные опорные пункты и батальонные узлы теперь соединяли тремя линиями траншей. Это хорошо маскировало подразделения и давало им возможность маневрировать во время боя вдоль линии фронта.

Ставку немцы делали на передовые технологии: новые танки и самолеты. Фокке-вульф-190, «Фердинанд», «Тигр» и, конечно, «Пантера». Последних к июлю 43-го сошло с конвейера больше 600.

«Я со своим орудием вел огонь по самолетам противника, не переставая целый день. И в этом бою батареей, в которой и было мое орудие, было сбито шесть самолетов противника», – писал дед корреспондента Аркадий Федорович Глазырин.

«Мой дед воевал в составе 121-го зенитного артиллерийского полка. Это было самое начало Курской битвы. До танкового сражения под Прохоровкой оставалась всего неделя», – уточнил Игорь Наймушин.Для 57-тонных «Тигров» Курская дуга стала настоящим испытанием. Впервые немцы применяли здесь эти танки так массово, в наступление бросили сразу 148 тяжеловесов.

«Эта техника должна была пробить мощную оборону. А бронетехника: танки Т-3, Т-4, которые в основном использовались в войсках, войдя в прорыв, должны были решить основные задачи операции. А пробить бреши в нашей обороне должна была новая бронетехника», – сказал военный историк, писатель Валерий Замулин. Свой «Тигр» немцы считали непобедимым. Мощная пушка калибра 88 мм легко пробивала башню Т-34, а стомиллиметровая лобовая броня надежно защищала экипаж. Здесь же впервые пошли в бой новые самоходки «Фердинанд», названные именем их создателя . Истребитель танков сделали на базе не принятого на вооружение одного из проектов «Тигра». Тяжелый, неповоротливый, но с мощнейшей пушкой.

«Да, советские танки ничего не могли сделать с «Фердинандами». А советские солдаты смогли. Они били по гусеницам. Потом подходили сбоку и закидывали гранатами», – отметил историк .

«Чуть позже мы получили приказ прикрыть в районе Понырей на Курско-Орловской дуге 55-ую танковую бригаду с воздуха», – написал дед корреспондента.

Поныри – эту деревню называли курским Сталинградом. Здесь открывался прямой путь для наступления на Курск вдоль железной дороги. Здесь немцы пытались нанести главный удар. Тем, кто защищал этот участок, приходилось стоять насмерть.

«Это было на самом переднем крае под Понырями. Бой был жестоким, где я и был ранен в левый бок», – написал Аркадий Федорович Глазырин.

Главное сражение Курской битвы начнется 12 июля. Сотни советских и немецких танков сойдутся под Прохоровкой. «34-ки» против «Тигров». Лобовая броня немецких монстров держала удары всех танковых орудий. Советские танкисты их брали не силой, а мастерством. Т-34 выскакивал наперерез «Тигру» и отвлекал. Пока немецкий экипаж разворачивал машину или башню для удара, другая «34-ка» внезапно выскакивала сбоку, резко тормозила и тут же наносила удар в слабо защищенный борт.

Эту битву Советский Союз выиграл задолго до ее начала. Специальный план эвакуации всей промышленности с запада на восток в случае войны с Германией разработали еще в 40-м году.

«Вывезти завод просто так нельзя. Ведь промышленность – это не только станки. Это инфраструктура. К чему подключишь, где возьмешь электроэнергию. Вода нужна, для многих металлорежущих станков», – рассказал Максим Бромберг.

«Мне в начале войны было всего 17 лет. Из Нижнего Тагила переехала в . В мае 42-го года меня перевели работать на свердловский машзавод. Назначили контролером. Я уже готовые боеприпасы проверяла» – это воспоминания бабушки Игоря Наймушина Александры Анатольевны Глазыриной. Она, как и миллионы таких же девчонок, вела свою войну в оружейном цеху.

Только на Урале и в Сибири за годы войны построили больше двух тысяч новых заводов. , в то время ЗИС, эвакуировали сразу в несколько городов: , и . Харьковский танковый отправили в Нижний Тагил. Уже в декабре 41-го первый эшелон танков с Урала ушел на фронт. «На конвейере весь процесс был разделен на простые короткие операции, которые можно было освоить за несколько дней. Наши машины могли создаваться вчерашними школьниками», – сказала научный сотрудник выставочного комплекса Светлана Неймышева.

«Много работали, уставала. С едой плохо было. Помню, как варили суп из очисток от картошки. Если бы не работа на заводе, совсем плохо было бы», – писала Александра Анатольевна Глазырина.

Просто перевезти станки и запустить их – не самое сложное. Нужны новые технологии и конструкторские решения. Одно из таких – разработка . Из Киева в Тагил вывезут Институт электросварки. Там и родилась идея создания сварочных автоматов. Сварка танковых корпусов автоматом ускорила процесс почти в пять раз. Каждые полчаса из цеха выезжал новый танк.

«Я помню снаряды с такими хвостиками. Их надо было принимать с особой тщательностью, чтобы никаких зазоров или искривлений. Мы знали, что это снаряды для наших «Катюш», – писала Александра Анатольевна Глазырина.

Свердловский завод №73. Здесь работала бабушка корреспондента. Тогда это было засекреченное предприятие. Каждый день оттуда на фронт отправляли снаряды для знаменитых «гвардейских минометов». Советскому Союзу было чем ответить на немецкие технологии. Танковые колонны вермахта, которые обычно возглавляли «Тигры», чувствовали себя очень уверенно. Но под Курском все изменилось. Советский Ил-2 мог нести всего пару фугасных бомб по 250 килограммов каждая, которыми и попасть по танку было тяжело, да и пробить броню не просто. Чудо-бомбочки, малыши конструктора Ларионова, весом всего по 2,5 килограмма, которыми на Курской дуге стали оснащать штурмовики, наводили ужас не только на пехоту, но и на танковые экипажи. Штурмовики сбрасывали их сотнями. За это Ил-2 немцы прозвали «летающей смертью».

«При подрыве снаряда взрывчатого вещества, они направлялись не в разные стороны, а фокусировались в одну точку. И это позволяло с помощью высокой температуры прокалывать броню. Куда в прокол потом устремлялся весь заряд и выжигал все то, что было внутри», – пояснил старший научный сотрудник Центрального музей Военно-воздушных сил .

Почти 80% от того, что немцы пустили в бой под Прохоровкой, было уничтожено. Это сражение стало катастрофой для Германии. На всей Курской дуге немцы потеряли больше 500 тысяч солдат и офицеров.

«Также приходится нам, артиллеристам, ходить в атаку, а затем нас направляют под , и вот она Победа! Вся гитлеровская армия вместе со своими генералами у нас под ногами», – написал Аркадий Федорович Глазырин.

«Моей семье повезло. Дед смог выжить в огненном аду под Курском. Он освобождал , Польшу, Чехословакию, штурмовал укрепрайоны Германии. Но ничего этого могло и не быть, если бы Советская Армия не выстояла на Курской дуге», – заключил корреспондент.