Войти в почту

Россияне пожаловались губернатору на реконструктора, катающего детей на немецкой самоходке

В уральской глубинке разгорается нешуточный скандал. Активисты поселка Смеловский Верхнеуральского района во главе с бывшей старостой ополчились против местного жителя , который приобрел немецкую самоходку Marder-III для участия в военно-исторической реконструкции. А заодно наряду с конными экскурсионными маршрутами по историческим местам стал предлагать катания на этом танке.

Активисты не могли смириться с рассекающей по поселку бронемашиной с немецкими крестами на бортах. Обвинив индивидуального предпринимателя в пропаганде фашизма в популярном местном паблике «, помоги!», они написали письмо губернатору Челябинской области. В отношении Котельникова, который только в ноябре уволился из армии, имеет три правительственные награды, начата прокурорская проверка. В столь неоднозначной ситуации разбирался спецкор «МК».

Фото: vk.com/»Черников брод»

В обращении к губернатору Челябинской области Алексею Текслеру местная жительница Ольга Мельник указала, что у них в поселке Смеловский с недавних пор находится танк времен Великой Отечественной войны, который принадлежит гражданскому лицу. Все бы ничего, но он фашистский. Казаки катают на нем детей, устраивают развлекательные мероприятия. В день начала войны, 22 июня, немецкая самоходка проехала по поселку. «Лично я считаю, что это пропаганда фашизма», — констатировала Мельник.

Активистка рассказала, что они обращались как в полицию, так и к местным властям. И услышали, что придраться не к чему, все законно, у владельца техники коммерческая деятельность зарегистрирована.

На странице спортивно-туристического центра «Черников брод», где и стоит самоходка, расписана экскурсионная программа. Организаторы предлагают конные маршруты выходного дня и катания на танке. Можно посетить памятник погибшим борцам за власть советов, братскую могилу на поселковом кладбище, Храм преображения господня, Скифские курганы, Царскую дорогу, почувствовать себя сподвижником Емельяна Пугачева…

Катание на танке организаторы позиционируют, как «потрясающее развлечение для всех и каждого». Указано, что «можно переодеться в советскую или германскую форму Второй мировой войны и сделать фотографии».

Местные активисты считают, что подобные покатушки на бронемашине с немецкими крестами на бортах, это не что иное, как «оскорбление памяти предков». Приводят доводы, что из этой самоходки убивали, что «она ездила по костям наших дедов». В полиции же говорят, что проводили проверку, в ходе которой было установлено, что это техника не аутентичная, основание самоходки сделано из советского тягача, на который была установлена башня от Marder-III.

В соцсетях по поводу немецкой бронемашины также идут нешуточные бои. Одни встали на сторону активистки Мельник, отмечая: «Не для того моя прабабка четырех сыновей не встретила с войны, чтобы танки со свастикой сейчас разъезжали по нашей земле». «У меня дед дошел до Берлина, колхоз, в котором работа моя бабушка, деньги на танк собирал. А теперь я вижу немецкую самоходку у себя под окнами». «Не должны дети кататься на немецком танке. Что это еще за аттракцион? Это явное неуважение к предкам».

Другие призывали: «Люди, опомнитесь, воевала не техника, а люди, управляющие ей». И удивлялись: «Как можно не отличить крест от свастики, реконструкцию от пропаганды фашизма?» А также убеждали: «По поводу пропаганды: мне кажется, наоборот, это отличное напоминание против кого и чего боролись наши деды и прадеды». «Крест на танке — это историческая правда, ненависть к фашизму. Вы видели фотографии ребят с реконструкции событий военной поры, сколько наших бойцов с автоматами и пулеметом Максим противостояли этой самоходке? Путь они и дальше хранят память о войне. Это надо помнить».

Нашлись и те, кто вопрошал: «Куда смотрит власть?» Администрация Верхнеуральского района тут же отчиталась, сообщив, что по данному обращению написано официальное письмо в для того, чтобы они дали правовую оценку данному факту.

Нам удалось связаться с владельцем техники Денисом Котельниковым, который не согласился с обвинениями в свой адрес.

— Тысячи людей по всей стране занимаются военной реконструкцией. С исторической достоверностью воссоздают эпизоды сражений, предметы обмундирования, макеты вооружения, воинскую иерархию, — говорит Денис Котельников. — И вот одной нашей неравнодушной женщине не понравилась наша самоходка. Ольга Мельник написала письмо губернатору, администрация отреагировала, и начала проводить проверку на предмет законности проведения мероприятий, использование данной техники.

Фото: vk.com/»Черников брод»

Денис рассказывает, что они не сразу пришли к реконструкции событий Великой Отечественной войны.

— У нас с друзьями-казаками есть небольшой конный клуб, свои лошади. В клубе занимаются поселковые девчонки и парни. К нам обратились реконструкторы из с предложение реконструировать события Первой мировой войны. У нас есть лошади, они нашли форму, обмундирование, как русской армии, так и немецкой. Мы несколько эпизодов Первой мировой войны отыграли. Дальше организаторы решили реконструировать события Гражданской войны. Нашли буденовки, бурки, папахи. Следующим этапом, когда ребятам удалось раздобыть бронированную разведывательно-дозорную машину (БРДМ), они провели реконструкцию событий афганской войны. Во всех этих мероприятиях участвовало несколько клубов исторической реконструкции.

Постепенно, по рассказам Дениса, пришли к реконструкции событий Великой Отечественной войны. Любителей военной истории заинтересовал знаменитый Кущевский бой, когда в августе 1942-го кубанские казаки пошли атакой на немецкие танки и артиллерию. Сначала шли тайно, просачиваясь через лесополосы, а потом внезапно перешли в галоп. Казачью лаву уже ничто остановить не могло. Немцы дрогнули, бросили пушки и отступили.

— Это была блестящая тактическая победа, остановившая на определенный срок продвижение немецких войск на Кавказ. Потом там был установлен памятник «Казакам-гвардейцам». Его видят все, кто проезжает по автотрассе «Дон». Мы решили воспроизвести события августа 1942-го. У нас были шашки, кони, казацкая атрибутика, бурки. В реконструкции должны были участвовать немецкие танки, которые наши бойцы должны были героически останавливать. Я сам в недавнем прошлом танкист. Только в ноябре уволился из вооруженных сил. Меня учили управлять этой техникой, я всю жизнь этим занимался. Купил немецкую самоходку. Согласитесь, было бы глупо, если бы кавалеристы в конном строю атаковали американскую, японскую или советскую технику.

Также реконструкторы решили воссоздать события военных лет, когда в ходе Харьковской оборонительной операции погиб командир 16-ой гвардейской кавалерийской дивизии генерал-майор Минигали Шаймуратов.

— Эта кавалерийская дивизия формировалась как раз в наших местах, из местных казаков. В разгар войны оказалась в немецком тылу, была вынуждена с большими потерями прорываться оттуда к своим. Военачальник погиб в бою от разрыва снаряда, который был выпущен из немецкого танка. Вот эти два эпизода хотели реконструировать, поэтому и появилась немецкая самоходка. Эту технику начали выпускать еще до войны, после Победы она в качестве трофеев попала в Красную армию. Мы пригнали Marder-III на хутор 11 июня. Ребята-реконструкторы проводили репетицию. Жители поселка, увидев, что ездит самоходка, останавливались, подходили к нам, спрашивали, что за техника, фотографировались. Просили, чтобы их покатали. Мы решили, почему бы и нет? Нашим активисткам это резануло глаз. Крику было! Фашисты хутор захватили, на танке катаются! Решили написать губернатору и все закрутилось.

— Местные активисты вас обвинили в пропаганде фашизма.

— И еще в отсутствии патриотизма. И, заметьте, кого обвинили? Я, например, имею три государственные награды: медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» и две медали «За отвагу». У одного парня-реконструктора, кто был командиром танка, — орден Мужества и медаль «За отвагу», у другого, кто служил у меня в подразделении, — орден Мужества и две медали «За отвагу». Наш главный организатор, директор магнитогорского благотворительного фонд «Патриот» Андрей Замесин, прошел Афган, имеет ордена и медали. Эти ветераны не понаслышке знают, что такое война, им не нужно объяснять, что такое хорошо, а что такое плохо. Они в «горячих» точках, на поле боя, доказали свою любовь к родине.

— Активистов больше всего возмутили немецкие кресты на бортах бронемашины.

— Сейчас проводится прокурорская проверка на предмет законности нашей деятельности и как раз в отношении всех этих знаков и символов. Мы не используем символы, которые входят в официальный перечень запрещенной символики. У нас нет свастики. Те знаки что есть, не запрещены законодательством. Их можно использовать в исторической реконструкции. У наших красноармейцев — пилотки со звездами, автоматы, есть пулемет «Максим». У немцев, соответственно, своя атрибутика, которая не содержит свастики. В реконструкции, кстати, участвовала не только наша самоходка, но и немецкий мотоцикл с пулеметом. Я сам переодевался в фашиста, потому что эта самоходка моя, я ей управлял. Там ведь должно быть право на управление. Я был единственный, кого «из немцев» не убили в ходе боя, а взяли в плен. А потом уже «расстреляли».

— На самоходную установку есть необходимые документы?

— Она оформлена по закону, поставлена на учет как гусеничный вездеход, у нее есть государственный номер. У меня есть водительское удостоверение тракториста-машиниста, которое дает право на управление этой техникой. Все, что положено по закону, было сделано. Если сейчас прокуратура проведет проверку непредвзято, то никаких нарушений выявлено не будет. Мы занимаемся не только реконструкцией, но и туризмом, краеведением.

На следующий день после нашей беседы, 26 июня, мне позвонил Денис Котельников и рассказал, что, когда он уехал по делам, к нему домой в 6 утра нагрянули около 30 правоохранителей. Перевернули весь дом, пытаясь отыскать снаряды от самоходки, которых априори быть не может.