Ещё

«Новый этап взаимодействия»: как Москва и Анкара рассматривают возможность совместного производства ЗРК С-400 

Москва и Анкара могут совместно производить ЗРК С-400?
Фото: РИА Новости © Министерство обороны РФ
и  могут наладить в будущем совместное производство систем ЗРК С-400, сейчас стороны ведут переговоры об условиях такого формата взаимодействия. Об этом рассказал глава (ФСВТС) РФ  в эфире турецкого телеканала.
проявляет интерес к покупке ещё одной партии российских систем ПВО, диалог о совместном производстве ведётся в контексте возможной сделки. По мнению экспертов, эта практика не означает полную передачу технологий другой стране. Не помешает заключению контракта и тот факт, что Турция является членом : сторонам предстоит найти общий знаменатель в сугубо технической области, считают аналитики.
готова обсуждать перспективы совместного производства ПВО С-400 «Триумф» с турецкой стороной. Об этом заявил глава Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) РФ Дмитрий Шугаев в эфире турецкого телеканала Ekoturk.
«В дальнейшем мы готовы прорабатывать возможность технологического сотрудничества. То есть участия турецких компаний в производственном процессе», — отметил Шугаев, пояснив, что такие переговоры уже ведутся.
Однако этот процесс требует времени и является трудоёмким, добавил он.
«Очевидно, что такой формат сотрудничества предполагает некий новый этап взаимодействия — более сложный, доверительный, в котором важно найти баланс соблюдения наших интересов», — приводит его слова агентство «Интерфакс».
Эти заявления прозвучали в контексте обсуждения перспектив второй поставки российского зенитно-ракетного комплекса С-400 Турции. По словам Шугаева, переговоры находятся сейчас на продвинутой стадии, ожидается итоговое решение турецкого руководства по этому вопросу.
О том, что Анкара может принять участие в производстве ЗРК С-400 глава ФСВТС упоминал и ранее, в марте 2020 года. Говоря тогда о возможности дополнительной поставки ЗРК турецкой стороне, Шугаев пояснил, что опцион предполагает «определённое участие» Турции в производстве.

География покупок

Напомним, первая сделка на поставку Турции российских комплексов ПВО С-400 была подписана Москвой и Анкарой в апреле 2017 года. Контракт предусматривал передачу турецкой стороне четырёх дивизионов ЗРК общей стоимостью в $2,5 млрд 45% от этой суммы Турция выплатила в качестве аванса, остальная часть средств выплачивается турецкой стороной в кредит. Уже осенью 2019 года все компоненты ЗРК были поставлены турецким военным.
В начале мая 2020 года глава секретариата оборонной промышленности Турции сообщил журналистам, что развертывание приобретенных у России систем ПВО С-400 в Турции продолжается.
«Процесс установки С-400 продолжается, уже введены в эксплуатацию определенные элементы», — заявил турецкий чиновник.
Он добавил, что, хотя контракт подразумевает обучение и техническую поддержку с российской стороны, российские сотрудники не имеют полного доступа к поставленным Турции батареям ЗРК С-400.
Следует напомнить, что Турция является страной-участницей Североатлантического альянса и её сотрудничество с Россией в оборонно-технической сфере давно вызывает раздражение у американского руководства.
Вашингтон неоднократно угрожал Анкаре санкциями за покупку российских ЗРК. Американская сторона считает, что посредством развёрнутых С-400 Москва сможет получить доступ к техническим характеристикам новейшей авиации НАТО. Ключевой мерой, применённой США по отношению к Турции, стало исключение турецкой стороны из программы строительства самолётов F-35.
Как заявил осенью 2019 года руководитель Джим Риш, Анкаре «не видать» поставок F-35, пока в Турции развёрнуты российские системы ПВО.
Напряжённость достигла такого уровня, что в декабре 2019 года президент Турции даже пригрозил закрыть для американских военных доступ к военной базе Инжерлик, расположенной в Турции.
Недопонимание между Анкарой и Вашингтоном сохраняется. В середине мая 2020 года спецпредставитель США по Сирии и один из ведущих американских специалистов по связям с Турцией Джеймс Джеффри сообщил, что именно вопрос приобретения турецкой стороной российских систем ПВО является главной проблемой в американо-турецких отношениях.
Военный эксперт считает, что поставки американской военной техники обычно имеют ярко выраженную политическую подоплёку.
«США готовы поставлять оружие тем государствам, которые лояльны им. Турция долгое время была южным форпостом блока НАТО. Но как только в отношениях Анкары и Вашингтона наметилось некоторое охлаждение, тотчас начали страдать и оборонные контракты, а турецкое руководство столкнулось с угрозой санкций», — напомнил эксперт в беседе с RT.
Как отметил в комментарии RT военный эксперт, старший научный сотрудник , решение Анкары по ЗРК С-400 закрепляет многовекторную ориентацию её внешней политики.
«Теперь Турция из военно-политического партнёра Вашингтона окончательно превращается в самостоятельного игрока, независимого от американской внешнеполитической линии. Приобретение высокотехнологичных вооружений всегда создаёт прочные продолжительные связи между поставщиком и покупателем из-за необходимости проводить техобслуживание и модернизацию. География таких покупок всегда тесно завязана на политике», — подчеркнул эксперт в комментарии RT.
Руководство Турции не только не готово отказываться от уже приобретённых вооружений, но, напротив, намерено развить отношения с Россией в сфере ВТС. В июле 2019 года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что планирует наладить совместное с Россией производство систем ПВО.
«Нам заявляли, что мы не сможем приобрести российские ЗРК, однако уже восьмой самолёт с элементами С-400 приземлился сегодня в Анкаре. Процесс завершится в апреле 2020 года. Теперь наша цель — совместное с Россией производство», — заявил тогда турецкий лидер.
Следует отметить, что в последние годы Турция прилагает активные усилия для развития собственной оборонной промышленности и импортозамещения иностранных поставок.

Оборонный альянс

По мнению экспертов, стремление Анкары включиться в совместное с Москвой оборонное производство является частью курса на развитие турецкой оборонной промышленности.
Важным достижением турецкого ВПК стало создание собственных ударных БПЛА. Уже в 2015 году такие аппараты начали поставляться турецкой армии. В мае 2017 года турецкими военными был испытан ещё один беспилотный аппарат — Anka-S, сконструированный компанией Turkish Aerospace Industries (TAI). Машина способна нести боеприпасы весом в 200 кг, дальность полёта аппарата — 200 км.
Сейчас турецкие конструкторы работают над ещё одним ударным дроном Akinci, способным нести полезную нагрузку до 1350 кг и находиться в полёте до суток. Двигатели для дрона производятся на украинском предприятии «Ивченко-Прогресс» (Запорожье).
В Турции также развито производство гражданского стрелкового оружия, страна активно экспортирует такую продукцию. В 2014 году была создана и собственная штурмовая винтовка MPT-76 (Milli Piyade Tufegi — национальная пехотная винтовка) компании MKEK. Ранее турецкая армия снабжалась стрелковым оружием, изготавливаемым по иностранным лицензиям и технологиям.
Однако в вопросе создания такой высокотехнологичной военной техники, как новейший танк или истребитель пятого поколения, Турции пока не удалось продвинуться слишком далеко, хотя подобные проекты и были инициированы руководством республики.
Тем не менее Турция располагает технологической основой для сотрудничества по производству С-400. Такого мнения придерживается Алексей Леонков.
«Другой вопрос заключается в квалификации этой технической базы, отвечает ли она тем требованиям, которые Россия предъявляет при создании военной техники. Именно это и является одним из предметов переговоров, чтобы технологии сопрягались», — отметил эксперт.
По словам Василия Кашина, турецкая сторона, может, к примеру, производить боекомплекты для комплекса, ремонтировать отдельные электронные блоки и производить другие работы.
«За термином «совместное производство» может скрываться совершенно разный уровень передачи технологий и уровень локализации этой продукции. При этом факт нахождения Турции в блоке НАТО не создаст препятствий для такого сотрудничества», — уверен эксперт.
Как пояснил Василий Кашин, частичная передача технологий изначально была заложена в качестве одного из условий сделки. Это условие не содержит каких-либо «подводных камней» для российской стороны.
«Будет произведён глубокий технический анализ относительно того, какие элементы комплекса могут быть переданы Турции, а какие нет. Кроме того, обычно такие системы в экспортной конфигурации имеют некоторые отличия от тех, которые стоят на вооружении российских ВС. В рамках совместного производства вполне реально учесть все риски и свести их к минимуму», — отметил эксперт.
В то же время, это сотрудничество выгодно России как с экономической, так и с политической точек зрения, уверен Василий Кашин.
Схожего мнения придерживается и Алексей Леонков.
«Экспортные варианты российской техники по своим тактико-техническим характеристикам отличаются от той техники, которая поставляется в российские вооружённые силы, поэтому совместное производство не будет означать передачу собственных технологий. Зато будет увеличен объём российского оборонного экспорта», — подытожил эксперт.
Видео дня. Сотрудники МЧС России вместе с сотрудниками ХимСпаса пытаются локализовать последствия аварии
Комментарии 7
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео