Ещё

Военные объекты России в Беларуси: быть или не быть? 

Военные объекты России в Беларуси: быть или не быть?
Фото: Евразия Эксперт
В конце мая завершается действие 25-летних соглашений, по которым на территории размещаются российские военные объекты — РЛС «Волга» и узел связи «Антей». В ряде белорусских СМИ участились публикации, которые ставят под вопрос дальнейшую судьбу этих объектов, представляя их как предмет для «торга» между и . Уместен ли торг, какую функцию выполняют эти объекты в белорусско-российской системе стратегической обороны, и что будет, если соглашения не продлят? Читайте в статье директора Центра исследований стран Балтийского региона Института региональных исследований Балтийского федерального университета им. И. Канта Юрия Зверева.
Будущее российских объектов в Беларуси
Шестого января 1995 г. и Беларуси заключили два соглашения, которые закрепили правовой статус российских военных объектов, оставшихся на белорусской территории после распада СССР — узла Барановичи системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и радиостанции Вилейка. Отдельный радиотехнический узел (ОРТУ) с РЛС «Волга» контролирует Зарубежную Европу и районы патрулирования американских и британских подводных лодок с баллистическими ракетами «Трайдент» (ПЛАРБ) в Северной Атлантике и Норвежском море. В свою очередь, радиостанция Вилейка перекрывает районы Атлантического, Индийского и частично Тихого океанов, обеспечивая связью атомные подводные лодки российского ВМФ на дальности до 10 тыс. километров.
Я не буду останавливаться на юридических деталях этих документов — их можно посмотреть здесь и здесь. Отмечу лишь, что соглашения, которые, согласно их условиям, могут продлеваться по письменной договоренности сторон, были заключены на 25 лет с момента вступления в силу (31 мая 1996 г. для российской стороны и 7 июня 1996 г. для белорусской стороны). При этом в случае нежелания одной из сторон продлить срок действия соглашений она должна письменно уведомить другую о принятом решении за 12 мес. до окончания срока их действия. Времени остается совсем немного, и в связи с этим в ряде негосударственных белорусских СМИ появились достаточно многочисленные публикации, посвященные дальнейшей судьбе российских военных объектов в Беларуси [1].
Большинство аналитиков сходятся на том, что соглашения будут так или иначе продлены. Однако при этом высказываются и мнения, что указанные объекты в силу их стратегической значимости для  могут стать предметом «интеграционного торга» и даже давления на нее, что конфликт Минска и Москвы якобы «достиг стадии взаимного шантажа», что закрытие российских объектов может угрожать обороноспособности России. Поднимаются вопросы вроде «рискнет ли Минск потрепать нервы Москве за „эти две базы“ в Беларуси?» и тому подобные.
Еще раз уточню, что речь не идет об официальной позиции Минска [2]. Тем не менее, этот информационный шум, на мой взгляд, нельзя игнорировать. Он является достаточным поводом для того, чтобы еще раз разобраться в том, что представляют собой российские военные объекты в Беларуси, какова их стратегическая значимость и есть ли у России им замена, если события все же начнут развиваться по наихудшему сценарию.
Первая цифровая РЛС Начнем с РЛС 70М6 «Волга» [3], истоки которой относятся еще к 1976-1977 гг., когда Научно-тематический центр ЦНПО «Вымпел» разработал первый эскизный проект развития и совершенствования СПРН СССР. В качестве базовых РЛС в ней должны были функционировать станции метрового диапазона «Дарьял», а вот между ними для создания сплошного двухдиапазонного радиолокационного поля по всей периферии СССР предполагалось строить РЛС «Волга» дециметрового диапазона. При этом РЛС «Волга» должна была стать первой отечественной твердотельной, цифровой РЛС дальнего обнаружения.
В 1981 г. главным конструктором этой РЛС был назначен А. Н. Мусатов [4] из  (НИИДАР). Он предложил построить подсистему из четырех дециметровых РЛС «Волга», каждая из которых должна была работать на своей частоте. Хотя стоимость проекта выглядела чрезмерно дорогой, и высказывались опасения, что мощные станции «забьют» все системы спецсвязи и создадут помехи польскому телевидению, что было чревато международным скандалом, идея Мусатова получила поддержку тогдашнего министра обороны СССР маршала Советского Союза Д. Ф. Устинова. Он предложил для начала построить одну боевую станцию.
Первое время ее планировали разместить в районе () и использовать для отслеживания пусков китайских баллистических ракет. Но после принятия американцами решения о размещении в  баллистических ракет средней дальности (БРСД) Pershing II станцию «Волга» переориентировали на западное ракетоопасное направление. Ее было решено разместить в Белорусской ССР в 48 км юго-восточнее города Барановичи, 8 км северо-восточнее города Ганцевичи. Но хотя станция и находится ближе к Ганцевичам, ее наиболее распространенное название все же РЛС или радиотехнический узел Барановичи (официально — 474-й отдельный радиотехнический узел).
В дальнейшем планировалось дополнительно развернуть РЛС «Волга» вблизи и , но эти планы так и не были реализованы, и РЛС этого типа в Беларуси осталась единственной в своем роде.
Первоначальный проект станции, однако, подвергся критике [5] со стороны экспертной группы, которая потребовала доработать его перед представлением заказчику. Главный конструктор А. Н. Мусатов посчитал претензии несправедливыми и обратился к министру обороны и в КГБ с обвинениями в адрес руководства НИИДАР. В итоге специальная комиссия и партийные органы признали его заявление клеветническим, и в 1982 г. полковника Мусатова уволили (причем не только из института, но и из Советской Армии). В дальнейшем разработкой РЛС «Волга» руководил С. И. Миронов, затем — А. С. Самусев, потом снова С. И. Миронов.
В 1983 г. был одобрен упрощенный и удешевленный эскизный проект РЛС. Постановление Совета Министров СССР о строительстве на территории Беларуси РЛС «Волга» вышло 20 августа 1984 г. 12 июня 1985 г. была сформирована воинская часть и началось строительство объекта 3546. Серийное производство передающих модулей было поручено специально созданному заводу микроэлектроники «Днепровского машиностроительного завода им. В. И. Ленина» (ДМЗ) в , приемных модулей — Южному радиозаводу (ЮРЗ) в г. Желтые Воды (Днепропетровская область).
Проблемы строительства и обслуживания
Узел планировалось ввести в строй в 1989 г., но после распада СССР работы были заморожены. Суверенной Беларуси РЛС СПРН не была нужна. России больше не угрожали БРСД Pershing II, ликвидированные согласно советско-американскому Договору о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) 1987 г., и у заказчика не сложилось единого мнения о том, необходима ли данная станция в составе СПРН вообще. Денег на строительство хронически не хватало, как недоставало и оборудования (по некоторым данным, к моменту распада Союза успели произвести только четверть оборудования из состава станции). Интерес к РЛС «Волга» вновь появился у России лишь тогда, когда стало ясно, что сохранить две действующие РЛС СПРН «Днепр-М» и достроить РЛС «Дарьял-УМ» в Скрунде () не удастся [6], и что после прекращения их работы у российской СПРН возникнет опасная «брешь» на северо-западном ракетоопасном направлении [7].
В связи с этим с ноября 1998 г. активное строительство «Волги» возобновилось, но тут же натолкнулось на новые трудности. Значительная часть оборудования станции, хранившаяся на временных складах, уже успела прийти в негодность. Наладить производство антенных модулей в г. Рыбинск не удалось, а попытка купить уже изготовленные, но не оплаченные модули у «Днепровского машиностроительного завода» застопорилась из-за конфликта о цене (украинская сторона хотела получить за них с учетом инфляции в четыре с лишним раза больше, чем предлагала российская, которой выделили бюджетные средства без учета инфляции). В конечном итоге после долгих переговоров РФ в 1999 г. все-таки заплатила (сколько именно — история о том умалчивает) за часть изготовленных модулей, которых хватило примерно на 1/3 полотен приемника и передатчика [8].
Первое наблюдение космического аппарата с помощью РЛС «Волга» было проведено 12 апреля 2000 г. С июня по ноябрь 2000 г. прошли предварительные испытания станции. 18 сентября 2001 г. начались государственные испытания и 20 декабря 2002 г. станция была поставлена на опытно-боевое дежурство. 1 октября 2003 г. РЛС «Волга» была принята на вооружение. Это позволило на 85% компенсировать брешь, возникшую после ликвидации узла в Скрунде, и восстановить контроль над районами патрулирования американских и британских подлодок с БРПЛ «Трайдент» в Северной Атлантике и Норвежском море.
РЛС «Волга», однако, ввели в строй с существенно ограниченными боевыми характеристиками в связи с неполным объемом передающей и приемной аппаратуры [9].
Из-за того, что в ее полотне не хватает большого числа антенных модулей, станция не видит на максимальную дальность. А получить новые или даже заместить вышедшие из строя невозможно — производство в России так и не было налажено, а о поставках с Украины не приходится говорить даже не по известным политическим причинам, а просто потому, что заводы-производители антенных модулей для «Волги» прекратили профильную деятельность, а то и существование еще задолго до «Майдана» 2013-2014 гг. [10]
Еще пятнадцать лет назад отмечались проблемы с поддержанием станции в рабочем состоянии из-за того, что она была оснащена старой «эксклюзивной» аппаратурой, которая нигде, кроме как на «Волге», не используется, и для обслуживания которой уже тогда оставались единицы специалистов. К тому же, как отмечал известный военный эксперт П. Л. Подвиг, РЛС «Волга» никогда не была рассчитана на замену РЛС в Скрунде и не в состоянии компенсировать их потерю.
Замена «Волге»
В связи с потерей РЛС в Латвии и закрытием ряда других станций СПРН за пределами России в РФ было решено начать развертывание новых РЛС СПРН большой дальности высокой заводской готовности (ВЗГ) метрового («Воронеж-М» и «Воронеж-ВП»), дециметрового («Воронеж-ДМ») и сантиметрового («Воронеж-СМ») диапазонов разработки «НПК „НИИДАР“. ВЗГ означает, что эти станции модульной конструкции [11] монтируются из готовых контейнеров заводского производства [12] на заранее забетонированных площадках за срок, не превышающий 1-2 лет (старые РЛС СПРН „Волга“ или „Дарьял“ даже в лучшие годы строились 5-9 лет). При этом, если строительство РЛС СПРН „Днепр“ стоило в ценах 2011 г. 5 млрд рублей, станции „Дарьял“ — 20 млрд, то РЛС „Воронеж“ — около 3-4 млрд Потребляемая мощность новой РЛС составляет в зависимости от модификации от 0,7 до 10 МВт, тогда как, например, у Печорской РЛС (»Дарьял») — 50 мегаватт (для обеспечения ее энергией пришлось специально строить Печорскую ГРЭС мощностью 100 мегаватт, из которой половина шла на нужды РЛС).
Я не буду рассматривать весь ход развертывания станций СПРН «Воронеж», поскольку это выходит за рамки тематики этой статьи. Упомяну только о двух станциях, имеющей к ней непосредственное отношение.
Первая — это головная РЛС «Воронеж-М» и первая РЛС семейства «Воронеж» вообще в поселке Лехтуси Ленинградской области. Она была впервые запущена в конце декабря 2005 г., поставлена на опытно-боевое дежурство в марте 2007 г. и на штатное боевое дежурство 11 февраля 2012 г. По имеющейся открытой информации, эта станция с максимальной дальностью обнаружения 4200 км контролирует пространство от Марокко до Шпицбергена и восточного побережья США. Она в определенной степени заменила собой уничтоженные РЛС в Скрунде и частично перекрыла зону действия узла Барановичи.
Вторая — это РЛС СПРН «Воронеж-ДМ» [13], построенная в самом западном российском регионе — Калининградской области — на аэродроме Дунаевка (хотя чаще всего местом ее размещения называют ближайший город Пионерский, в котором находится военный городок для военнослужащих, проходящих службу на этой РЛС). Станция с максимальной дальностью обнаружения 6000 км была запущена 29 ноября 2011 г, заступила на опытно-боевое дежурство с июня 2014 г и на штатное боевое дежурство в декабре 2014 г. Она практически полностью перекрывает зону ответственности российской РЛС СПРН «Волга» около поселка Ганцевичи (Беларусь), а также зону ответственности РЛС «Днепр» в Мукачево (Украина) [14], контролируя пространство в западном ракетоопасном направлении.
Глашатай для подлодок
Что касается радиостанции Вилейка (43-го узла связи ВМФ РФ), то своим появлением она обязана особенностям проникновения радиоволн в толщу морской воды и необходимостью поддерживать радиосвязь с подводными лодками в подводном положении.
Дело в том, что для приема передач на длинных, коротких или ультракоротких волнах, которые сильно ослабляются при прохождении через толстый слой соленой морской воды, подводная лодка должна всплыть на поверхность или, по меньшей мере, подвсплыть на перископную глубину, чтобы выдвинуть над поверхностью моря антенну, что делает ее уязвимой для сил и средств противолодочной обороны (ПЛО) противника. К тому же, с подлодкой нельзя связаться в любой момент, если возникнет такая необходимость — связь привязана к заранее утвержденному графику. А вот сверхдлинные волны (СДВ) (более 10 км) очень низких частот (ОНЧ) (3 — 30 кГц), отражаясь от ионосферы, распространяются на тысячи километров за горизонт, и проникают в воду на глубину до 20 и более метров.
Конечно, такая связь односторонняя (принимать передачи можно, но передавать что-то в ответ — нет), скорость связи крайне мала (порядка нескольких знаков в минуту), а для приема подлодка должна использовать выпускаемую буксируемую антенну длиной от сотен метров. Но, как говорится, лучше уж так, чем никак. Можно, по крайней мере, передать распоряжение использовать другие каналы связи или кодовые сигналы на выполнение тех или иных действий.
Первыми ухватились за идею СДВ-связи с подводными лодками в нацистской Германии, где весной 1943 г. к северу от города Кальбе в Саксонии ввели в эксплуатацию первую мощную (1000 кВт [15]) СДВ-радиостанцию «Голиаф» (Der Goliath). После поражения Германии район Кальбе перешел под контроль советских войск (хотя сразу после войны его короткое время занимали американцы, а потом британцы). Трофейный передатчик демонтировали, и в 1947 г. отправили в Советский Союз. Там он был полностью восстановлен в поселке Дружный Кстовского района Горьковской (ныне Нижегородской) области и 27 декабря 1952 г. впервые вышел в эфир, продолжая находиться на боевом дежурстве по сей день.
Затем в СССР была созданы свои СДВ ОНЧ радиостанции. Вторая советская СДВ-станция «Геркулес» вступила в строй под Хабаровском в 1962 г. А вот третья — «Антей» — с передатчиком мощностью 1000 кВт как раз и была построена в 10 км к западу от города Вилейка Минской области (БССР).
Решение о строительстве станции было принято постановлением Совета Министров СССР от 6 августа 1958 г. и она начала работать 22 января 1964 г. В сентябре 1988 г. «Антей» был поставлен на боевое дежурство.
Строительство станции именно в БССР определялось не только близостью к Атлантике, но и удельным сопротивлением Земли конкретно в месте строительства — для заземления СДВ-антенн чем оно меньше, тем лучше.
В дальнейшем в СССР были построены и другие СДВ-станции для связи с подводными лодками: «Атлант» в Архангельской области (1970 г.), «Прометей» в Киргизии (1974 г.), «Зевс» на Кольском полуострове (1985 г.) [16] и «Геракл» в Краснодарском крае (1987 г.). Помимо этого ВМФ России недавно получил радиопередающие устройства СДВ-диапазона Р-643 «Пятидесятник». Каждое из них размещается в двух обычных морских контейнерах, которые можно легко перебросить на грузовых трейлерах, кораблях или самолетах в нужные районы.
Выводы
Таким образом, ни один из российских военных объектов в Беларуси не является незаменимым. Зону действия РЛС «Волга», которую, как указывалось выше, по объективным причинам ввели в строй с существенно ограниченными боевыми характеристиками, перекрывают более современные РЛС «Воронеж-М» в Ленинградской области и «Воронеж-ДМ» в Калининградской области. К тому же, есть и космический эшелон СПРН, состоящий из спутников предупреждения о ракетном нападении Единой космической системы (ЕКС) «Купол».
Менее очевиден вопрос со станцией «Антей» в Вилейке. В силу понятных причин распределение функций и зон ответственности между отечественными СДВ-станциями связи с подводными лодками является закрытой информацией. Тем не менее, можно предположить, что функции передатчика «Антей», который не является единственным в своем роде, вполне могут в случае необходимости взять на себя другие СДВ-станции (еще в 2007 г. в открытой печати писали, что «если Белоруссия „попросит“ этот объект со своей территории, то Россия потеряет важное (но не ключевое!) звено в управлении силами ВМФ», которое смогут заменить аналогичные станции).
Означает ли это, что Россия должна отказаться от своих военных объектов в Беларуси? Нет, не означает. Да, они могут быть заменены на другие в случае острой необходимости, но у каждого из них есть своя роль в системе обеспечения безопасности России и Союзного государства. И рушить эту налаженную систему не стоит. У России и у Беларуси осталось еще немного времени на раздумья и обмен мнениями. Хочется верить, что соглашения будут продлены на условиях, устраивающих оба союзных государства для обеспечения нашей общей безопасности.
Юрий Зверев, директор Центра исследований стран Балтийского региона Института региональных исследований Балтийского федерального университета им. И. Канта
[1] Например [1]; [2]; [3]; [4]; [5]; [6]; [7] и др.
[2] Министерство обороны Республики Беларусь еще в августе 2018 г. заявило, что в  «оценка целесообразности продолжения или прекращения этих договоров будет осуществляться министерством обороны с учетом национальных интересов Беларуси».
[3] Данный раздел написан на основе данных из книги М. Первова «Системы ракетно-космической обороны России создавались так». Изд. 2-е доп. — М. : АИВАРУС-XXI, 2004. С. 449-452, сборника «Несекретно о совершенно секретном. Очерки истории Производственного объединения „Днепровский машиностроительный завод им. В. И. Ленина“. — Днепропетровск: Журфонд, 2013, а также открытых Интернет-источников, прежде всего — „Волга“ — РЛС [4] Мусатов Александр Николаевич (06.04.1925-07.08.2008) — участник Великой Отечественной войны. Окончил Военную академию связи им. С. М. Буденного (1955 г.). Работал в ЦНИИ-108. С 1959 по 1982 гг. — в филиале ЦНИИ-108 (ныне ОАО „НПК „НИИДАР“). Под его руководством создавался сложный комплекс аппаратуры возбудителя излучаемых сигналов и системы фазирования передатчиков РЛС „Дунай-2“. Был главным конструктором РЛС „Дунай-ЗУП“, „Дунай-ЗУ“ и „Волга“. Лауреат Государственной премии (1978 г.). Награжден орденами Трудового Красного Знамени, Знак Почета, 12 медалями, кандидат технических наук (1963 г.).
[5] Из-за чрезмерной сложности (десятки тысяч передающих модулей) и дороговизны (разработка серии РЛС различных диапазонов).
[6] Россия хотела сохранить за собой объект в Скрунде на правах аренды на 10 лет.
[7] Недостроенная РЛС „Дарьял-УМ“ была взорвана 4 мая 1995 г. в соответствии с договором о выводе российских войск из Латвии. РЛС „Днепр-М“ прекратили работу 31 августа 1998 г. 1 сентября 1998 г. началась работа по их демонтажу, завершившаяся 19 октября 1999 г.
[8] По проекту РЛС должна была иметь 5700 передающих и 5180 приемных модулей (Очерки истории Производственного объединения „Днепровский машиностроительный завод им. В. И. Ленина“. С. 112).
[9] Очерки истории Производственного объединения „Днепровский машиностроительный завод им. В. И. Ленина“. С. 118.
[10] „Днепровский машиностроительный завод“ перестал производить передающие, приемные устройства и аппаратуру цифровой обработки (СВУ) для РЛС „Волга“ еще в 1995 г. и переключился на выпуск цифровых телефонных станций. Но, судя по всему, неудачно, так как к настоящему времени на некогда гигантском предприятии с примерно 15 700 занятыми (1990 г.) осталось лишь около 100 человек. А „Южный радиозавод“ в 2006 г. был объявлен банкротом и затем полностью разрушен. Как пишут очевидцы, посетившие то, что осталось от завода, весь металл был вывезен, а здания полностью уничтожены. Сейчас на месте бывшего высокотехнологичного гиганта со штатом более 4000 человек лишь пустырь из бетонной крошки.
[11] Модульность позволяет быстро заменить устаревшие узлы или добавить новые.
[12] Двадцать три контейнера (РЛС СПРН „Дарьял“, для сравнения, состоит из 4070 единиц различной аппаратуры).
[13] Вторая дециметровая станция этого типа в стране после РЛС „Воронеж-ДМ“ в Армавире Краснодарского края.
[14] РЛС СПРН „Днепр“ в Мукачево в 1992 г. стала собственностью Украины. 6 июля 1992 г. государства СНГ (кроме Республики Молдова) подписали. Соглашение о средствах систем предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства. В соответствии с этим соглашением украинские РЛС СПРН в Мукачево и Севастополе отправляли информацию на центральный командный пункт СПРН, подчиненный Космическим войска России, получая за это, по разным данным от 0,8 до $1,5 млн в год. 26 февраля 2009 г. РЛС в Севастополе и Мукачево прекратили передачу информации в Россию и стали работать исключительно на Украину. После возвращения Крыма в состав России вместо старой РЛС в решено построить в Севастополе новый радар „Воронеж-М“, который должен войти в строй в 2024 г.
[15] Самый мощный радиопередатчик в мире в то время.
[16] В отличие от других отечественных СДВ-передатчиков „Зевс“ работает на сверхнизких частотах (СНЧ), Электрические импульсы, проходящие через толщу Земли и воду, могут приниматься подводными лодками на глубинах до 200 м.
Видео дня. В Сети возмутились кроссовками Киркорова за миллион рублей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео