Ещё

The Nation (США): Стивен Коэн о новой холодной войне 

Я — Джон Бэчелор (John Batchelor), и это программа «Джон Бэчелор шоу». Сегодня у нас в гостях (Stephen Cohen), профессор Нью-йоркского университета, , специалист в области истории . (…) Если вспомнить его статью о новой холодной войне, опубликованную в прошлом году, там говорится о том, что дело дошло до того, что теперь существует вероятность случайного, и в данном случае — сознательного конфликта, военного конфликта между Россией и ее союзниками, возможно, и странами поменьше, с одной стороны, и , или  и НАТО. Этого пока не случилось, хотя есть случаи демонстрации (силы) — , , страны Балтии. Однако сегодня мы начнем с того, что, возможно, не показалось вам частью новой холодной войны, но, совершенно очевидно, что это напрямую связано с новой холодной войной. Речь идет о балансировании на грани ядерной войны, которое заставляет нас вспомнить о временах первой холодной войны. Одной из причин этого балансирования на грани ядерной войны является система вооружения, которая способна доставить ядерное оружие не только до территории США, но до наших объектов в море и где угодно. Я хочу обратить ваше внимание на заголовок в Би-би-си, постараюсь быть беспристрастным, Би-би-си не считается антироссийским сайтом. «Загадочная ракета», пишет Би-би-си, «Какую ракету испытывала Россия в Арктике?». И в подзаголовке — «Пять российских инженеров-атомщиков погибли в результате взрыва ракетного двигателя». Их похоронили в , закрытом городе, расположенном к югу от , где производят ядерные боеголовки. Как заявили в , российской государственной корпорации по атомной энергии, специалисты проводили испытания ядерной энергетической установки, но технических подробностей не сообщили.
Д. Б. — Добрый вечер, Стивен. Это настоящая холодная война? Настоящая? Россия демонстрирует ракету с ядерным оружием, ядерным двигателем. И в результате взрыва погибло, по меньшей мере, пять человек, которых похоронили так, что доступа к телам не было. Но можно быть уверенными, что, как следует из сообщения Би-би-си, был повышен уровень радиации, которая распространилась на определенное расстояние и достигла города, расположенного рядом с местом проведения испытаний на северо-западе страны. Во-вторых, возможно, что это была крылатая ракета с ядерной энергетической установкой. Ракета, которая способна лететь с гиперзвуковой скоростью, другими словами, которая неуязвима для систем противоракетной обороны, установленных на военных судах США, и может маневрировать на протяжении чрезвычайно продолжительного времени и уничтожить, скажем, суперавианосец или боевой флот. И это можно объяснить только тем, что Россия вступила в гонку, гонку ядерных вооружений.
С. К. — Думаю, что одной из причин, — и я говорю это без особой радости, — является то, что многое, о чем я говорю в вашей передаче, вообще звучит зловеще… (…). Но гораздо важнее то, что новая холодная война более опасна, чем предыдущая. Наша политика заставляет нас говорить об этом, а политика России заставляет нас в каком-то смысле действовать. Поэтому это происшествие, когда, судя по всему, русские проводили испытания крылатой ракеты с ядерной энергетической установкой, напоминает нам, что эта новая холодная война более опасна. Отчасти потому, что появилась новая ядерная техника, отчасти потому, что появились новые средства доставки ядерного оружия, позволяющие сократить время его доставки до каких-то нескольких минут. Мы говорили об истории, я отчетливо помню это время — это был март 2018 года, когда Путин объявил, что в России создана новая система ядерного оружия, средство доставки ядерного оружия, которая способна обойти американские системы ПРО. (…) Все эти годы мы создавали обстановку для этих действий. И эту обстановку можно в памяти восстановить. И если позволите, я очень коротко напомню предысторию, обстановку, в которой произошел этот инцидент с ядерным оружием, с ядерной ракетой. В западных и особенно в американских СМИ многие злорадствуют по поводу этого взрыва в России. Я же злорадствовать не могу, поскольку совершенно очевидно, что идет новая гонка ядерных вооружений, и она очень опасна, опаснее, чем предыдущая. Предыстория этого, если коротко, такова. На мой взгляд, спровоцировали эту новую гонку ядерных вооружений Соединенные Штаты. Поворотным моментом стал 2002-й год, когда президент объявил об одностороннем выходе США из Договора по противоракетной обороне. Значение этого договора заключалось в том, что он предусматривал запрет на создание, испытание и развертывание всех систем ПРО для борьбы со стратегическими баллистическими ракетами. И этот договор обеспечивал безопасность. Потому что, пока он действовал, ни одна из сторон не могла рассчитывать на то, что сможет нанести первый удар, не получив ответного удара. Мы вышли из этого договора и сказали, что будем создавать системы ПРО, щит вокруг США, защищающий нас от российских ракет (кстати, о том, что это логично, писали многие журналы, в том числе и «Форин афферс»). Это значило, что у США может появиться возможность нанесения упреждающего ядерного удара без получения ответного удара. И когда мы вышли из этого договора и начали размещать эти системы ПРО вокруг России, наступил этот поворотный момент. (…) Что сделала Россия? Она начала разрабатывать — на протяжении примерно дести лет — серьезное оружие, ракеты, которые называют гиперзвуковыми, способные летать на очень большой скорости, очень низко и, как говорят русские, способны обходить любые системы ПРО. И мы не можем от них защититься. Таким образом у России теперь есть то, чего нет у нас (…). И именно в процессе разработки этих новых гиперзвуковых ракет произошел этот инцидент. И почти наверняка это была одна из этих ракет, о которых говорили русские.
Д. Б. — Согласно той скудной информации, которая у нас есть, эти погибшие, эти пять человек — конструкторы, программисты, инженеры-исследователи, специалисты по испытаниям — проводили эксперимент, во время которого произошел взрыв с возгоранием. И в результате возник скачок радиации, который отмечался и в расположенном неподалеку городе. Работа еще не завершена, но инцидент указывает на то, что, что они проводили испытания какой-то части ядерной силовой установки.
С. К. — И эти испытания проходили в той обстановке, о которой я только что сказал, то есть, это была реакция России на наше решение выйти в одностороннем порядке из договора о ликвидации всех систем противоракетной обороны.
Д. Б. — Речь идет не об одном виде ракет, а о целом семействе ракет.
С. К. — Да, и русские, судя по всему, разработали такое оружие. Я говорю «судя по всему», так как русские об этом заявили, а наша разведка это не опровергла. И они показали, продемонстрировали достаточно всего, что может служить доказательством этого. Носителями такого оружия могут быть подводные лодки или ракетная техника…
Д. Б. — Беспилотные подводные аппараты.
С. К. — Да, я спутал, не подводные лодки, а подводные дроны. Но у этого инцидента есть и вторая сторона. Это держится в секрете, (…) каким был выброс радиации, куда и как ветер разнесет радиоактивное облако и насколько велика угроза для населения, и все остальное. И русские это скрывают, что вполне понятно. Но проблема в том, что это является частью истории ядерного оружия. Например, об этом есть книга Эрика Шлоссера (Eric Slosser), она называется «Управление и контроль» (Command and Control), возможно, вы о ней знаете. Слышали о такой?.
Д. Б. — Это та книга о ядерном испытании и аварии?
С. К. — В своей книге Эрик Шлоссер рассказывает обо всех или о многих неизвестных ядерных катастрофах, произошедших в США за 50 лет. Так вот, что я хочу сказать, катастрофы и строжайшая секретность являются неотъемлемой частью гонки ядерных вооружений«.
(После перерыва)
Д. Б. — Сегодня у нас в гостях профессор Нью-йоркского и Принстонского университетов Стивен Коэн. Мы говорим о новой холодной войне. Холодная война — это контекст. И в этом контексте мы узнаем новости из России, о которых сообщила европейская служба Би-би-си — о гибели пяти инженеров, которых похоронили в «закрытом городе» (как эта фраза соответствует духу холодной войны). Закрытый город — это Саров. И инцидент этот, к сожалению, имеет отношение к новой гиперзвуковой ракете с ядерной энергетической установкой, которая взорвалась во время проведения испытаний, в результате чего произошло возгорание. Это вызвало резкое повышение уровня радиации в расположенном неподалеку городе, который сохранялся 40 минут. В Северодвинске. Это «военный город», но все равно там живут люди и их дети. А еще (…) существовала вероятность распространения радиации. Но этой радиации боялись и во времена первой холодной войны. Радиация считалась оружием, которым невозможно управлять. Стив, я говорю об этом лишь потому, что вы выросли в страхе, который сопутствовал холодной войне. Прятались под парту и, сидя в классе, старались не смотреть в окно. Но нас сейчас слушают многие люди, которые считают, что это было давным-давно и уже в прошлом. Я думаю, что события, произошедшие недавно в северном российском городе Северодвинске, указывают на то, что необходимо вновь разрабатывать просветительскую программу и учить людей тому, что надо делать с ядерным оружием.
С. К. — В школе мне велели прятаться под парту, чтобы защититься от радиации. Конечно же, делать это было бесполезно. И руководство школы, которое заставляло нас это делать, знало, что это бесполезно. Нас пытались убедить, что то ядерное оружие, которое стремительными темпами и в огромных количествах создавали обе страны, и Советский Союз, и США, находится более-менее под контролем. И если оно выйдет из-под контроля, мы должны спрятаться под парту, и все будет хорошо. Но посмотрите, как с этим обстоит дело в России, есть сообщения о том, что люди штурмуют аптеки и скупают йод, препараты, содержащие йод. (…) Потому, что йод якобы защищает от радиоактивного поражения. Не знаю, так ли это, но я думаю, что если речь идет об огромных дозах радиоактивного облучения, то защитить от этого ничто не сможет — ни йод, ни другие средства. На мой взгляд, русские, русский народ, который боится, живет в страхе, которого напугали гонкой ядерных вооружений и всей этой секретностью, верит, что йод защитит, и в случае необходимости побежит по аптекам и будет скупать этот йод, которого может и не хватить, поскольку в аптеках он может закончиться. Йод — это примерно то же самое, что советы лезть под парту. И проблема здесь — гонка ядерных вооружений, которая очень опасна. (…). Мы обвиняем русских, что они все держат в строжайшем секрете, но мы, по-видимому, делаем то же самое, поскольку в своей книге «Управление и контроль» Эрик Шлоссер пишет о [наших] ядерных катастрофах, о которых нам не говорили. (…). Гонка ядерных вооружений очень опасна тем, что она чревата авариями и катастрофами, и если они случаются, защититься от их последствий практически невозможно. Опасность заключается еще и в том, что власти — российские и американские — не говорят, во-первых, о том, в чем опасность этих аварий, и, во-вторых, сколько таких аварий произошло. Поэтому я говорю, когда узнал об этом взрыве в России, то вспомнил лучший роман Хемингуэя «По ком звонит колокол» и ответ поэта : «он звонит и по тебе», по всем нам. И то, что случилось в России, является еще и предупреждением для американских злорадствующих СМИ.
Д. Б. — Стив, у меня есть вопрос, вы очень внимательно следите за российской прессой. Вот это новое ядерное оружие, можно ли сказать, что оно появилось потому, что Россия напугана, и это ее реакция на русофобию, на антироссийские настроения в Вашингтоне. Русские что, считают, что мы собираемся нанести по ним удар, и готовятся к какому-то превентивному удару по Москве?.
С. К. — Именно об этом и говорят в российских СМИ. Я назвал бы российские СМИ безответственными. Конечно же, в основном безответственными. Есть «говорящие головы» наподобие Джона Бэчелора и Стивена Коэна, задающие вопросы, которые задаете вы. И в основе этих вопросов — желание узнать и понять, потому что эти публичные интеллектуалы понимают обстановку и знают о разработке ядерных вооружений, — так же, как и мы здесь это знаем. Русские их публично спрашивают: «Почему они размещают свои системы ПРО так близко к нашим границам, они что, хотят получить возможность нанесения первого удара?». Но вспомним 2002 год, когда Джордж Буш-младший объявил об одностороннем выходе США из Договора по противоракетной обороне, предусматривавшего запрет на размещение таких систем противоракетной обороны. После этого те представители российского политического истэблишмента, которые с недоверием относятся к США и, кстати, критикуют Путина за то, что он слишком наивно верит обещаниям США, стали все больше убеждаться в том, что американцы действительно готовятся нанести первый удар. Кстати, почему в нашей стране в ходе так называемых президентских дебатов не задают этих вопросов. Один из вопросов, который следовало бы задать — собираются ли они нанести первый удар. Этот вопрос следует задавать всем кандидатам в президенты, поскольку это экзистенциальный вопрос.
Д. Б. —… Итак, мы со Стивеном Коэном говорим о новой холодной войне. После перерыва мы обсудим другой аспект этой новой холодной войны. Как сообщила «Уолл-стрит джорнэл», в Москве прошла акция протеста против путинской администрации, в которой приняло участие 58 тысяч человек, и происходило это совсем рядом с Кремлем.
Трансляция жесткого порно всерьез напугала зрителей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео