Войти в почту

В Пальмире российские саперы используют новейшую робототехнику

Сотрудники Международного противоминного центра Вооруженных сил используют новейшие робототехнические комплексы отечественной разработки при разминировании исторической части и жилых кварталов сирийской Пальмиры, сообщил журналистам начальник Инженерных войск ВС РФ генерал-лейтенант .

В Пальмире российские саперы используют новейшую робототехнику
© РИА Новости

"Исходя из опыта действий в Пальмире в прошлом году, в Алеппо, мы поняли, что есть необходимость достаточно серьезно применять технические средства, чтобы обнаруживать взрывоопасные предметы, не используя при этом сапера. Сегодня промышленность серьезно подключилась, нас обеспечила необходимым, мы это опытно эксплуатируем и будем принимать на вооружение", — сказал он.

Ставицкий отметил, что робототехника "показала свою функциональность достаточно хорошо, особенно в местах, куда очень трудно попасть саперам".

Как пояснил специалист противоминного центра Сергей Матвейкин, сотрудники центра используют в Пальмире три робототехнические новинки — досмотровые роботы "Сфера" и "Скарабей", а также многофункциональный робототехнический комплекс "Уран-6".

"Робототехнический комплекс "Сфера" служит для проведения доразведки тоннелей, колодцев, "Скарабей" выполняет задачу по доразведке глубоких и темных тоннелей, "Уран-6" используется для сплошного разминирования местности от взрывоопасных предметов с использованием тралящего оборудования", — уточнил он.

Он отметил, что "Скарабей" состоит из маленькой машинки на колесной базе и пульта дистанционного управления.

"На машине имеется видеокамера, которая позволяет нам получать изображение по радиоканалу. Он уникален своими маленькими габаритами, что позволяет нам использовать его в различных тоннелях, ущельях, куда невозможно залезть саперу, — в труднодоступных, опасных местах. Робот был создан в кратчайшие сроки. Имелись некоторые аналоги, он был доработан по требованиям инженерных войск", — добавил он.

Комплекс "Уран-6" — гусеничный радиоуправляемый минный трал — призван в буквальном смысле подрывать собой взрывные устройства, проезжая по заминированной местности. Робот уже смог уничтожить около 200 бомб в Пальмире.

"Этот робот уже использовался для разминирования в Пальмире, в Алеппо, тогда он был рассчитан на подрыв взрывчатого вещества массой четыре килограмма в тротиловом эквиваленте. Была проведена модернизация тралящего оборудования, что позволило обеспечить его взрывоустойчивость к подрыву массой до 10 килограммов в тротиловом эквиваленте. И благодаря "Урану-6" мы обеспечили разминирование взрывоопасных предметов после боев, не допуская туда человека", — отметил Матвейкин.

"Ураном-6" управляет оператор с дистанции не менее 50 метров. Причем пульт управления с бронежилетом и шлемом общей массой около до 35 килограммов он вынужден носить на себе. Тут на помощь специалистам пришла еще одна новейшая разработка, созданная российскими инженерами, — экзоскелет.

По словам оператора Галима Джалилова, экзоскелет весит не более пяти-шести килограммов и выдерживает нагрузку до 50 килограммов.

"Он дает возможность носить на себе 30-35 килограммов, не замечая груза, усталости, температуры. Раньше постоянно все носил на себе, было гораздо труднее", — пояснил Джалилов.

Экзоскелет позволяет оператору делать практически любые движения и работать без устали по нескольку часов. "Я в своей практике не видел ничего похожего на то, что сейчас на мне", — сказал специалист.

Как отметил командир отряда разминирования полковник , все робототехнические новинки серьезно облегчают работу саперов и обеспечивают их безопасность.

Там, где не справляется техника, на помощь саперам приходят четвероногие помощники. Сапер Артем Пантюхин с немецкой овчаркой по кличке Хантри ("Охотница на мины", как он сам переводит эту кличку) обнаружил более 50 взрывных устройств.

"Все они в основном иностранного производства. Собаки по-своему универсальны и работают лучше любого миноискателям, это я вам как кинолог говорю", — утверждает он.

На сегодняшний день российские военные очистили более 600 гектаров территории, обезвредив более 1,8 тысячи взрывоопасных предметов и самодельных взрывных устройств.

В жилой зоне российских саперов поджидало множество "сюрпризов", оставленных террористами. Работать здесь сложнее, чем в исторической части.

"Движемся гораздо медленней — в городе очень много разрушений, ребятам тяжело идти, они более внимательны. Попадаются провода, различные "нажимники" (мины нажимного действия), различные фугасы", — поделился командир отделения сержант Тимур Рахимов.

Для работы в городе саперы используют "глушилки" для подавления различных сигналов связи.

"При прохождении попадается много разрушений. Приходится проверять каждый камень, каждый объект представляет собой опасность, приходится внимательно проверять, осматривать очень тщательно", — отметил он.

Террористы оставили здесь много ловушек для саперов. Многие фугасы имеют не по одному способу подрыва и часто установлены по нескольку в одном месте, что осложняет задачу военным. "Стоит одна адская машина, затем вторая. Скорее всего, будем уничтожать на месте", — рассказал командир подрывной группы об одной из находок.

Между тем в Пальмиру начали возвращаться мирные жители. Среди них — доктор Муауя аль-Хатыб. "Думал, что ничего не найду. Но, слава богу, здесь наступил мир. Террористы не пожалели ни камня, ни домов, ни людей. Но надежда есть, что будем строить нашу страну при помощи наших друзей — русских и остальных", — сказал он.

По его словам, в городе очень мало врачей, люди нуждаются в помощи. "Я здесь родился, здесь похоронены мои родители. Нужно помогать, чтобы вернуть жизнь в этом городе. Уже даже три-четыре маленьких магазинчиков открылись", — добавил он.

Доктор говорит по-русски. Сюда он вернулся из России, куда вместе с семьей уехал после захвата Пальмиры в 2015 году. Его супруга вернется в Пальмиру позже.

"Она — русский врач, 17 лет работала здесь. Все приходили, она помогала. Когда в 2015 году шла война, она в клинике оказывала помощь бесплатно. Последний день, когда город был практически захвачен, с помощью российского посольства и военных нас вывезли. По дороге были мины, мы попали в аварию, у жены переломы, у меня раны, но, слава богу, уехали и вывезли с собой трех маленьких детей", — вспоминает он.

Муауя аль-Хатыб, найдя свою клинику, не узнал ее. Доктор обнаружил, что все разграблено, а стены расписаны.

"Это варварство, не по исламу зайти в чужой дом, заселиться, воровать. Вот школа: здесь учились дети до шестого класса. Она была полностью оборудована, но террористы все обокрали, сожгли. Остался забор и здание, где невозможно учиться. У них нет ничего святого", — заявляет он.

По его словам, в городе разрушено многое, включая храмы и мечети. "Они не признают других религий. Сожгли храм. У нас дома стояла икона. Они пришли и ножом ее испортили. Когда узнали, что у меня жена христианка, а я мусульманин — а по их закону она должна принять ислам — в мое отсутствие устроили суд надо мной. Теперь якобы если они меня поймают, — отрежут голову", — говорит он.

Он добавляет, что "пустые улицы — это страшно".

"Как говорят, рай без людей — это не рай. Пальмира — жемчужина пустыни. Город жил, развивался, люди ходили свободные, в безопасности", — отмечает он.

Доктор признался, что если бы в Пальмиру не пришли российские саперы и военные полицейские, которые обеспечивают там порядок, он бы не вернулся в родной город. По его словам, теперь, когда здесь наступил мир, он не уедет и будет помогать соотечественникам в восстановлении мирной жизни.