Ещё

Тегеран обеспокоен ростом антииранских настроений в Ираке 

Тегеран обеспокоен ростом антииранских настроений в Ираке
Фото: Вести Экономика
, 17 сентября — «Вести. Экономика» Во время церемонии Ашура в , которая прошла на этой неделе, радикальный лидер иракских шиитов Муктада ас-Садр занимал место между верховным лидером аятоллой и командующим спецподразделением «эль-Кудс» в составе КСИР Касемом Солеймани. Символизм этого момента сложно недооценить, учитывая, что это место обычно занимают одни из самых уважаемых высокопоставленных лиц Исламской Республики, такие как лидер Хасан Насралла.
В эти дни сложно себе представить, что Садр мог бы занимать подобное место. Он известен иракскими националистическими и антииранскими настроениями. Но Садр — искушенный игрок. Его семья тесно связана с иранскими исламскими революционными силами, его отношения с Ираном никогда не разрывались. Он жил в Куме много лет и ориентируется в жизни духовной и политической элиты Ирана.
Присутствие Садра в Иране на церемонии Ашура не должно шокировать. Тем не менее, этим шагом Тегеран дает понять и региону, что он остается ключевым посредником в иракской политике. И  должны отреагировать на это.
Перед отъездом в Иран Садр раскритиковал премьер-министра Ирака Аделя Абдул Махди за то, что он не обуздал связанные с Ираном Силы народной самообороны (PMU). Ссылаясь на заявление заместителя лидера PMU Абу Махди аль-Мухандиса о том, что Силы народной самообороны создадут «военно-воздушные силы» при поддержке Ирана, Садр разместил сообщение в твиттере, в котором попрощался со своей страной. Хотя Абдул Махди ясно дал понять, что Мухандис выступал не от имени иракского правительства, Садр написал в Твиттере: «Это переход от правового государства к бунту. Если правительство не предпримет решительных действий, я перестану оказывать поддержку».
Али Мамури сообщил, что «старший лидер Сайрунского союза Садра Сабал аль-Саиди заявил, что Садр выполняет сложную работу по противодействию формированию военно-воздушных сил PMU, и ему удалось предотвратить такой опасный шаг». Мамури добавил, что «публичное присутствие Садра между Хаменеи и Сулеймани — явный признак того, что Садр обсуждает политический проект с Ираном», включая возможность замены Абдула Махди. Нельзя сказать, чтобы в Иране были явные признаки недовольства премьер-министром, поэтому это маловероятно. Политические элиты Ирака могут попытаться избежать противодействия действующему премьер-министру Ирака, что станет разрушительным прецедентом для страны, которая заинтересована в том, чтобы укрепить суверенитет. Садр также делает ставку на Наджаф, не только на Багдад.
В Иране Садр может посетить не только Багдад, но и Наджаф, где размещается семинария аль-Хавза аль-Илмийя, несущая ключевое значение для изучения ислама и для власти Ирака.
«Другой шиитский священнослужитель, Аммар Хаким, сформировал сильную оппозицию против Абдула Махди. В июле прошлого года Хаким организовал волну протестов против правительства Абдула Махди по всему Ираку. Он стал лидером протестов, которые Садр возглавлял в течение многих лет. Похоже, поездка Садра в Иран — это попытка вернуть себе лидерство, которое обрел Хаким. Различия между Садром и Хакимом связаны с давней историей соперничества между двумя семьями за лидерство шиитских общин, особенно в религиозной семинарии Наджафа», — отметил Мамури.
«Присутствие Садра на церемонии в Иране говорит о том, что он пытается подвести итог правлению аятоллы Али Систани в иракской политике. До сих пор Систани одерживал верх в формировании правительств и реализации крупных перемен в стране. Теперь Садр занял место между двумя наиболее влиятельными фигурами в Иране, дав понять, что он представляет Ирак в обсуждении иракских национальных вопросов. Отец Садра, Мохаммед Садек аль-Садр критиковал Систани, отмечая, что он слишком пассивен в политических вопросах. Младший Садр начал войну против американских войск в городе Наджаф в 2004 году, несмотря на возражения Систани».
То, что Садр находился рядом с Хаменеи во время церемонии Ашуры говорит о том, что Тегеран — ключевой внешний арбитр иракской политики. Садр никогда не разрывал связи с Ираном, однако его националистический посыл в Ираке и его визит доброй воли в Саудовскую Аравию в 2017 году, никто не одобрил. Эти иракские националистические настроения набирают обороты. На этой неделе Мустафа Саадун выступил с заявлением об инициативе Совета представителей (парламента) по назначению лидеров PMU. Тегеран предпочел бы, чтобы Садр смягчил антииранскую риторику и перенаправил популистские высказывания против врагов Ирана: США, Израиля и Саудовской Аравии.
Иран также реорганизует свои активы и силы в Ираке, пишет Мамури, основываясь на данных иранских источников. Фракции PMU в парламентском блоке ФАТХ, возглавляемые партией Дава бывшего премьер-министра , могут лишиться своей эффективности в глазах Ирана. Мамури добавляет, что в сознании общественности многие представители PMU связаны с коррупцией, контрабандой алкоголя и наркотиков, азартными играми и другим нелегальным бизнесом. В этом контексте лидер Ирана считает Садра важным, пусть и неуступчивым партнером в иракской политике.
США, которые «многое могут предложить», могут воспользоваться другой возможностью.
Визит Садра в Иран предоставляет возможность администрации Трампа.
«США должны конкурировать с Ираном в Ираке. Нам есть что предложить», — заявил представитель .
Единство и сила Ирака в интересах США и Ирака. Это был бы наилучший ответ на махинации Ирана, который пытается расколоть и ослабить Ирак.
В последние недели четко дал понять, что Трамп привержен суверенитету и партнерству Ирака.
И примером этого является заявление, сделанное в прошлом месяце, в котором выражается поддержка «суверенитета Ирака» и говорится о выступлении «против любых потенциальных действий со стороны соседей, которые могут привести к насилию в Ираке» в ответ на предполагаемые авиаудары Израиля по базам PMU в Ираке. Пентагон добавил, что «Иран не должен использовать иракскую территорию, чтобы угрожать другим странам региона», и что «дестабилизирующая деятельность Ирана подрывает безопасность Ирака и увеличивает риск региональных конфликтов».
И общие интересы США и Ирака касаются не только Ирана. Согласно недавнему докладу Пентагона, «укрепило возможности повстанцев» в Ираке. Для этого нужно постоянное и углубляющееся взаимодействие с иракскими силами безопасности.
На этой неделе Пентагон подчеркнул, что воздушный удар по Исламскому государству в провинции Салахуддин был совместной операцией, проведенной коалицией, действующей против ИГИЛ, возглавляемой США, и иракскими контртеррористическими силами.
США и Ирак выиграют, если Иран поймет, что Ирак является надежным союзником США, а не просто средством «максимального давления». Продолжая привлекать Абдулу Махди и президента Бархама Салиха как партнеров в борьбе с Исламским государством и решении региональных проблем, США показывают, что они поддерживают иракский суверенитет.
Я больше не могу: звезда Playboy идет в президенты страны
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео