Ещё

Морской бой. Зачем Трамп балансирует на грани войны с Ираном 

«Это действительно сделал , и вы знаете, что они сделали это, потому что вы видели катер», — заявил 14 июня президент , комментируя телеканалу FoxNews видео, на котором моряки с иранского катера якобы снимают неразорвавшуюся мину с корпуса одного из пострадавших в заливе танкеров. Другой танкер затонул предположительно от взрыва подобной мины. «Они [Иран] — нация террора», — отметил Трамп.
Госсекретарь США Майк Помпео (бывший директор ) заявил, что это только «звено в цепи атак», которые якобы предпринимает Иран, чтобы добиться «снятия с себя экономических санкций» Запада. По версии американцев, иранцы запугивают мир перспективой перекрытия важной артерии, через которую идет около четверти мирового экспорта нефти и сжиженного газа.
Ближний Восток экспортирует около 35% нефти и 30% сжиженного газа в мировом масштабе. Значительная часть этих объемов идет из Персидского в Оманский залив через Ормузский пролив, а далее в Аравийское море. Примерно 85% этого экспорта оправляется в страны Восточной и Южной Азии.
Кто взрывает танкеры
Глава Ирана Мохаммад Джавад Зариф называет обвинения США о причастности Ирана к нападениям на танкеры безосновательными. По мнению агентства Bloomberg, «Иран мало что выигрывает от таких атак». Скорее наоборот, много что теряет, в том числе надежду на ослабление экономического давления, что для иранцев чрезвычайно болезненно.
Добавим к этому, что два танкера, один из которых вез этанол из Эмиратов в Тайвань, а другой — метанол из  в , пострадали как раз в те дни, когда в Тегеран (впервые за 40 лет на столь высоком уровне) прибыл премьер-министр . К его приезду иранцы освободили ливанца Низара Закка, обвиненного в шпионаже на США (в 2015 году он приехал на конференцию в Тегеран, был там арестован и приговоренного судом к 10 годам тюрьмы). Бизнесмен в области высоких технологий, имеющий вид на жительство в США, был выдан и 11 июня приземлился в аэропорту . Аналитики восприняли это как жест доброй воли со стороны Ирана накануне приезда Синдзо Абэ, и более того — как сигнал готовности начать переговоры с Вашингтоном.
В Тегеране могли рассчитывать, что Япония добьется от США возобновления исключений в режиме санкций для стран Азии, чтобы они могли и дальше закупать иранские нефть и нефтепродукты. В настоящее время это невозможно из-за американских угроз наказать не только продавца (Иран), но и покупателей. Сколь существенно это для Китая и Индии, говорят цифры: в китайском импорте доля Ирана в лучшие времена превышала 30%, а если снижалась, то в среднем до 12%. В индийских закупках она колебалась около 10%.
Затягивая удавку на шее Ирана, американцы заставляют нервничать своих азиатских партнеров, а также европейских союзников, которые записывают себе миллиарды долларов недополученной выгоды от сорванных крупных контрактов (нефтегазовые, авиационные и другие). Для Тегерана же танкерная война и вовсе выглядит совсем некстати.
Не будем гадать на кофейной гуще, кто это совершает. Предположений множество: от беспилотников йеменских повстанцев и катеров иранских добровольцев до минеров-подводников из элитных спецподразделений неких региональных государств. Ненависть к иранцам, причем взаимную, питают израильтяне, эмиратцы и саудовцы. В регионе действуют террористические организации. Но судя по тому, что расследование майских атак не привело к официально признанным результатам, вероятно, и в данном случае будет то же самое.
Обращает на себя внимание то обстоятельство, что террористы из  и «Исламского государства» действовали бы жестче и наверняка постарались бы, чтобы были жертвы, много жертв. Как, например, во время атаки двух йеменских смертников, подошедших на легкой моторной лодке к американскому эсминцу «Коул» в Аденском заливе — тогда, в октябре 2000-го года, погибли 17 военных моряков. Сейчас на танкерах — только раненые.
Последствия взрывов
В этой истории важны последствия. Атаками на танкеры были подорваны посреднические усилия Японии, пытавшейся сблизить Иран и США накануне саммита двадцатки ведущих государств, который пройдет 28 — 29 июня в Осаке.
Понятно, что посредничество той же Японии, а также России и Европы, будет еще востребовано. Иначе миру грозит опасность новой большой войны в Персидском заливе. Хочет ли президент США Дональд Трамп такой войны? Вряд ли. Но так ли осторожно его окружение, тот же советник , ярый критик Ирана?
Не надо сбрасывать со счетов и позицию Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов и Израиля, мечтающих о свержении режима в Тегеране.
При прошлом американском президенте, , глава призывал Америку «помириться с Ираном» так, «как Рузвельт со сталинской Россией и Никсон с маоистским Китаем», и открыто писал о том, что при таком раскладе «больше всего пострадают сунниты Аравийского полуострова, в том числе династия Саудидов». Кроме того, «угроза возникнет и для Израиля».
В Эр-Рияде и Тель-Авиве это прекрасно осознают. И если для Трампа многое из происходящего на Ближнем Востоке — переговорная игра, хотя и на миллиарды долларов, то для этих государств, как и для самого Ирана, все происходящее — вопрос выживания. И хотя нынешняя танкерная война еще не достигла тех масштабов, когда во время ирано-иракской войны 1980-1988 годов в чувствительной зоне Персидского залива было атаковано 451 судно (из них 259 были нефтеналивные танкеры), ставки, без всяких сомнений, жизненно высоки.
При Трампе о перспективах долгосрочного примирения США с Ираном речи не идет, в том числе, в пику предыдущей политике Барака Обамы. Но Израиль, Саудовская Аравия и Эмираты не скрывают, что хотят большего. Не исключают этого и в Вашингтоне. «Лучшей стратегией для Америки стал бы демонтаж режима Хаменеи, желательно более-менее мирными средствами, путем раскачивания его изнутри», — писал еще в 2017 году бывший консультант Совета национальной безопасности США Майкл Ледин. По его мнению, это и для России стало бы уроком, ведь «Трамп оказался бы в более сильной позиции перед заключением сделки с Путиным». «Дорога к Москве лежит через Тегеран», — заключал автор в статье, озаглавленной «Как разбить альянс Москва-Тегеран».
Многие подобные тезисы повторяются на переговорах даже сейчас, только сгущая атмосферу всеобщего недоверия.
Пока же рискованная политика президента Трампа в отношении Ирана вполне соответствует завету, оставленному американской дипломатии республиканцем Джоном Даллесом (с 1953 по 1959 год — госсекретарь США). «Способность быть на грани войны, но не оказаться вовлеченным в нее, является необходимым искусством», — писал он в работе «Политика смелости». «Если вы не сможете овладеть им, вы окажетесь в войне. Если же вы не будете проводить такой политики, то вы пропали», — учил Даллес.
Опасный совет, особенно когда мы наблюдаем применение такой тактики на горячем Ближнем и Среднем Востоке. Как бы мы тут все не пропали. Или не оказались в войне.
Пользователи Сети утверждают, что нашли в соли стекло
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео