Ещё

Al Qabas (Кувейт): российские эксперты об американо-иранском противостоянии 

Фото: ИноСМИ
Многих интересует позиция России в отношении происходящего в регионе — мобилизации американских войск и отправки солдат для усиления давления на Тегеран, а также возможные шаги Москвы в случае войны между США и Ираном.
Официально Россия не скрывает своей поддержки Ирана в рамках конфликта с Соединенными Штатами. Она выступила против введённых против Тегерана санкций и демонстрации силы у иранских берегов, а в настоящий момент пытается успокоить стороны и играть роль посредника. Президент Владимир Путин потребовал, чтобы Иран соблюдал условия ядерной сделки и сторонился американских «уловок».
Тем не менее это не означает, что Москва поспешит встать на сторону Тегерана, если конфликт с Соединенными Штатами в районе Персидского залива перерастет в войну. В прошлом случались столкновения, в ходе которых Москва в последний момент бросала союзников. Как отметил востоковед и политолог Михаил Магид, в случае войны Кремль выступит с гневными заявлениями, однако не выйдет за их рамки и не станет вмешиваться в конфликт.
На это намекнул и сам российский президент, заявив, что его страна не является «пожарной командой», имея в виду возможность отказа Москвы от Тегерана в случае подобного «пожара».
В большинстве сообщений в российских СМИ, посвящённых теме американо-иранской эскалации, речь идёт о «третьей мировой войне» и всеобъемлющей «гибридной войне». Как пишет «Независимая газета», Вашингтон начал применять «дипломатию канонерок» в рамках подготовки к этой войне.
По мнению наблюдателей, война может отвечать интересам Москвы, поскольку означает втягивание Соединенных Штатов в ближневосточный конфликт и усиление влияния Кремля в регионе. Война поднимет цены на нефть, что увеличит российские доходы и даст Москве возможность участвовать в разделе иранской доли в экспорте нефти. Как следствие, Европа станет ещё более зависима от российских поставок.
В то же время аналитики утверждают, что негативных последствий в случае войны будет больше. Эти последствия изменят облик региона, усилят терроризм и потоки беженцев и тем самым могут спровоцировать начало третьей мировой войны.
Каспийское море
В этом контексте «Аль-Кабас» решил узнать мнение ряда российских аналитиков.
Востоковед Андрей Онтиков отметил: «Позиция России ясна. Москва отвергает действия Соединенных Штатов против Ирана, в том числе односторонние санкции, которые заставили Иран заморозить некоторые условия ядерной сделки касательно обогащения урана и тяжелой воды. Тем не менее он еще не нарушил соглашение и придерживается его».
«Выход США из ядерного соглашения обесценил усилия ряда стран по заключению этой сделки. Соглашение выполнялось. МАГАТЭ следило за ситуацией в Иране и не заявляло ни о каких нарушениях, пока Америка не вышла из договора», — добавил эксперт.
«Американские действия направлены на продажу оружия странам региона. Соединенные Штаты заявляют о своём желании изменить политику иранского режима, однако Россия видит, что на самом деле Вашингтон пытается свергнуть режим, и будет противостоять ему. Она понимает, что такие попытки приведут к присутствию американских военных кораблей в Каспийском море», — считает Онтиков.
Эксперт сомневается в возможности начала войны. Иран и Америка осознают, что в неё окажутся вовлечены многие страны региона и конфликт перерастет в третью мировую войну, последствия чего окажутся разрушительными для всего мира. «Иран имеет ограниченный военный потенциал для противостояния Соединенным Штатам, но может закрыть Ормузский пролив, повлиять на цены на нефть и вызвать глобальный экономический кризис», — подытожил Онтиков.
Высокие риски
Елена Супонина, советник директора Российского института стратегических исследований в Москве, сказала: «Риски войны между Соединенными Штатами и Ираном превышают возможную выгоду для России. Говорят, что Москва использует в своих интересах высокие цены на нефть, однако это не соответствует действительности, поскольку война будет иметь более серьезные последствия для региона, угрожать безопасности и стабильности, спровоцирует подъем террористических группировок и увеличение потоков беженцев. Все это вредит интересам России».
Она добавила: «Война не в наших интересах. Россия пытается ослабить напряженность и погасить американо-иранский конфликт. Она готова сыграть роль посредника между Тегераном и Вашингтоном».
«Россия постарается предотвратить сценарий войны, поскольку он чрезвычайно опасен и его последствия слишком серьёзны, а потому хочет выступить в качестве посредника для ослабления напряженности», — заключила Супонина.
Психологическая война
Отвечая на вопрос о вероятности войны против Ирана, бывший российский дипломат Вячеслав Матузов заметил: «Американские угрозы не означают подготовку страны к войне. Мы уже слышали ту же самую риторику в отношении Северной Кореи. К берегам этой страны также подходили американские авианосцы и другие военные корабли. Однако спустя несколько дней ничто уже не свидетельствовало о возможности начала войны. Дональд Трамп даже протянул руку северокорейскому президенту и предложил организовать политические переговоры и две встречи. Таким образом, мы можем сказать, что американская тактика находится в рамках психологической войны, цель которой — влиять на страны, которые не подчиняются США, как это произошло в случае Венесуэлы».
По мнению Матузова, Ирак не станет полем битвы между Соединенными Штатами и Ираном. Он не считает, что Соединенные Штаты начнут войну против Ирана, поскольку для этого потребуется мобилизация огромных сил и создание международной коалиции. «Трудно представить, чтобы в Персидском заливе началась полномасштабная война», — отметил бывший дипломат.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео