Ещё

США теряют влияние в крупнейшем в мире нефтяном регионе? 

Фото: Вести Экономика
Москва, 17 апреля — «Вести. Экономика» Визит президента Египта Сиси в Белый дом 9 апреля 2019 года обернулся одним из крупнейших провалов американской ближневосточной политики при администрации Дональда Трампа. На нем практически был положен конец многим стратегическим аспектам американо-египетских отношений, несмотря на кажущееся дружественное общение двух президентов.
Еще во время правления администрации Обамы президент Сиси разорвал стратегические отношения с США. Это позволило ему противостоять настойчивым заявлениям Обамы о том, что «Братья-мусульмане» играют более важную роль в политике Египта. С тех пор, как администрация Трампа пришла к власти, между Египтом и США сохранялись значимые разногласия. Однако обе стороны предпринимали согласованные усилия, чтобы наладить отношения.
Однако сейчас ситуация меняется не в лучшую сторону. Это не значит, что Египет хочет положить конец сотрудничеству между Вашингтоном и Каиром. Однако Египет и США находятся по разные стороны баррикад на Большом Ближнем Востоке. США не могут понять, что Вашингтону Египет нужен больше, чем Египту нужны США.
Трамп во время встречи в Белом доме с президентом Сиси настаивал на том, чтобы Каир порвал отношения с Китаем и Россией. Каир этого сделать не может. Китай и Россия уже прочно обосновались в Красном море/Восточном Средиземноморье. Египет получает от этого определенные выгоды, не участвуя при этом в региональных спорах.
Трамп надеялся, что встреча с Сиси оживит его идею «арабского НАТО», Ближневосточного стратегического альянса (MESA). MESA должен был объединить арабские государства Персидского залива, в частности, Саудовскую Аравию, с Иорданией и Египтом для противодействия Ирану. Однако Каир не намерен поддерживать это. Он открыт для улучшения отношений с Ираном, потому что египетское правительство не уверено в том, что саудовский режим стабилен.
Трамп во время встречи пытался поддержать Саудовскую Аравию и бин Салмана, но получил сильный отпор со стороны Сиси.
Сразу после возвращения в Каир 10 апреля Сиси официально вывел Египет из MESA. Египет сознательно не отправил делегацию на саммит MESA в Эр-Рияде 8 апреля 2019 года. В нем не участвовали Ирак и Сирия, однако приняли участие Саудовская Аравия, США, ОАЭ, Бахрейн, Кувейт, Оман, Катар и Иордания.
Участие Катара было особенно заметным, учитывая, что Саудовская Аравия старалась изолировать Катар в регионе. А также потому что Катар недавно объединился с Турцией и Ираном, чтобы сформировать новую «Ближневосточную Антанту».
На встрече в Белом доме Трамп призвал Каир отказаться от поддержки Хафтара в Ливии. Президент Сиси отказался. Франция, ОАЭ и Саудовская Аравия также поддерживают генерала Хафтара. Франция и ОАЭ предоставляли финансовую и военную поддержку Египту после разрыва отношений Каира и Вашингтона. И это не значит, что Саудовская Аравия, самый значимый союзник президента Трампа в арабском мире, не была важным сторонником Египта. Именно Саудовская Аравия, являющаяся основным покупателем французских товаров в сфере обороны, ответственна за финансирование роли Франции в восстановлении военно-морских сил Эфиопии.
Президент Трамп на встрече с Сиси также поднял вопросы предполагаемых нарушений прав человека. Египет счел эту критику несправедливой и лицемерной.
Словом, встреча Трампа и Сиси ослабила позиции США в регионе. В то время как Франция, Китай, Россия и Иран получили определенную выгоду. Египет усилил региональное влияние и теперь получает поддержку от различных источников. Похоже, эпохи подчинения Британии, СССР и США для него остались позади.
Это может стать переломным моментом для Египта после двух тысячелетий внешнего господства арабских, французских, британских и других сил. Президент Сиси полон решимости восстановить самосознание своей страны. Выход Египта из MESA ослабит альянс, который США надеялись использовать для восстановления своего влияния в регионе. Эта инициатива подорвана созданием новой «Ближневосточной Антанты» (в которой доминируют Иран, Турция и Катар; Сирия, Оман и Иордания играют второстепенные роли).
Растущая сила Египта и Ирана открывает эру, в которой местные державы станут доминирующими силами в регионе. Турция надеется быть ключевым игроком в этой динамике, однако ее экономика настолько ослаблена, что Анкара быстро становится вассальным государством Москвы.
Тем не менее, наметившийся раскол между Вашингтоном и Каиром не означает, что они не могут работать совместно над некоторыми вопросами. Например, для США решающее значение имеет безопасность Суэцкого канала. США готовы поддержать связи Восточного Средиземноморья между Египтом, Израилем, Кипром и Грецией на фоне вопросов разработки прибрежных месторождений газа.
Однако Вашингтон, похоже, хочет, чтобы Трамп придерживался устоявшихся подходов как Государственного департамента, так и советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона.
Каир не может понять, что США верят в то, что безопасность Египта зависит от Вашингтона. США убеждены, что Каир будет подчиняться американскому диктату, потому что ему нужны запчасти для оборудования, поставляемого США. Однако Сиси уже отошел от прямых угроз Барака Обамы и рискнул отказаться от приобретения американских запчастей для оборонительных систем, поставляемых США. Каир успешно отошел от США, так же как в свое время ушел от СССР. Однако институты стратегической политики США до сих пор не поняли это.
Очевидно, что желание президента Трампа поддержать бин Салмана и Саудовскую Аравию (и противостоять Ирану) сыграло ключевую роль в его желании получить поддержку со стороны Сиси. Но у Сиси всегда было более детальное представление об угрозах, связанных с дальнейшей изоляцией Ирана или его вступлением в союз с Турцией.
Вашингтон не смирился со стратегическим соперничеством в регионе между Турцией и Египтом. По сути, они находятся в состоянии войны. Египет и Израиль сотрудничают, чтобы сдерживать ХАМАС в Газе и на египетском Синае. Египет нацелен на Иран дольше, чем США или Израиль. Египет считает иранско-персидское возрождение возвращением к важной роли Ирана в регионе. Президент Сиси знает историю и понимает геополитические реалии. А Вашингтон теряет влияние в новой эре реактивной политики.
Зарождается довольно нестабильная модель. С точки зрения США президенту Дональду Трампу давали плохие советы о том, как извлечь из этого выгоду. И пока возникает новый «биполярный мир» между США и Китаем, появляется и еще один — многополярный мир, в котором новую матрицу образуют такие державы, как Иран, Египет и Эфиопия.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео