Ещё
Белоруссия в огне. Главное

Украинско-македонские угрозы Белграду 

Украинско-македонские угрозы Белграду
Фото: ИА Regnum
Наблюдая происходящее в , вполне уместно вспомнить события, которые несколько лет назад имели место на  и привели к государственному перевороту и началу гражданской войны на Донбассе. В первую очередь, это необходимо для того, чтобы представители нынешней сербской власти не совершили тех роковых ошибок, которые сделали их украинские коллеги и не допустили вооруженного противостояния и превращения государства в «полубанановую» республику без будущего.
Отправной точкой кризиса на Украине, считается публикация распоряжения от 21 ноября 2013 г. № 905-р которое касалось приостановления Украиной подготовки к подписанию Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с . Несмотря на то, что украинский Премьер-министр Н. Азаров, и тогда, и после, объяснял позицию своего правительства исключительно прагматическими соображениями и неприемлемыми требованиями к Украине со стороны ЕС, целый ряд политиков и оппозиционных политических сил начали акции протеста. То есть, для ситуации в Сербии это означает, что представители оппозиции в случае принятия решения о запуске механизмов «цветной революции» будут искать знаковый повод, под который будет возможность собрать своих сторонников и определиться с дальнейшими тактическими и стратегическими действиями.
После того, как акции протеста в  начали сходить на нет, а дискуссии относительно Ассоциации с ЕС переместились в здание парламента и на экспертные дискуссионные площадки, «невидимая рука» управлявшая процессом пошла на конструирование провокации, которая смогла радикализировать ситуацию и придать новый импульс протестному движению.
Такой провокацией стала ситуация, с якобы организованным избиением студентов, которые мирно протестовали в центре Киева. В настоящее время, уже поминутно восстановлена картина происходящего в ночь с 29 на 30 ноября 2013 года. Произошло там следующее, в центре столицы Украины оставалось менее ста человек, которые разбили палатки и требовали от власти подписать Соглашение с ЕС, территорию на которой проходила эта акция протеста охраняли представители милиции, против которых и была совершена провокация. Ночью представители радикальных организаций и футбольные ультрас вооруженные битами и арматурой напали на милиционеров. Было вызвано подкрепление, которое полностью зачистило Площадь Независимости, этот процесс засняли многие телеканалы (которые как бы случайно появились в центре Киева ночью) и на следующий день преподнесли эту провокацию как факт применения неоправданного насилия со стороны власти против студентов, хотя из всех пострадавших (около 60 человек), студентами были лишь пятеро.
В процесс демонизации власти включились СМИ, после чего массовые акции протестов начали приобретать ежедневный характер и началась радикализация общества. Украинские СМИ, целенаправленно включившиеся в процесс свержения власти, провели колоссальную работу по дестабилизации ситуации в стране и создали фон для обстановки тотальной ненависти.
Закономерно, что после того, как власть начала терять контроль над ситуацией в стране, а оппозиция приобретать новых сторонников, «невидимая рука» включила «тяжелую артиллерию» расшатывания ситуации. В Киев начали прибывать ежедневные делегации европейских и американских чиновников, которые открыто поддерживали протестующих и предупреждали власть о недопустимости применения силы к митингующим гражданам, которые увидев поддержку начали захватывать административные здания. В данное время формируются ключевые требования протестующих и основные месседжи акций протестов. С этого момента вопрос об Ассоциации с ЕС отходит на задний план, и оппозиция уже требует отставки Кабинета-министров, внеочередных выборов, а чуть позже и отставки Президента. Также вводится месседж жестко противопоставляющий интеграцию с ЕС и .
После этого украинская власть совершает ряд роковых ошибок. Во-первых, она идет на прямые переговоры с представителями оппозиции (как оказалось впоследствии, для оппозиции это был не более чем механизм отвлечения власти от реальных событий в стране). Во-вторых, власть под нажимом представителей ЕС и , не применяет силу против действий экстремистов, нарушающих общественный порядок и законы Украины. В-третьих, представители власти не видят комплексной картины происходящего в стране, а отвлекаются на частности (переговоры с оппозицией).
Результат не заставил себя ждать, ряд областных и городских советов Украины принимают неконституционные, но вполне конкретные решения, при помощи которых наделяют себя полномочиями центральной власти. В регионах происходят захваты административных объектов, офисов правоохранительных учреждений (с разграблением арсеналов), как результат, во время очередного противостояния в центре Киева, организовывается расстрел митингующих снайперами. Оппозиция тут же обвиняет в этом власть, к этим обвинениям присоединяются западные представители и власть вынуждена дальше идти на уступки (только спустя четыре года выяснилось, что организацией расстрела митингующих занимались руководители протестов).
Финалом этой истории стало подписание соглашения между Президентом Украины и представителями оппозиции при посредничестве европейских дипломатов. Соглашение подразумевало возврат к конституции 2004 года, то есть к парламентско-президентской форме правления, проведение досрочных президентских выборов до конца 2014 года и формирование «правительства национального доверия». Также предусматривались отвод сил правопорядка из центра Киева, прекращение насилия и сдача оппозицией оружия.
Но оппозиция уже видела во власти загнанного и полумертвого зверя, и как следствие, силовым путем свергла и захватила власть в стране. Примечательно, что европейские партнеры, которые выступали гарантами соглашения между властью и оппозицией, уже через несколько дней признали новой легитимной украинской властью людей, совершивших государственный переворот.
Для сербской власти есть много, чему можно поучиться на примере Украины и сделать правильные выводы, которые не допустят нового конфликта в Сербии.
Другая история — Македония-2015. На следующий год после трагических событий на Украине, ставших следствием Евромайдана, аналогичная ситуация сложилась уже в Македонии — самой бедной республике бывшей Югославии. В начале мая эту маленькую балканскую страну потрясло сразу несколько событий.
Во-первых, крупнейшее за последние годы вторжение косоварских боевиков в третий по численности населения македонский город Куманово, негласную албанскую столицу Македонии, в результате которого погибли люди.
А во-вторых, очередная попытка организовать беспорядки в столице, в результате которых должны были быть захвачены правительственные здания и совершен государственный переворот. Параллельно наблюдалось разжигание межнационального конфликта вместе с разогревом антиправительственных настроений. Причем проектанты беспорядков решили подойти к вопросу серьезно — кому-то стал сильно мешать премьер-министр .
Правивший с 2006 года премьер-министр Груевский столкнулся с неприятной ситуацией вокруг прослушки некоторых госчиновников, в результате которой выяснилось, что многие решения судов принимались по звонку сверху, а македонские спецслужбы контролировали большинство политиков. Ничего особо «выдающегося», за исключением того, что представленные записи с расшифровками затрагивали период с 2007 по 2013 годы и насчитывали более 670 тыс. телефонных разговоров более чем с 20 тысяч телефонных номеров. Осуществить такой масштабный проект могли только США, обеспокоившиеся ближайшей перспективой прокладки российского газопровода «Южный поток» через территорию Македонии. В результате скандала два министра (один из которых, министр юстиции, прославилась тем, что ездила на бронированном ворованном БМВ Дэвида Бекхема) и глава спецслужбы страны подали в отставку. Конечно, смешно недооценивать глубину взяткоёмкости македонских политиков, но реального повода к началу серьёзных протестов против Груевского не было. В то же время отношения с Москвой у Скопье в 2014—2015 гг. развивались особенно хорошо. Настолько хорошо, что после взаимного введения санкций с Европой на зимних полках подмосковных магазинов появились македонские яблоки.
Президент республики был регулярным гостем в Москве — на парадах Победы и не только. А  после попытки разгрома протестующими офиса уже однозначно назвал македонскую оппозицию «инструментом привлечения иностранных держав к дестабилизации политической ситуации в стране».
Македонский «майдан» претендует на звание самого долгоиграющего — начавшись весной 2015-го, он добился первой из поставленных целей только в начале 2016-го, когда по итогам перенесённых под давлением Запада парламентских выборов, Никола Груевский вынужден был уйти с поста премьера, предложив эту должность другому члену правящей партии ВМРО-ДПМНЕ Эмилу Димитриеву. И только в апреле 2017-го после избрания председателем парламента представителя албанского меньшинства Талата Джафери с нарушением всех законов и регламентов и сопровождавшегося насильственными действиями прямо в зале заседаний стало возможно утверждение лидера социал-демократов и получателя соросовских грантов Зорана Заева на посту премьер-министра. Это случилось 31 мая, а уже 8 июня Заев заявил о готовности пойти на переименование страны ради членства Скопье в .
По мнению австрийского политологаШтефанаХадерера, опубликованному в издании «WienerZeitung», европейских политиков, которые обещают Македонии, Албании и Косово членство в ЕС, следует спросить, кому это выгодно. Нужно ли это населению, которое страдает от межэтнической напряженности и терроризма, Евросоюзу, который не выдержит вступления в свои ряды кризисных стран, или все же США?
США, по словам Хадерера, особенно заинтересованы в свержении всех пророссийских правительств — чтобы, к примеру, помешать выгодным для России газовым проектам, таким как «Турецкий поток».
уже предопределила путь Македонии, пишет Хадерер. В июле 2014 года помощник госсекретаря США  в ходе визита в Скопье заверила, что страна заслуживает «законного места в НАТО и ЕС».
Теперь после того, как ЕС, вопреки декларациям Вашингтона и надеждам Заева, не согласовал формат дальнейшей интеграции Северной Македонии, он был вынужден объявить досрочные парламентские выборы и формально оставить пост премьера страны.
Летом 2015 года довелось прилететь в Скопье, чтобы встретиться с местными журналистами и попытаться понять, насколько всё серьёзно. Один известный македонский журналист, поддерживавший действующую власть, тогда с уверенностью и не без некоторого снобизма говорил, что у Груевского «всё схвачено» и в Брюсселе, и в Вашингтоне. Что он договорился и никакой Майдан ему не страшен. Справедливости ради вместо «Майдана» как такового напротив президентского дворца я увидел его иллюзию — пара десятков совершенно пустых палаток под американо-албано-македонскими с вкраплениями ЕС флагами и не более десятка собравшихся у одной из них молодых людей полубомжацкого вида, певших под гитару какие-то песни. Но разрешения на разгон даже этого ничтожно малого количества «протестантов» Запад Груевскому не давал. В итоге пустые «соросовские палатки» свалили осмевшего посмотреть в сторону России премьера, а мой визави-журналист оказался под следствием.
В прошлом году в Белграде по субботним вечерам пустые улицы города заполоняли малопонятные люди преимущественно пожилого возраста — кто под сербским триколором, кто с синим стягом ЕС, кто усыпанный значками «1 из 5 миллионов», а кто с картонной коробкой на голове. От субботы к субботе их было то вдруг больше, то меньше. Один раз они с бензопилой наперевес даже «захватили» государственное телевидение Сербии РТС и несколько раз «блокировали» президентский дворец. Протестная активность размножалась спорами — всё как в учебнике Джина Шарпа — экологи против вырубки парка, военные за увеличение социальных пособий ветеранам, «обманутые дольщики» против застройщиков, «погорельцы» против пожаров. Параллельно с этим росло внимание отдельных депутатов к выступлениям в Белграде. Дошло до того, что инициативно взявшая на себя функции никем не званного переговорщика между властью и оппозицией евродепутат от Словении Таня Файон начала ещё в ноябре-декабре 2019-го навязывать сербским властям условия по дате проведения парламентских выборов. Всё шло к классической «цветной революции» против .
Однако постепенно использованная сербскими властями тактика допущения протестов в любом формате без полиции стала приносить свои результаты — рядовых белградцев стал раздражать перекрытый ради этих недовольных центр города с отсутствующим общественным транспортом, людям стали не интересны сами протесты и, кроме профессиональных городских бузотёров, никто особо больше на них не реагирует. Последний раз поддержать «голодающего» из «Дверей» к ступеням Скупщины пришло менее трёх десятков человек. Такими темпами раскачать ситуацию к перенесённым на 21 июня из-за пандемии коронавируса выборам оппозиции будет довольно проблематично.
Всё же не будем забывать, что Запад всегда играет в долгую, потому Белграду следует начинать готовиться к новым сербским выборам уже на следующий день после подсчёта голосов. Тем более, что часть оппозиции в лице «Союза за Сербию» проводит активную кампанию по бойкоту волеизъявления и, очевидно, не признает их результаты.
, директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии
, директор Фонда прогрессивной политики
Видео дня. На что звезды готовы пойти ради лишнего лайка в сети
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео