Войти в почту

Оккупация Крыма: кто и в чем виноват? (День, Украина)

Сегодня на , да и мире в целом, борются две противоположные точки зрения. По одной из них российская принадлежность не может и не будет признана никогда, во всяком случае до тех пор, пока принятые в 2014 году правовые акты с нарушением не только международного права, но и собственного законодательства, не будут отменены и статус Крыма не будет пересмотрен в соответствии с уже принятыми решениями , , , международных судов.

Оккупация Крыма: кто и в чем виноват? (День, Украина)
© ИноСМИ

Иную точку зрения высказал спикер российского «госсовета» Крыма в ноябре 2019-го на Ливадийской конференции «Общественное мнение на Западе движется в сторону признания Крыма. Этот факт произойдет, я в этом абсолютно уверен, состоится он без каких-либо громких заявлений, громких актов, как общепризнанный факт, просто отвалится как нарост, и все, и Крым станет органической частью России, и никто больше задавать вопросов не будет, чей он и как он…»

Это, собственно, и не точка зрения. Это мечта испуганного чиновника, который понимает, что актом сдачи Крыма он предал Родину, и теперь он, как обычный карманный вор, надеется на то, что пассажиры, которые стоят рядом и заметили, как он украл кошелек из кармана соседа, промолчат и ему удастся выйти из трамвая непобитым, а с кражей все согласятся и не поднимут крик.

Более того — это просто неправда, потому что «общественное мнение на Западе» вовсе не движется в сторону признания Крыма, а наоборот, как свидетельствует принятие все больших санкций и новых резолюций ООН, движется в сторону необходимости восстановления международного права и наказания преступников, которые его нарушили. На самом деле прогрессивное международное сообщество, от которого и зависит формирование общепризнанной мировой точки зрения, не забыло и не забудет официальной лжи и вероломства в 2014 году, ни об «ихтамнет», ни о «точном соответствии международному праву» незаконного «референдума», ни о судах и «гибридной депортации», ни о замене населения вопреки международным конвенциям.

Этот факт для Украины делает тем более актуальным анализ всех аспектов того, что произошло в 2014 году, тем более что со временем боль от этого не ослабевает, а усиливается — не заживают раны от расстрелов на Майдане и становится еще острее память о Небесной сотне, все больше героев погибает в ОРДЛО и список их давно отмеряет второй десяток тысяч, всякие «перемирия» не дают результата, число дивизий на границе Украины множится, и враг, уже не скрываясь за мифами о дружбе, постоянно угрожает «взять » за три часа. Это, собственно, и есть ружье, которое в первом акте висит на стене (а первый акт этой драмы уже давно прошел), а в последнем может выстрелить, потому что «режиссеру» этого сатанинского спектакля нужна не сама декорация, а именно этот выстрел, поэтому при определенных условиях он неизбежен…

Мировой ландшафт в начале ХХI века

А условия эти становятся все более сложными и откровенно угрожающими. Дело здесь, правда, не только в самом Крыму. Мир в конце ХХ века, собственно, до событий 2014 года, — это достаточно сбалансированное общество, основным регулятором в котором было международное право, основополагающим является Хельсинкский акт о нерушимости границ, стремление решать все мировые и локальные проблемы путем переговоров и договоров, общепризнанные договоренности об ограничении вооружений, сбалансированный мировой рынок, понимание мировым сообществом того, что в ХХI веке уже не территории являются определяющим фактором прогресса, а его движущими силами являются наука и технологии в сочетании с доброй волей политикума и воплощением лучших практик общежития на международной арене, помощь отсталым и гуманизм прогресса.

2014 год с его аннексией Крыма сломал эту мировую идиллию. Равновесие и оптимальность мирового сообщества были нарушены. Уровень международной политики катастрофически упал. На арену вышли малокомпетентные политики, которые не ценили ни достижений ХХ века, ни общепринятых законов. На первый план вышло право силы, откровенная ложь, в политике стали доминировать подкуп, откровенное лоббирование интересов нарушителей международного права, вмешательство во внутренние дела, интриги и спецоперации на выборах и референдумах, вмешательство с целью развала благополучных ранее прогрессивных международных сообществ, содействие развитию террористических движений, провокации и разжигание внутренних конфликтов.

вдруг заявил, что «мир стоит на грани катастрофы», а мировое сообщество, к сожалению, часто не осознает, что он вовсе не Кассандра, а сам автор, инициатор и движущая сила этой катастрофы. Итак, мы вступили в тяжелый, противоречивый и рискованный исторический период, когда продолжать верить в идеалы и правила ХХ века стало опасно. Новый мировой ландшафт XXI века требует новой подготовки и подбора кадров, нового отношения к безопасности, новых методов работы, и вообще, новых качеств политики и политиков.

Поэтому вопрос о том, как Россией был аннексирован Крым, и кто виноват в этом, со временем становится не затуманенным и забытым, а все более актуальным, и от правильного ответа на него зависит будущее Украины. И потому, что сложно ответить на него однозначно, общество все больше будет обращаться к анализу этой темы, очень болезненной для многих граждан, очень многие люди потеряли семьи, родных, детей и родителей, дома, имущество, профессии, бизнес, у очень многих сломаны судьбы. Общество ищет и еще будет искать ответы не только на вопросы, как это удалось Путину, но и благодаря чему и кому это стало возможным?

Наиболее системное расследование за последнее время провел известный журналист в фильме «Украденный Крым», выставленном на «Ютуб». В фильме с экранным временем более пяти часов приведены интервью более 50 действующих лиц и свидетелей событий того времени. Это консолидированный ответ на вопрос, кто помог Путину украсть Крым — непрофессионализм и безответственность временных украинских политиков, деятельность агентов влияния России и агентов , фактическое отсутствие на Украине боеспособных армии и спецслужб, предательство большинства их сотрудников, сотрудников милиции, крымских и севастопольских чиновников, точный расчет агрессором времени наступления и хорошая подготовка всех спецопераций, в том числе заблаговременная идеологическая обработка населения, точный расчет сил и средств, привлечение большого количества не только военных, но и дополнительных сил — кубанских казаков, пророссийских сил в самом Крыму. Все правильно. Но это картина постфактум, это панорама, которая видится сейчас. А чтобы понять, как это могло произойти, надо еще раз прожить именно то время январь, февраль и март 2014-го, обратиться к тому, как это видели наблюдатели в Крыму и в 2014 году, среди которых был и я. Однако обо всем по порядку.

Украина мало сделала для Крыма?

Этого в фильме нет, но обойти стороной сегодня нельзя. Анализируя предпосылки аннексии, некоторые аналитики сейчас говорят о том, что Украина мало сделала для Крыма, из-за чего в Крыму оставались пророссийские настроения, которые затем превратились в пророссийские и политические, и парамилитарные силы. Это не вся правда. Во-первых, сама Россия отменила республику и превратила Крым в область в 1945 году. Во-вторых, Крым вошел в состав Украины именно как область. И исходя из того, что крымские коллаборационисты сейчас празднуют годовщины создания автономии как первый шаг к аннексии 2014 года, следует понять, что автономия в Крыму в 1991-92 годах была создана и неправомерно, и незаконно.

Неправомерно, поскольку каждая автономия — это определенный тип государственности, а поэтому он должен иметь свой субъект, то есть ту или иную общность, преимущественно национальную, ради защиты или восстановления прав которой и создается автономия. Кто был этим субъектом в Крыму? Правильно — российская диаспора, которая обманом, утверждениями об автономии не как национальной, а как территориальной (!), хитростью получила фактически в свое распоряжение российский анклав на территории Украины. А для чего российской диаспоре в Крыму нужна была автономия, если ее права и до того не нарушались, и рядом есть великая Россия, в которой они могли удовлетворить все свои потребности? Диаспоры, которые имеют материнские государства, не имеют прав ни на самоопределение, ни на автономии. Поэтому создание территориальной автономии было нонсенсом, который не считался ни с практикой создания автономий, ни со здравым смыслом. Фактически, Украина добровольно позволила России осуществлять экспансию на части своей территории.

Во-вторых, незаконно, потому что крымчане на референдуме 1991 года голосовали за восстановление Крымской АССР. И единственный способ точного исполнения решения того референдума — это было именно восстановление автономной республики образца 1921 года, с ее конституцией и другими атрибутами. Восстановили бы, а потом бы привели законодательство в соответствие новым реалиям. А обманывать крымчан и Украину и создавать якобы по решению референдума какую то территориальную референдумом не предусмотренную Республику Крым, как говорилось в конституции от 6 мая 1992 года, никто не имел права, так как решение референдума было совсем другим. Такой Республики Крым в бюллетенях не было. Правда, там речь шла еще и о «субъекте союза и участнике союзного договора», однако и союз, и договор исчезли по вине крымчан, и восстанавливать их было не дело и не в силах Крыма.

Итак, бесспорно, и вина, и ответственность создателей автономии заключались в том, что они провели референдум об одном, а создали совсем другого монстра — вполне отдельное государственное образование в составе Украины, да еще и с президентом, с законами, конституцией, в которой было записано, что все налоги остаются в Крыму, а отношения с Украиной строятся на договорной основе. Таким образом, с Украины была фактически снята обязанность заботиться о Крыме. Поэтому не известно, чем руководствуются те, кто говорит, что Украина мало сделала для Крыма.

Потому что Украина на самом деле в условиях отсутствия такого долга, не прекратила заботиться о Крыме — была разработана и добросовестно финансировалась программа возвращения и обустройства депортированных народов, по которой за все годы было потрачено примерно миллиард долларов, была привлечена помощь из Турции, а также ежегодно Украина, несмотря на постоянное сепаратистское поведение Крыма, не только дотировала крымский бюджет от 60 до 80%, так как автономии хронически не хватало на жизнь, но и обеспечивала Крым продовольствием, различной техникой, промысленными товарами, электроэнергией, газом и на 85% водой.

Этого мало? Согласен, мало. Надо было сразу после 1991 года ввести государственными украинский и крымско-татарский языки, надо было все школы, телевидение, документацию в государственных учреждениях, все остальные сферы жизни и т.д. перевести на украинский язык (кто-то говорит, нельзя так сразу?. Не сразу, украинский язык является государственным в Крыму с 1954 года!), надо было запретить пророссийские политические и общественные организации, которые процветали в Крыму еще и при поддержке украинского бюджета и перекрыть их финансирование из России.

Достаточно сказать, что Украина финансировала из бюджета развитие русского языка в Крыму больше, чем украинского, всячески поддерживала развитие общественных организаций без учета их характера. А следовало ограничить трансляцию из России подрывных сепаратистских программ, доставку и продажу в Крым сепаратистской российской прессы, запретить функционирование российской церкви и т.п. Ведь заботиться о Крыме Украина должна была именно как об украинском регионе, как о части Украины, а не России.

Но ничего из этого не было сделано, и все заботы Украины сопровождались отторжением украинского языка, прав украинцев, развитием сепаратизма. И именно это и создало тот антиукраинский психологический фон, который мы видим в Крыму накануне аннексии. И даже не удивительно, что сейчас в Крыму Россия приняла против украинского влияния именно такие меры, какие Украина постеснялась тогда вводить. Россия в политической и военной сферах хороший учитель, зато Украина нерадивый ученик. Против России следует воевать именно теми методами, которые использует она сама в своих интересах…

Можно ли было спасти Крым в феврале — марте 2014 года

Чувство тревоги возникло у крымчан тогда, когда «неизвестные» захватили здания органов власти в Крыму. У многих не было сомнений в том, кто эти люди, кто же, кроме российского спецназа мог повесить над парламентом и правительством российские триколоры? Более того, мы могли наблюдать, как боевики (может, среди них был и Стрелков?) выходили из дверей Совета министров и ходили на базар и по магазинам, покупали продукты и разговаривали на русском с некрымским акцентом. Архиепископ Крымский и Симферопольский Климент показывал, в том числе и мне, письмо на бланке Совета министров, подписанное почему-то «советником» главы правительства (?) Гиркиным о том, что он гарантирует неприкосновенность церкви киевского патриархата. Это уже потом они заблокируют церковь в Перевальном и не допустят к службе священника Катькало, это уже потом они будут отжимать в Симферополе собор равноапостольных Ольги и Владимира.

Итак, с большим количеством оружия в зданиях власти засели российские диверсанты. Вечером того же дня Путин по телевизору сказал, что «ихтамнет». Ситуация растянулась на несколько дней. В Крыму думали — почему Украина не атакует диверсантов и не вышвернет их из Крыма? Каждый час ждали атаки. В первые дни, когда для международного права они были типичными террористами без знаков различия, это можно было сделать даже ценой разгрома до фундаментов и самих зданий. Не жалко. Потом бы отстроили. Тем более что, оказывается, у них был приказ, если за первые сутки не удастся перехватить инициативу, то они должны прекратить операцию и отходить. Я думаю, что именно так в подобном случае действовала бы сама Россия, если проанализировать ее намерение «мочить в сортирах», ее штурм Грозного, расстрел парламента Хазбулатова и т.п. Но, ох, Украина — не Россия…

И мнение большинства аналитиков в фильме сводится именно к этому: российскую спецоперацию можно было прекратить именно в начальный период, в первые два дня, и именно решительностью ответа на террористический акт. Все специалисты по военному делу в фильме утверждают, что в Крыму были преданные Украине силы, которые могли дать отпор диверсантам и тем самым пресечь агрессию в корне. Более того, как отмечает , для военных и не могло быть другого варианта, кроме как обороняться всеми имеющимися средствами. Сейчас хорошо видно, что в первые дни, помимо захвата зданий, российские террористы других операций не проводили, они выжидали, присматривались.

Это касается только первых, пожалуй, трех-четырех дней, когда диверсанты действовали инкогнито. Через 10 дней уже стало поздно. Путину в то время уже и надо было, чтобы лилась кровь, и это бы развязало ему руки, он бы начал открытое вторжение в Украину. Поэтому версия о том, что сдача Крыма спасла Украину от большой крови и полной оккупации, имеет твердое основание. Доказательство наличие у Путина широкой задачи подтверждает вторжение в Донбасс, но там он вынужден был уже действовать гибридными методами, а не открытым нападением. А когда в спецоперациях в Крыму уже были задействованы превосходящие российские силы, тогда было поздно махать саблями, тогда оставалось только выводить из Крыма то, что осталось.

Путин в фильме о Крыме рассказывает, что он применил бы и ядерное оружие, если бы было сопротивление. Но это на более позднем этапе, в первые дни он к этому не был готов. Тем более что аналитики сходятся на том, что это бравада, он бы просто побоялся, потому что тогда ситуация и отношение международного сообщества еще не были известны, а Путин хорошо понимал, что именно он нарушает, и что за это может быть. Он не пошел бы на такой риск.

Вывод из тех дней однозначен — политики, если они действительно политики, должны, во время угрозы уметь ломать устоявшиеся схемы, даже действовать вопреки законам, но выводить свою страну и общество из беды. Есть три примера.

Первый — говорят, у нас тогда не было президента. Это неправда, и не только потому, что был исполняющий обязанности президента Турчинов, но и потому, что у нас было три экс-президента Украины. Ведь не зря звание президент остается пожизненно. Пусть Турчинов не имел опыта, безусловно, он не был готов выполнять обязанности главы государства, но почему не пришли ему на помощь мудрый , и не посоветовал опытный , который уже один раз гасил скандал на Тузле, не позвонил своему другу Путину и не сказал — что же ты делаешь, Россия же подписала Будапештский меморандум? А чем занимался трудолюбивый, как пчела, , знаток истории, который постфактум насчитал 238 российско-украинских войн? Не посоветовали, не поддержали, не обратились в один голос к мировому сообществу с просьбой остановить агрессора.

Второй пример. Сегодня очевидно, что министром обороны накануне агрессии следует назначать кого-то из опытных генералов — Виталия Радецкого, , , возможно кого-то другого, но боевого генерала, а не адмирала , вершиной стратегического командования которого был приказ «Держитесь!» Нерешительный адмирал, не только не умел планировать сухопутные операции, он даже не отдал приказ выводить на рейд свои корабли, хотя было очевидно, что достаточно скоро агрессоры перекроют выход из бухты и будут атаковать экипажи. Квотный принцип назначения правительства, действовавшего тогда, — не оправдание, потому что многие люди в Киеве уже чувствовали угрозу и прямо вносили предложения назначить генералов.

Турчинов, которому предложили несколько кандидатур, послал инициаторов к Тягнибоку. Разумеется, обоим до Черчилля далеко, однако должен же был быть у того и другого хотя бы инстинкт самосохранения накануне российской агрессии. Политики должны уметь ломать правила, которые непригодны в то или иное время, даже идти против закона, если иного не дано. Ведь, как свидетельствует генерал Владимир Замана, в то время разведка уже имела определенные данные о том, что Россия готовится к нападению.

Как никогда правильным представляется мнение генерала Марчука о том, что именно в январе-феврале 2014-го после окончания Олимпийских игр в Сочи надо было организовать военные учения в Крыму разнородных украинских военных сил, под этим предлогом перекрыть Керченский пролив, взять под контроль Керченскую переправу, все побережье и Севастополь, ввести в Крым дополнительные силы, усилить разведку против действий Черноморского флота, контролировать выход и вход каждого корабля, требовать четкого соблюдения условий базирования.

Третий пример — неиспользованный опыт специалистов. Конечно, тогдашние украинские политики хорошо помнили 1992-94 годы, когда в гораздо более сложной ситуации тогдашний глава Евгений Марчук со своей службой спас Крым от аннексии. В фильме генерал армии Марчук делится опытом организации агентурной и оперативной работы в те дни, анализа политической обстановки, рассказывает как в 90-е ночью бойцы «Альфы» заняли здание СБУ на бульваре Франко, что и стало решающим шагом, который остановил агрессора. Назначенный сепаратистами «глава СБУ» Лепихов не смог даже зайти в здание. Я помню, как журналисты в те дни рассказывали, что даже Мешков получил дубинкой по спине, когда привел его представлять, а потому больше не пытался ходить на Бульвар Франко. Генерал Марчук, я знаю, мог бы также поделиться опытом, почему Мешков был вынужден покинуть кабинет в заблокированном им же здании парламента и фактически бежать из Крыма самолетом Черноморского флота, что и дало возможность Украине ликвидировать это недоразумение с конституцией Крыма и его должности. Но — у Марчука никто не спросил совета, не позвал на совещание, ни попросил о помощи. Хотя от этого зависела судьба Крыма, а затем и Донбасса. Думаю, у власти и сегодня есть возможность использовать оперативный и стратегический опыт Евгения Марчука для решения проблемы как в Крыму, так и на Донбассе, враг действует коварно использует уловки, интриги. Украина должна противостоять гибридным методам ведения войны, и тут нужны классные специалисты с уже испытанным опытом. А таких людей — единицы. Их надо привлечь, их опыт следует разложить на составные части, и не только опыт «мягкой силы», но и опыт «Альфы», военных силовых операций, умение делать обоснованные прогнозы, сочетать их с разведывательной, оперативной и агентурной работой, осуществлять шаги на опережение врага, потому что все это еще Украине пригодится, поскольку она имеет такого соседа и на другую землю мы уже не переселимся. Надо было бы не пренебрегать, а изучить и применить опыт мастеров этого дела, которые еще есть в Украине.

Кстати, о разведке и спецслужбах. Как известно, между ФСБ и СБУ был заключен договор о неведении работы друг против друга. СБУ, конечно, против России не работала. вообще остались вне договора. Но я был свидетелем одного из нескольких «совместных учений» антитеррористических подразделений России и Украины в свое время на территории Крыма. Тем, кто углублялся в подробности, было понятно — это не учения, это ведение российскими подразделениями разведки на территории вероятного противника — изучение географических, стратегических и тактических методов, уровня и особенностей подготовки украинских подразделений, оценка влияния методик и т.п. Более того, как сейчас известно, ФСБ активно проникала в органы власти, в СБУ, , создавала в Крыму свои сайты, вербовала журналистов, членов общественных организаций, создавала «кротов» и «консервы», свою сеть агентов влияния и информаторов, чем и воспользовалась в 2014 году. Даже руководители МО и СБУ были навязаны Януковичу из их рядов. Если это называется «не работать против…», то что тогда спецслужба вообще. Ведь знали, что ни одному договору с россиянами верить нельзя.

О комплексе вины

Украинские президенты и другие руководители органов власти Украины все два десятилетия жили в уверенности, что войны между Россией и Украиной быть не может в принципе, и именно это и было стратегической ошибкой государства. Тем более что это внушалось народу через СМИ. Считается, что президенту, премьер-министру, спикеру парламента, министрам и другим руководителям государства нужны специальные знания, специальная подготовка. А ее не было. Поэтому на фоне постоянных заявлений Лужкова, решения о российском статусе Севастополя, пренебрежения со стороны россиян основами международного права и многих других фактов считать нападение России невозможным было непрофессионально. Наоборот, сейчас аналитики говорят, что аннексия Крыма даже запоздала. Если бы в борьбе за Кремль в России победила не ельцинская «семья», которая сделала ставку на неизвестного миру Путина, а тандем Примаков-Лужков, то война с Украиной началась бы еще в середине 90-х.

Итак, если речь идет о вине и ответственности, то довольно странно, что в фильме эксперты называют виновными многих, но никто не называет главных виновников. По моему мнению, ответственность за аннексию Крыма и войну на Донбассе несут несколько эшелонов чиновников от власти. Первый эшелон — это, безусловно, страны-подписанты Будапештского меморандума, которые не остановили агрессора, хотя должны были. Но это отдельная тема. К главному эшелону ответственности относятся также Путин, Шойгу, Нарышкин, украинка , российский Генштаб, Витко, вместе с ними Гиркин, Малофеев, а также Жириновский, Глазьев, Затулин, Марков, которые были и участниками аннексии, и главными идейными агрессорами. А также президенты Украины.

Например, на начало 90-х годов экономика Украины составляла примерно 15% экономики союза. Те же 15% составила доля Черноморского флота среди флота союза, большинство кораблей были построены на Украине. В фильме президент Леонид Кравчук утверждает, что с Ельциным «можно было договариваться». Так почему же Леонид Макарович не настоял, что Украине, если по справедливости, принадлежит не часть, а весь Черноморский флот, а согласился взять только 15% «того, что плавает»? Тем более что, как рассказывают моряки ВМСУ, было время, когда не получив денег на содержание флота от России, адмирал приезжал в Киев договариваться об условиях перехода всего флота под командование Украины, но… Кравчук не принял его. Так и была заложена первая мина под Крым, ведь именно Черноморский флот теперь под командованием адмирала Витко стал троянским конем, через которого была осуществлена вся спецоперация по захвату полуострова. А если бы весь Черноморский флот был украинским, то ситуация в Крыму эти два десятилетия была бы совсем другой — не было бы посягательств на Севастополь, «московских» домов, договора 2010 года, и многое было бы иначе.

Другой эпизод — Будапештский меморандум, подписанный Леонидом Кучмой. Да, возможно, на Украине в декабре 1994 года не было другого выхода, как сделать «красивый жест». Но Леонид Данилович должен был насторожиться особенно после того, как предупредил его о том, что состоялся грандиозный обман. Почему к подписанию меморандума не были привлечены все ядерные государства, а лишь отдельные, было бы логично, потому что цену подписи России все знали еще тогда? Во-вторых, почему Леонид Данилович молчит сейчас — не обращается в ООН, в Европарламент, в , к ОБСЕ, почему не бьет во все колокола, почему не требует от США, Великобритании, других ядерных держав, которые все же должны чувствовать свою моральную ответственность, и не требует не слов, а действий по отношению к агрессору, который нарушил Будапештский меморандум?

Второй эшелон ответственных за Крым — это , , а также вся группа политиков и олигархов, которые оказались в России после расстрела Майдана. Во-первых, это ответственность за Небесную сотню. Во-вторых — за Крым. Как бы поступил настоящий президент Украины на месте Януковича после того, как получил угрозы лично от Путина? Не испугался бы, а подобрал бы верных людей, и попытался бы превратить Украину, и прежде всего Крым, в неприступную крепость. Такая возможность у Януковича была, но он для этого ничего не сделал, зато агенты российского влияния продолжали разлагать, обессиливать Украину.

В эту же группу должны входить и крымские коллаборационисты, в частности , Владимир Константинов, депутаты Крыма, председатель и другие чиновники, которые обеспечили спецоперацию аннексии.

И, наконец, в третьем эшелоне ответственности Турчинов, Тенюх и другие политики, которые могли дать отпор агрессору в первые дни, но по каким-то причинам не воспользовались имеющимися возможностями. Главная их вина, которая касается каждого, они действовали не системно, не в соответствии с вызовами — не создали Совет обороны, не мобилизовали людей и средства, не организовали сопротивление врагу, а СНБО превратили, как сказал один аналитик, в сборище испуганных людей. Кто-то, возможно, просто боялся за себя, не зная чем это закончится, кто не был хорошим профессионалом и не умел, кто-то просто не считал ситуацию серьезной. Конечно, эта ответственность разная. Для первых эшелонов это международный уголовный суд, для других — суд на Украине, еще для других — это ответственность служебная и моральная. А вообще — это большой позор перед украинским народом, потому что в самый ответственный момент, когда Родина нуждалась в помощи, все упустили и не спасли Украину от беды.

И, наконец, надо сказать, что это не размышления на досуге. Все эти проблемы имеют прямое отношение к настоящему, потому что Украина остается в состоянии войны, Крым и Донбасс не возвращены, и лозунг «Все для фронта, все для победы!» так и не провозглашен. Но работая вполсилы, занимаясь то фронтом, то продажей земли, то перестановкой министров или сельским хозяйством, победить в войне нельзя. На вызовы, которые появились перед Украиной в 2014 году и остаются актуальными в настоящее время, до сих пор нет адекватного ответа. Надеяться, что к нам придут маршал Конев, Рокоссовский, Василевский или Тимошенко и обеспечат победу над врагом, оснований нет. Надо самим!