Ещё
Голландская делегация отменила визит в Россию
Голландская делегация отменила визит в Россию
Политика
Санкции за Крым: ЕС расширил список
Санкции за Крым: ЕС расширил список
Политика
Спрогнозирована ситуация с коронавирусом
Спрогнозирована ситуация с коронавирусом
В мире
Ведущую затравили за рекламу перед вспышкой коронавируса
Ведущую затравили за рекламу перед вспышкой коронавируса
В мире

Европа против украинизации: Венецианская комиссия дала рекомендации Киеву 

Европа против украинизации: Венецианская комиссия дала рекомендации Киеву
Фото: Украина.ру
Теперь придётся думать над тем, как просочиться между «Венецианкой» и националистической оппозицией. Учитывая то, как он её опасается, это будет не так уж и просто.
Немного истории
Комиссия создана в 1990 году при  и занимается в основном анализом законов и законопроектов государств-участников, затрагивающих проблемы конституционного права, в том числе стандарты выборов, права меньшинств и др. Рекомендации комиссии никакой юридической силы не имеют, но выполнять их всё же рекомендуется, поскольку они считаются проявлением европейских стандартов.
Впрочем, известен трагикомический эпизод, когда в 2002 году ВК высказалась против референдума в княжестве (государство площадью чуть больше и населением с районный центр — 38 тыс. человек) о расширении прав князя. Лихтенштейн ответил, что княжеская власть в государстве существует с 1507 года (как собственно и само государство), а яйца курицу не учат. Референдум состоялся, полномочия были расширены. Стандарты не пострадали, но это не точно.
присоединилась к СЕ в ноябре 1995 года. Первый документ на сайте ВК, касающийся Украины, почему-то датирован 1 января 1995 года и представляет собой «Мнение о текущей конституционной ситуации в Украине после принятия конституционного соглашения между Верховным Советом и Президентом Украины» (Конституционный договор, предварявший принятие Конституции 1996 года, был подписан 8 июня 1995 года). Всего украинскому законодательству посвящено порядка трёхсот актов ВК.
Нынешнее решение посвящено закону «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», принятому 25 апреля т.г. и подписанному президентом Порошенко 15 мая (это один из последних его актов — 20 мая в стране был уже другой президент).
22 мая глава Мониторингового комитета ПАСЕ официально обратился к ВК с просьбой прокомментировать закон.
Негативная реакция ВК была немножко предсказуемой, поскольку в 2017 году комиссия раскритиковала закон об образовании, в том числе за языковые статьи.
В конце октября Украину посетила делегация комиссии, а  (в которой продолжает «подрывную работу» ) порекомендовала к рекомендациям ВК прислушаться.
Кратко о выводах
В целом комиссия выразила понимание особых потребностей украинского языка, возникших в результате русификации, и поддержала необходимость заботы о государственном языке.
Что касается самого закона, то, не возражая против его идеологии (как они её поняли), члены ВК многим положениям удивились.
Идеологию они поняли превратно, не заметив, что целью закона является не развитие украинского языка, а ограничение прав носителей других языков (видимо, из политкорректности — признавать очевидные вещи в Европе неприлично). Но дело не только в этом. ЕК всюду пишет о языковых правах национальных меньшинств, в то время как соответствующая европейская хартия говорит о языковых меньшинствах (т.е. исходит из очевидного факта, что родным языком ирландца может быть и чаще всего является не ирландский, а английский).
Кратко о рекомендациях
Рекомендации даны следующие:
1. Пересмотреть положения закона, предусматривающие разное отношение к языкам коренных народов, языкам нацменьшинств, которые являются официальными языками , и языкам нацменьшинств, которые не являются официальными языками ЕС.
Это повторения таких же рекомендаций, которые касались закона об образовании. Смысл этой новации украинской власти состоял в том, чтобы предельно ограничить русский язык и избежать обвинений в нарушении прав человека со стороны стран ЕС (избежать не удалось, венгры всё равно недовольны). Отмена этой нормы в значительной степени обессмысливает весь закон как таковой.
2. Отменить санкции на нарушение закона или ограничить их использование только публичной сферой.
Европейцы вообще не поняли, в каких случаях полагается наказывать за нарушение языкового законодательства. Например, норма о том, что граждане должны знать государственный язык, им в принципе понятна, непонятно только, будут ли за это просто расстреливать или давать 10 лет без права переписки (кто не знает — это эвфемизм расстрела в приговорах особых совещаний 1937 года).
А если серьёзно, то: «уголовные положения закона должны быть максимально чёткими и однозначными и предсказуемыми в их применении. Действующий закон содержит положения, которые не соответствуют этим стандартам».
3. Отменить статью, которая устанавливает ответственность за умышленное искажение украинского языка в официальных документах и текстах.
А зря. Эта статья правильная, потому что основные проблемы украинского языка происходят от внедрения «харьковского правописания» 1927 года, элементов региональных говирок и иных экспериментов. В общем, украинский язык действительно надо защищать от его защитников.
4. Снизить квотные требования к контенту на украинском языке.
Об этом обычно забывают, но вопрос содержания СМИ касается свободы слова — права получать и распространять информацию.
Кроме того, сокращение доли языков меньшинств до 10-40% показались экспертам такими, которые «ограничивают право на свободу выражения и право лиц, принадлежащих к национальным, религиозным и языковым меньшинствам, на использование собственного языка или культуры».
5. Разрешить физическим лицам использовать язык меньшинств для общения между собой, в том числе в общественных местах.
Мы и не знали, что это запрещено…
6. Возможность распространения материалов предвыборной агитации на других языках, кроме украинского, не должна ограничиваться районами компактного проживания меньшинств. Политически партии и общественные организации не обязательно должны оформлять свою внутреннюю документацию только на украинском языке.
7. Предусмотреть четкие исключения по использованию других языков, кроме украинского, в чрезвычайных ситуациях (например, в общении со спасательными службами).
Это один из тех случаев, когда нормы закона вызвали у европейцев явное недоумение. Скорее всего, тут сработал культурный барьер. Авторы закона смотрели «17 мгновений весны» и помнят казус радистки Кэт, потому для медицинской сферы исключение сделано. Почему оно не сделано для пожарных — остаётся на совести советского кинематографа, в котором не было сюжета с отказом пожарных выезжать на вызов из-за языка. Европейские же эксперты советских фильмов не смотрели.
8. Отменить требование, согласно которому печатные СМИ должны выходить на языке меньшинств с одновременной версией на украинском языке.
В большинстве случаев это означает закрытие печатного СМИ. Например, популярная днепропетровская газета «Горожанин» работает без прибыли — практически всё съедает типография. Если её перевести на украинский язык, то выходить она не будет.
9. Пересмотреть положение о том, что все географические названия и топонимы должны быть исключительно на украинском языке.
10. Ограничение экскурсионного и туристического обслуживания государственным языком «является нарушением свободы выражения взглядов».
Не очень понятно, почему именно эта норма вызвала столь нервную реакцию. Ведь закон предполагает возможность предоставлять соответствующее обслуживание иностранцам на иностранных языках. Права хозяев соблюдены…
11. Необходимо принять новый закон о национальных меньшинствах.
О русском языке
Разумеется, решение ВК, которое можно трактовать в пользу русского языка, вызвало возмущение озабоченных граждан.
: «СМИ, не перекручивайте слова Венецианской комиссии! Не лгите, что Венецианская комиссия защищает русский язык. (…) Все языки меньшинств между собой равны, тогда никому не обидно. Тогда нет оснований говорить о чьей-то отдельно взятой дискриминации. Даже если это русский язык, то мы, украинцы, демократически позволяем в своей стране изучать им их язык».
Если бы «писательница» умела не только писать, но и читать, она бы знала, что право получать образование на родном языке гарантировано Конституцией, причём соответствующая статья «защищённая» — менять её можно только референдумом. Впрочем, Конституционный суд попросили не найти в Конституции эту норму, и он её не нашёл.
«Европейская правда» (другое издание «Украинской правды») констатирует, что «Венецианская комиссия признала: сокращение прав русского языка по сравнению с языками других меньшинств в некоторых моментах может иметь объективное и разумное обоснование». А раз так, то рекомендации, связанные с русским языком, можно не выполнять, как не выполняет Украина рекомендации к закону об образовании.
P. S. Вообще данное решение ВК — рука помощи, протянутая Европой Владимиру Зеленскому, который пообещал изменить языковое законодательство, но так и не на нашёл возможности им заняться.
Проблема, однако, в том, что Зеленский боится националистов, а людей, которые бы боялись Венецианской комиссии, скорее всего в природе не существует.
Видео дня. Глава Чувашии оправдался за видео с «дрессировкой» офицера
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео