В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Пример для Зеленского: как финны майдан разгоняли

Представители радикальных националистических движений развернули кампанию против президента , обвиняя его в попытках сдать украинские интересы на встрече в верхах в Париже. Они разбили у здания палаточный городок и требуют отказаться о формулы . Националисты считают любые подвижки в сторону мира позорной капитуляцией перед . И обещают устроить главе государства новый майдан, чтобы отправить его прямиком в Ростов.

Пример для Зеленского: как финны майдан разгоняли
Фото: Украина.руУкраина.ру

Парадоксальность этой ситуации заключается в том, что риторика Зеленского практически ни в чем не отличается от высказываний его политических оппонентов. Украинский президент тоже критикует и пересматривает Минские соглашения, пытаясь подменить их собственными политическими условиями. А его риторика в отношении неподконтрольных территорий Донбасса зачастую дословно повторяет позиции ультраправых — вплоть до того, что Зеленский недавно публично предложил проживающим там противникам украинской власти убираться в другую страну.

Видео дня

Хотя эти слова были закономерно расценены многими как приглашение к этнической чистке.

«Слуга народа» повсюду говорит о незыблемости евроатлантической интеграции , свято чтит героев нации из ОУН и УПА, бережно охраняет языковой и декоммунизационный законы, которые были приняты при его одиозном предшественнике. А формула «армія, віра, мова» (армия, вера, язык) по-прежнему обозначает при нем стратегический курс украинского государства. Зеленский как бы соревнуется с ультраправыми в праве называться самым большим патриотом и врагом Москвы. Но всё это не спасает его от атак со стороны «ветеранов» и порохоботов, которые совершенно открыто пугают президента призраком военного мятежа.

Похожая ситуация сложилась когда-то в . После гражданской войны 1918 года, когда войска белофиннов и интервентов жестоко подавили местные отряды красногвардейцев, эта страна была полностью подконтрольна парамилитарным формированиям ультраправых — очень похожих на современные украинские добробаты. Они исповедовали самые крайние формы антикоммунизма и шовинизма, мечтая построить Великую Финляндию за счет территории и советской , которые рассматривались в как оккупированные большевиками финские территории. А Эмиль Маннергейм даже принес торжественную «клятву меча», обещая бороться за эти земли до конца своей жизни.

В начале двадцатых годов финские шюцкоровцы дважды вторгались на территорию РСФСР, что спровоцировало Первую и Вторую советско-финские войны, но были отброшены за границу. Причем в этих боях особо отличился известный украинский анархист, красный командир Иустин Жук. Однако эти поражения на остудили горячие головы националистических финнов. Они создали так называемое Лапуаское движение — массовую организацию фашистского типа, ориентировавшуюся на модный в то время опыт чернорубашечников .

Эта структура, которая объединила под собой множество мелких националистических группировок и вооруженных до зубов ветеранов антибольшевистской «АТО», быстро получила в стране огромную популярность. А государственная националистическая пропаганда, которая двадцать четыре часа в сутки рассказывала финнам о цивилизационной русско-большевистской угрозе, обеспечивала лапуасцев новыми кадрами. В их ряды охотно вступала крестьянская молодежь, а женское крыло фашистов, организация «Лотта свярд», которая носила на своей эмблеме нацистскую свастику, объединяло в своих рядах около 70 тысяч патриотически настроенных финок. Причем некоторые из них могли дать сто очков , прославившись нападениями на своих политических оппонентов.

«Ни в одной стране пресса не ведет так систематически враждебной нам кампании, как в Финляндии. Ни в одной соседней стране не ведется такая открытая пропаганда за нападение на СССР и отторжение его территории, как в Финляндии», — констатировал советский нарком иностранных дел .

Президент Финляндии Пер Эвинд Свинхувуд также являлся яростным националистом и сторонником отторжения у России карельских земель, провозгласив лозунг: «Карелию вернуть и рюсся прочь с Севера!». Однако вожди Лапуаского движения считали его излишне нерешительным и пассивным. Они мечтали повторить в своей стране фашистский «поход на Рим», провести национальную революцию, а затем развернуть крестовый поход в сторону Ленинграда.

При этом на стороне националистических радикалов были не только хорошо вооруженные ветераны, но и многие представители финского офицерства из руководства армии Охранного корпуса. А президент и правительство теряли народную популярность из-за хронической коррупции и антисоциальных реформ в пользу местных олигархов и богатых землевладельцев.

Финские фашисты открыто атаковали на улицах местных социал-демократов, избивая и похищая людей, при полном равнодушии полиции и бессилии власти, которая реагировала на эти преступления точно так же, как в нынешней Украине. Жертвой их похищения стал даже бывший президент Карл Юхо Стольберг, но и это успешно сошло лапуасцем с рук. Почувствовав слабину власти, националистические организации перешли к подготовке прямого военного мятежа, оформив его в виде своеобразного финского майдана. Они призывали своих сторонников собраться в городе Мянтсяля, расположенном всего в шестидесяти километрах от столицы страны. Уже через несколько дней туда приехали тысячи вооруженных до зубов ветеранов, которыми командовал бывший начальник финского генштаба генерал Курт Мартти Валлениус. А главный кандидат в местные фюреры, поклонник Муссолини Вихтори Косола, потребовал отставки правительства, чтобы сформировать власть на основе патриотических организаций.

Вставал вопрос: «Кто в стране номер один — правительство или Косола?» — пишет об этом современный историк Юссии Ниинисто. Финская нацгвардия в лице Охранного корпуса, которым командовал могущественный генерал Лаури Мальмберг — очень похожий на местную версию — оказывал мятежникам практически открытую поддержку, и националистический «майдан» быстро расширялся на соседние города. Однако правительство пребывало в полной растерянности, уступая инициативу фашистам.

Ситуацию неожиданно переломил президент Пер Эвинд Свинхувуд — совершенно гражданский человек, юрист и магистр искусств. Почувствовав, что значительная часть общества напугана действиями ультраправых парамилитарных частей, он приказал армии подавить финский «майдан». Конечно, солдаты не стали стрелять в идеологически близких ветеранов. Националисты добровольно сложили оружие, а генерал Валлениус лично сдался генералу Мальмбергу, отметив эту капитуляцию дружеской вечеринкой.

Тем не менее, власти сумели деморализовать агрессивных финских ультраправых. Их лидеры получили небольшие, но вполне реальные сроки или даже временно уехали из страны. А рядовые фашисты отныне полностью контролировались правительством в своих политических целях — в первую очередь для провокаций против СССР и сочувствовавших ему финнов. Лапуасцев распустили только в 1944 году, после окончательного поражения Финляндии от войск Красной армии, которое превратило это агрессивное националистическое государство в мирную демилитаризованную и демократическую страну.

Вся эта история представляет собой очевидный пример для Владимира Зеленского, которому однажды придется решать проблему вооруженных националистических группировок, которые постоянно пытаются оспорить его власть и угрожают президенту переворотом. Хотя это наверняка никаким образом не изменит националистическую политику украинской власти.