Ещё
В Японии нашли быстрый способ вернуть Курилы
В Японии нашли быстрый способ вернуть Курилы
В мире
Назначенный Путиным губернатор отказался от работы
Назначенный Путиным губернатор отказался от работы
Политика
Ротару "поддержала" Украину на концерте в Москве
Ротару "поддержала" Украину на концерте в Москве
Шоу-бизнес
Новый председатель "Яблока" назвал свою главную задачу
Новый председатель "Яблока" назвал свою главную задачу
Политика

Слободчук: Голосовали на Украине за одних, а руководить будут другие 

Слободчук: Голосовали на Украине за одних, а руководить будут другие
Фото: Украина.ру
— Сергей, скоро в новом составе начнёт свою работу. Чего можно ожидать?
— Первая и главная интрига заключается в том, получится ли рабочее большинство у партии «Слуга народа». Потому что это очень рыхлая группировка, которая собиралась из десятков самых разных групп влияния, поэтому в основу фракции изначально заложены конфликты. В первую очередь, это бизнес-конфликты между олигархами, которые инвестировали в проект, между олигархами всеукраинскими и региональными группировками, которые покупали франшизу и проводили своих кандидатов как беспартийных, но от «Слуги народа». На них, получается, нет никаких методов партийного влияния, поскольку несколько десятков депутатов — беспартийные. И нет методов влияния вроде императивного мандата, потому что он не распространяется на мажоритарщиков.
Поэтому тут вопрос: не получится ли так, как в 2002 году, когда была тоже мегафракция «За единую »? Хотя она было создана, конечно, немножко по другим правилам — сама фракция по списку была минимальна, а остальное добирали за счёт мажоритарщиков. Получилась мегафракция, более 226 человек. Но работать она не смогла — разве что смогла избрать президиум Верховной Рады, распределить комитеты, и после этого распалась на 4-5 фракций и групп. Как бы не получилось так и в этом случае.
Вторая интрига в том, кто войдёт в президиум парламента, и по какой формуле будет происходить распределение комитетов. Мы видим, что сейчас за кулисами идёт соревнование двух основных подходов.
— Какие это подходы?
— Образец первого подхода можно увидеть в 2014 году, когда власть не дала оппозиции ни одного комитета и ни одного места в президиуме парламента. Хотя те силы, которые прошли тогда в Верховную Раду, они ещё и до сих пор пытаются себя называть демократическими. Кстати, с большинством тогда тоже была подобная ситуация — новая власть фактически получила монобольшинство. Напомню, что большинство сформировали два идейно близких крыла Майдана — «Блок Петра Порошенко „Солидарность“ (БПП) и „Народный фронт“. Но, как мы увидели, полноценно работать оно так и не смогло.
Уже через полтора года после выборов пришлось уходить в отставку премьер-министру , он просто не мог собрать голосов в Верховной Раде за свои законопроекты. Да и потом Конституционный суд признал, что по факту никакой коалиции не существовало — другой вопрос, что за это так никто и не ответил. Формально, мы помним, были БПП плюс „Народный фронт“, а во время голосования обращались за голосами то к ахметовским, то к „ляшкам“ (депутатам от „Радикальной партии“  — Ред.), то к группам „Возрождение“ или „Воля народа“.
Итак, первый подход — его условно можно назвать „парубийщина“ — состоит в том, что власть все заберет себе, а оппозиции не даст ничего.
Цивилизованный подход заключается в том, чтобы распределить комитеты пропорционально полученным мандатам — когда большинство комитетов получит „Слуга народа“, несколько комитетов „Оппозиционная платформа“, по одному комитету миноритарные прозападные фракции — Порошенко, Тимошенко и „Голос“.
По классике, оппозиция выполняет контрольную функцию, осуществляет контроль за деятельностью власти. Поэтому цивилизованная практика заключается в том, что оппозиции следует передать комитеты, которым свойственна контрольная функция, комитет по свободе слова, например, и комиссию по приватизации, которая отслеживает продажу государственных предприятий и выступает за или против решений президентской вертикали и Фонда госимущества.
Поэтому, если новое большинство поставит во главе угла такое понятие как справедливость, то оппозиция получит место вице-спикера и часть комитетов. А если во главу угла поставят жажду власти, то мы просто увидим римейк 2014 года, разве что в роли главных героев будут не Яценюк, Порошенко и Парубий, а представители „Слуги народа“. Как говорил , „осетрина второй свежести“. Так вот это, по аналогии, будет „парубийщина второй свежести“.
Сейчас звучат предложения создать Комитет по комплексному решению проблем Донбасса, и есть вопрос, будет ли он создан и кому в таком случае достанется.
— Оппозиция может на этот комитет претендовать?
— Хотим мы или нет, но проблема конфликта на Донбассе требует решения. С одной стороны, есть власть, которая взяла на себя ответственность — точнее, которой избиратели делегировали ответственность создать мегабольшинство в Верховной Раде. С другой стороны, на Юго-Востоке, для которого этот вопрос наиболее актуален, там большинство голосов получили как раз оппозиционные партии.
— Но возникает вопрос, кто будет оппозицией в Верховной Раде?
— Это тоже интрига. Мы ведь помним все эти замечательные истории, когда в роли оппозиции выступала, например, Радикальная партия Ляшко, которая при этом, не стесняясь, голосовала за бюджет, за всевозможные инициативы Порошенко и т.д. Помним, что была фракция партии „Оппозиционный блок“, где ахметовская часть голосовала и за кредиты . Ничего себе оппозиция? А потом шли на выборы с критикой тех же самых кредитов. Как говорится, пчёлы против мёда.
Здесь мы видим такую картину: если будет монобольшинство „Слуги народа“, то остаются фракции „Оппозиционная платформа“, „Батькивщины“, „Европейской солидарности“ и „Голоса“. Хотя на самом деле „Голос“ вряд ли сможет выступать в роли оппозиции, потому что они полностью идейно совпадают с партией власти, это такой же прозападный, точнее даже сказать, проамериканский проект. По большому счёту, их задача — быть подстраховкой для власти. Например, если какие-то миноритарные акционеры вроде Коломойского решат играть в свои игры. Например, если будет какой-то резонансный законопроект, а группа „Приват“ даст команду депутатам не голосовать за проект — вот и нет никакого большинства. Тогда для подстраховки и понадобится „Голос“, который сделан по тем же лекалам, что и „Слуга народа“, — то есть в списке любые люди, а во главе — какой-либо известный шоумен.
В данном случае, если подходить с точки зрения идейных позиций, то и „Слуга народа“, и „Европейская солидарность“, и „Батькивщина“ — это разные вариации прозападных партий. Они полностью выступают за прозападный вектор, они все поддерживают курс в , курс на , они все поддерживают соглашение об ассоциации с ЕС и создание Зоны свободной торговли. Разница между ними есть только на уровне приёмов, которые они используют для завлечения публики. Скажем, Тимошенко умеет филигранно плакать о судьбе „несчастного народа“, что и делает с переменным успехом уже около 20 лет. Порошенко криком кричит, какой он великий патриот, при этом под видом патриотизма продвигает русофобию. „Голос“ сейчас вообще потерялся, потому что говорить что-либо новое, видимо, бенефициары не согласовали. Да и что нового они могут сказать? Все то же самое говорят представители „Слуги народа“.
— Но есть и реальная оппозиция?
— Если брать за основу критерий „прозападные — антизападные“, то „Оппозиционная платформа“ шла на выборы как антизападный проект, с критикой прозападного курса. Все остальные партии, прошедшие в Раду, — это, по сути, прозападный вектор, разница только на уровне приемов рекламы. Потому что „Слуга народа“, Порошенко, Тимошенко, „Голос“ —это „партии Майдана“ и „оппозиция Майдана к Майдану“. „Слуга народа“ при власти, а всех остальные в оппозиции не потому, что у них идеологические расхождения, а потому что им просто не досталось места при власти.
Ранее в Верховную Раду на ностальгии по временам Януковича и Партии регионов прошел „Оппозиционный блок“, но по факту они были фейковой оппозицией, почему и полностью обнулились на выборах. И получилось, что самый богатый украинский предприниматель сегодня своего политического представительства в Верховной Раде не имеет: не прошла ни „Радикальная партия“ Ляшко, и не прошёл клон партии „Оппозиционный блок“ во главе с . Прошли лишь несколько мажоритарщиков. Забавно будет, если они прибьются к „Слуге народа“, хотя прошли на критике власти и на лозунгах антизападного вектора.
Таким образом, претендовать на роль оппозиции будут сразу несколько политсил. С точки зрения шоу-бизнеса получается, что будет ещё четыре оппозиции, а с точки зрения идеологической получается, что оппозиционная сила у нас всего одна, это „Оппозиционная платформа“. Насколько выгодно для власти давать им комитеты и передавать какие-то контрольные функции? Например, сейчас и  мгновенно позабыли какие-то оскорбления и „наезды“ на них во время выборов и договариваются о том, чтобы поделить оппозиционную квоту на комитеты между собой. Словом, в парламенте будет видимость разнообразия, видимость политического ассортимента, а на самом деле всё будет законсервировано ровно в той же идейной парадигме, что и в предыдущие пять лет.
— Сможет ли идеологическая оппозиция с теми силами, какие у неё есть, влиять на принятие решений, влиять на ход событий?
— Ответ зависит от того, насколько устойчивым будет большинство в виде фракции „Слуги народа“. Если оно не будет устойчивым — а мы уже обозначили, какие там внутри есть проблемные позиции — то тогда возрастает роль дисциплинированных сил. В условиях хаоса в выигрыше не тот, у кого больше всего депутатов, а выигрывает наиболее организованная сила. Если власть будет в раздробленном состоянии, если скатится к внутренним конфликтам — а она туда и скатится — то придётся договариваться с оппозицией. А договариваться — это значит учитывать её мнение. Учитывать её мнение по таким, например, резонансным вопросам, как рынок земли и мирное урегулирование на Донбассе.
— В связи с проблемой возможного открытия рынка земли возникает такой вопрос: какие олигархи сохранят свои позиции, кому придётся потесниться?
— Одна из главных интриг в новой Верховной Раде будет заключаться в том, как будет проходить борьба между транснациональными компаниями () и национальным капиталом. Практически все украинские олигархи инвестировали в аграрные холдинги, а агрохолдинги у нас арендуют земельные паи. Как мы уже говорили ранее, аренда земельных паёв для них и дешевле, и, по факту они всё равно контролируют земельный ресурс, потому что, заключив договоры на десятки лет, могут спокойно инвестировать и развивать свои проекты. А вот если разрешат рынок земли, то нет ли риска, что землю скупят ТНК — либо напрямую, либо через своих контрагентов в Украине? И смогут ли украинские олигархи тягаться с ТНК? Надо будет сразу одномоментно выделять миллиарды долларов. И это большой вопрос — где их взять во время кризиса.
Плюс организационные проблемы — надо будет заключать договора купли-продажи, поэтому прогнозирую, что „поднимется“ сегмент юристов, нотариусов, которые могут обеспечить этот процесс. Плюс коррупция. Потому что в Украине возможен внесудебный порядок изменения права собственности. Например, когда сельсоветы перераспределяют земельные участки на своей территории. Поэтому в нынешних условиях есть риск, что возникнет огромная коррупционная „дыра“, всё будет решаться за счёт налички. Вот такой конфликт в перспективе просматривается в связи с земельным вопросом.
Если же этот вопрос пока не рассматривать, то картина такая: понятно, что на данном этапе выиграли те, кто инвестировал в проходные политические партии, поскольку они получили представительство в Верховной Раде, получили возможность проводить законопроекты и решать вопросы. Мы знаем, что „Слуга народа“ — там целый конгломерат финансово-промышленных групп, начиная с , там и миноритарный акционер , там мы видим представителей западных структур вроде МВФ — в лице Данилюка и прочих товарищей. Видим там и представителей региональных элит, которые покупали франшизу и чьи кандидаты прошли от „Слуги народа“ по округам. В данном случае у них больше шансов войти в большинство и влиять на курс страны. Можно добавить владельца группы „Приват“ , ряд менее известных бизнесменов вроде
С другой стороны, мы уже говорили, что Ахметов полностью „пролетел“, потому что „пролетели“ Порошенко — и что еще более опасно, „пролетели“ проекты Ляшко и „Оппоблок“. Фирташ устранился от политических дел и минимально влияет, его уже и „Форбс“ не включает в первую пятёрку.
Что касается „Батькивщины“, то её тоже частично финансировал Коломойский. Национальный капитал, который поднялся при Порошенко, сконцентрировался вокруг его партии „Европейская солидарность“, там крупный аграрный предприниматель , да и сам Порошенко и его бизнес-партнёры. Расстановка сил сегодня такая.
, который тоже входит в пятёрку самых богатых украинских олигархов, сделал ставку на нейтралитет. Но сейчас ещё большой вопрос, сработает ли она. Сам он пытался попасть в парламент как самовыдвиженец, но на округе проиграл. Хотя его люди баллотировались по списку Тимошенко, также по этому списку шли и представители Пинчука. „Голос“ — отражение интересов Сороса и грантовых структур, Пинчука и .
В общем, если смотреть на ситуацию в разрезе положения крупных игроков, сейчас выглядит вот так.
— По всей видимости, процесс формирования правительства будет подчинён логике борьбы между этими игроками?
— Между этими игроками, между западными структурами, такими как МВФ. Почему вдруг начали называть кандидатуры (на пост премьера. — Ред.) людей, связанных с МВФ — Данилюка, Рашкована, Коболева? Хотя, вспомним, на выборах „слуги народа“ не говорили, что эти люди будут у нас руководить правительством, и они сами никуда не баллотировались ни по спискам, ни по округам. Получится интересно: голосовали за одних, а руководить Кабмином и другими центральными структурами будут другие. При этом кнопки запуска и отключения для этих людей находятся за границей, в руках структур совсем не украинского происхождения.
Собственно, это совпадает с интересами внешних игроков и поясняет, по каким именно пунктам они были недовольны политикой Порошенко.
— Какие это пункты?
— Массовая приватизация крупных госпредприятий, которые либо являются конкурентами западных компаний, либо приносят доход, — Порошенко не пошёл на этот шаг. Рынок земли они пытались пролоббировать, но на отмену моратория Порошенко тоже не пошёл. Я прогнозирую, что кто пойдёт на отмену этого моратория, тот политический покойник. Но сейчас мы видим, что такой настрой есть, идёт дискуссия об этом. Даже и в программе кандидата Зеленского было прямым текстом написано, что он выступает за создание прозрачного рынка купли-продажи земли. Удастся ли это реализовать? В любом случае это будет проходить, что называется, с боем.
Если характеризовать одной фразой, то главная интрига следующего сезона политического сериала — это будет ли и как именно будет развиваться противостояние между национальным капиталом и внешними игроками (Сорос, ТНК, грантовые структуры).
Видео дня. Учитель года обложил матом школьника
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео