Ещё

Хиросима, Будапешт и «грязная бомба». Готова ли Украина нанести ядерный удар? 

«Грязная бомба»: готова ли Украина нанести ядерный удар
Фото: РИА Новости
На этой неделе исполняется 74 года ядерным бомбардировкам Хиросимы (6 августа) и Нагасаки (9 августа), а в этом году — 25 лет со дня подписания Будапештского меморандума (5 декабря), к которому так любят апеллировать украинские политики. Связь между этими событиями очевидна, но глубже, чем кажется
Не так давно мы вспоминали о знаменитом выступлении в  президента . Буквально за три недели до провозглашения независимости он предупреждал украинцев об опасности «самоубийственного национализма, порождаемого межнациональной ненавистью» и фактически призывал к подписанию нового союзного договора.

Будапештский меморандум

Странные призывы Буша объяснялись не только тем, что США было удобнее иметь дело с единым СССР, но и страхом перед непредсказуемым процессом распада единого государства, напичканного ядерным оружием. Ведь та же УССР вполне могла бы отстаивать свою независимость от  при помощи ядерного оружия (как в вышедшем в 1991 году романе американского фантаста Нормана Спинрада «Русская весна»), а то и привлечь к своим разборкам США и Европу, грозя им тем самым ядерным оружием. Не говоря о возможности утечки ядерного оружия в ещё более третьи страны (вспомним снятый в 1994 году фильм «Правдивая ложь» с неподражаемым , в основе сюжета которого — захват в  группой мусульманских террористов советской ядерной боеголовки). В общем, сплошной кошмар.
Именно поэтому, как только стало понятно, что СССР, хотели этого США или нет, распался, американская дипломатия начала прилагать нечеловеческие усилия, чтобы не допустить появления на политической карте новых стран, имеющих ядерное оружие. Выбор единственной оставшейся был очевидным — замкнутый цикл производств ядерных материалов имела только .
Украина упиралась довольно долго — в стране было довольно сильное «ядерное лобби», тем более что именно Украина была ближе всех к построению замкнутого ядерного цикла. Собственно, по сей день Украине для него не хватает только специальных центрифуг. Причём Украина не одна такая — у США, например, тоже отсутствуют мощности по производству высокообогащённого урана…
Тем не менее под сильнейшим давлением США в мае 1992 года , Казахстан и Украина вместе с РФ и США подписали Лиссабонский протокол, в соответствии с которым постсоветские государства отказывались от ядерного арсенала и передавали боеголовки и средства их доставки России, а также присоединялись к Договору о нераспространении ядерного оружия. Однако в обмен на односторонние уступки Киев хотел получить гарантии: в частности по сохранению территориальной целостности страны.
5 декабря 1994 года эти гарантии были предоставлены — был подписан четырёхсторонний (помимо Украины и России его подписали также США и , а  и  сделали отдельные заявления) меморандум, в соответствии с которым стороны обещали:
— «уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины»;
— «воздерживаться от угрозы силой или её применения (…) Украины и что никакие их вооружения никогда не будут применены против Украины, кроме как в целях самообороны»;
— «воздерживаться от экономического принуждения»;
— «добиваться незамедлительных действий по оказанию помощи Украине (…) в случае, если Украина станет жертвой акта агрессии или объектом угрозы агрессии с применением ядерного оружия».
Самое забавное, что никаких гарантий в собственном смысле этого слова Украина не получила. Дело в том, что меморандум по статусу их не предоставляет. Это просто напоминалка (от лат. memorandum — буквально: то, о чем следует помнить) — приклеенный на холодильник стикер с напоминанием «после 18 не жрать», неспособный ни предотвратить жраньё, ни наложить санкции на жрущего позже.
За «договором первого уровня» по идее должны следовать юридически более сильные и обязательные для сторон-подписантов соглашения. Но они не воспоследовали. Зато воспоследовало нечто иное.

Ядерное оружие и национализм

После того как Украина избавилась от ядерного оружия, изменилось и отношение США к «самоубийственному национализму». Оно и изначально было не столь прямолинейным, как в заявлениях Буша, но всё же более осторожным. С заменой же республиканской администрации на демократическую и вовсе стал заметен крен в сторону поддержки националистических сил.
Спустя десять лет после подписания меморандума США поддержали (организовали?) приход к власти на Украине националистических сил во главе с , а спустя 20 лет — переворот с участием радикальных националистов, не скрывающих желания восстановить статус Украины как ядерного государства.
Однако одновременно США прилагали усилия для того, чтобы исключить хоть какие-то возможности ядерного производства на Украине.
Например, сейчас соглашение о вывозе из Украины обогащённого урана в 2010 году видится в совершенно другом свете. А не готовились ли США уже тогда к приходу к власти радикалов? Ведь, по некоторым оценкам, запасов обогащённого урана (ок. 90 кг) на Украине хватало на изготовление нескольких небольших ядерных бомб, которыми можно было грозить отнюдь не шведам, а учитывая патологические качества того же , можно допустить даже их применение…

Возвращение к «Будапештскому меморандуму»

Переход Крыма в состав России вызвал весьма загадочные заявления с обеих сторон.
Украина и США обвинили Россию в нарушении меморандума ещё весной 2014 года. Фактически уличили её в забывчивости.
Российская сторона возражает, но как-то неубедительно. Глава , например, акцентирует внимание на том, что
«Россия обязалась не применять ядерное оружие против Украины. Я напомню, мы так и не применяли и не угрожали ядерным оружием Украине, поэтому никакого нарушения Будапештского меморандума не произошло».
Однако меморандум касается не только этого, но и, например, уважения территориальной целостности. Между тем, Россия продолжает «уважать территориальную целостность Украины в тех границах, которые сложились после референдума в Крыму и после воссоединения Крыма с Российской Федерацией». Но в меморандуме имеются в виду границы, существовавшие в 1994 году.
Правда, Лавров также напоминает, что Украина взяла на себя в отдельном заявлении обязательства не «поощрять расистские, неонацистские, ксенофобские тенденции, а то, что произошло после Майдана, стало грубейшим нарушением этих обязательств наших украинских соседей». Это правда, но в меморандуме ничего относительно обязательств Украины не говорится.
Другое дело, что меморандум не обязывает страны-гаранты что-то конкретное делать для Украины. Призывает только не забывать. Что характерно, Россия не «уважила» территориальную целостность Украины, но применением вооружённой силы прямо не угрожала (хотя решение должно было быть воспринято как угроза) и методов экономического принуждения не использовала (все введённые Россией санкции были ответом на соответствующие меры Украины).
Тема возвращения к «Будапештскому формату» активно использовалась на президентских выборах 2019 года. В частности, будировала её , противопоставлявшая обращение к меморандуму позиции , который собирался решать вопрос Донбасса в рамках «нормандского формата».
В какой-то степени в эту же сторону клонится и , предлагая включить в «нормандский формат» США и Великобританию (т.е. гарантов Будапештских соглашений). Правда, пока что эти страны особого восторга от перспективы своего участия в таком формате не демонстрировали (хотя теоретически участие Трампа не отвергается, но только в заседании, на котором действительно можно будет что-то подписать).

«Грязная бомба»

Впрочем, помимо обращения к «Будапештскому меморандуму», существует и строго противоположная тенденция — вообще от него отказаться и провозгласить Украину ядерным государством.
С таким предложением в марте 2014 года выступила группа депутатов — Александр Чорноволенко, Валентин Королюк и . Их законопроект предполагал выход Украины из Договора о нераспространении ядерного оружия и отзыв подписи под Будапештским меморандумом.
Правда, речь идёт о принятии на вооружение «грязных бомб», т.е. обычных боеприпасов, при взрыве распыляющих радиоактивные вещества. Возможности для создания Украиной таких боеприпасов есть, но, разумеется, нет одобрения подобных планов со стороны США.
В апреле 2015 года на возможность разработки Украиной «грязной бомбы» намекал Александр Турчинов (правда, в его тексте этих слов нет — он отвечал на вопрос), а летом 2019 года популярный украинский блогер Михаил Кухар писал:
«У Украины всегда есть полсотни самолетов, способных пролететь в глубь территории врага 1-1,5 тыс. километров и сбросить грязную ядерную бомбу в 2 тонны. Что также уничтожит большое скопление войск или среднего размера город».
Кухар явно имеет весьма неопределённое представление о «грязной бомбе» и эффекте её применения, но он же не ракетчик, а экономист.
Есть и вообще тяжёлые случаи, относящиеся скорее не к пропаганде, а к психиатрии.
Например, в сентябре журналист Роман Бочкала со ссылкой на министра обороны Валерия Гелетея заявил, что украинские войска оставили Луганский аэропорт только потому, что Россия нанесла по нему ядерный удар. В действительности Гелетей указал, что применявшиеся ополчением миномёты 2С4 «Тюльпан» могут стрелять специальными боеприпасами мощностью до 2 килотонн. Бочкала то ли по некомпетентности, то ли умышленно переврал слова министра.
А блогер ermalex76 в мае 2015 года уверял своих читателей, что Украина применяла против Донбасса и России (!) ядерные (в том числе нейтронные) заряды.
Впрочем, даже и без этого есть угрозы радиоактивного заражения. Достаточно вспомнить, как упорно украинские войска лупили «точками» по Донецкому казённому заводу химических изделий (например, 20 сентября 2014 года и 8-9 февраля 2015 года), на территории которого находится хранилище радиоактивных отходов. А потом заявляли, что существует опасность утечек.
Вряд ли это случайность. Скорее уж поиск предлога для ввода в Донбасс миротворцев…

Выводы

С одной стороны, безусловно, хорошо, что Украина избавилась от ядерного оружия, — неадекватные правители не лишены соблазна использовать его против соседей или даже на собственной территории (призывала же Тимошенко расстрелять Донбасс «из ядерного оружия»).
С другой стороны, возможно, сохранись у нас ядерное оружие, сами украинские политики были бы осторожнее, да и США с Россией были бы более внимательны к людям, которые приходят у нас к власти.
Впрочем, угроза повторения Чернобыля на Украине сохраняется.
Я больше не могу: звезда Playboy идет в президенты страны
Комментарии22
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео