Ещё

Как Зеленский посетил Польшу, не покидая Бельгии 

Фото: Украина.ру
Встреча двух президентов явно готовилась в спешном порядке, даже во время переговоров Владимира Зеленского с министром иностранных дел Польши Яцеком Чапутовичем 31 мая в Киеве речи о ней не было. Впервые о том, что Анджей Дуда вечером 4 июня примет Владимира Зеленского в постоянном представительстве Польши при ЕС в Брюсселе, сказал накануне на брифинге шеф канцелярии президента Польши Кшиштоф Щерский, заверив, что Варшава «хочет быть адвокатом европейского пути Украины».
При этом практически все польские СМИ, сообщавшие 3 июня о грядущей встрече, красочно описывали разворачивавшийся в это самое время на Украине скандал в связи с совместным публичным протестом послов Польши Бартоша Цихоцкого и Израиля Йоэля Лиона по поводу открытия в Ивано-Франковске памятника командующему УПА* Роману Шухевичу.
В письме на имя мэра города Руслана Марцинкива дипломаты, в частности, написали: «Хотим напомнить детям Ивано-Франковска, их родителям, дедушкам и бабушкам, что Роман Шухевич лично ответственен за убийство десятков тысяч таких же как они людей — пулями, огнем, насилием, пытками и другими методами, только потому, что они молились богу на польском или иврите. В Украине, Польше и Израиле еще живы люди, выжившие в бойнях, в организации которых Шухевич сыграл главную роль. Многие из них были спасены героями — их украинскими соседями. Уверены, что учащиеся школ Ивано-Франковска должны изучать их истории. Мы готовы помочь организовать их поездку или помочь другим образом открыть настоящую историю польско-украинско-еврейского наследия».
После этого директор Института национальной памяти Украины Владимир Вятрович обвинил дипломатов в том, что они «нашли общий русский язык», а смысл письма — «повторение тезисов российской пропаганды против УПА*». В ответ директор польского правительственного Центра восточных исследований Адам Эберхардт написал, что «Вятрович много сделал для того, чтобы поляки и украинцы конфликтовали, и кому это выгодно?»
Собственно, именно исторические вопросы явно стали ключевыми во время разговора Дуды и Зеленского — ведь никаких других противоречий между странами нет. Так, на совместном брифинге после встречи Анджей Дуда подчеркнул, что Польша «постоянно поддерживает проевропейские и евроатлантические устремления Украины, а также поддерживает усилия Украины по восстановлению её территориальной целостности, окончанию военного конфликта в Донбассе и оккупации Крыма, чтобы Украина могла опять спокойно развиваться в своих естественных границах».
Зеленский же, вполне в стиле Порошенко, поблагодарил коллегу за то, что «Украина и в дальнейшем может рассчитывать на надёжную поддержку Польши и сотрудничество в многосторонних форматах, в частности на европейском уровне», и отметил, что Киев и Варшава разделяют видение ключевых для Европы вопросов внешней политики и безопасности, в частности, относительно угроз со стороны России. По словам Зеленского, ещё одним важным направлением взаимодействия Украины и Польши является сохранение стратегической роли украинской ГТС и противодействие «Северному потоку — 2», что соответствует действительности.
А вот с исторической памятью до согласия пока далеко. Анджей Дуда дипломатично отметил, что говорил с президентом Украины о «сложных темах в наших отношениях, об исторических проблемах, которые существуют в отношениях между нашими народами». Президент Польши высказал надежду на то, что «президентская группа экспертов будет с ещё большим вдохновением работать над последующими шагами по наведению мостов между народами в духе правды, но прежде всего в духе примирения и доброго сотрудничества».
Однако ответ Владимира Зеленского сложно назвать обнадёживающим, скорее наоборот: «Я настроен на восприятие процесса примирения и недопущение доминирования сложных моментов истории украинско-польских отношений на повестке дня стратегического партнёрства Украины и Польши».
Вот только как для польского политикума (причём как провластного, так и оппозиционного), так и для значительной части общества именно эти моменты являются доминирующими! Официальная Варшава второй год безуспешно требует от киевских властей снять введённый ведомством Вятровича запрет на эксгумацию убитых на территории Украины поляков, в первую очередь — останков жертв «Волынской резни». Порошенко обещал Дуде сделать это ещё во время их встречи в Харькове в декабре 2017-го, но слово не сдержал. Зеленский же повёл себя в стиле совы из известного анекдота — мол, в чём вообще проблема, я стратегией занимаюсь.
Конечно, такой поход может быть связан с тем, что абсолютное большинство украинских политиков действительно не понимает важность для Польши вопросов исторической памяти (и конкретно — достойного упокоения жертв «Волынской резни»). Хотя в команде Зеленского есть очень хороший специалист по Польше, способный это объяснить, — доктор юридических наук в области международного Александр Мережко, который в 2005-2011 годах был профессором и членом учёного совета Католического Университета в Люблине, причём в те годы резко критиковал украинских националистов.
Поэтому не исключено, что поведение Зеленского является как раз продуманным и прагматичным: раз вам так нужны эти могилы, то предложите за них соответствующую «цену», а не пытайтесь нам «продать» поддержку европейских устремлений, которая и так никуда не денется.
Пока же польские «пряники» не выходят за рамки обычной вежливости: к примеру, приглашение президента Украины в Польшу на мероприятия по случаю 80-й годовщины начала Второй мировой войны, которое Зеленский принял от Дуды, было простой формальностью, поскольку присутствие руководства Украины на них было анонсировано ещё 18 марта, в ряду других лидеров стран Восточного партнёрства. О том, что именно в ходе Второй мировой Польша потеряла значительные территории, которые ныне являются частью Украины, президенты, естественно, не говорили.
Зато во время встречи Владимир Зеленский вежливо вспомнил об ещё одной годовщине: 4 июня 1989 года в Польской народной республике состоялись первые частично демократические выборы, которые, по словам Зеленского, «положили начало краху коммунистического режима и способствовали восстановлению независимости государств во всём регионе».
Независимость, правда, получилась специфическая: просто большую часть стратегических для стран региона решений принимают не в Москве, как 30 лет назад, а в Брюсселе, где встречались президенты Польши и Украины, и Вашингтоне, куда Дуда прилетит 12 июня, а Зеленский надеется попасть до конца лета.
*Организация, деятельность которой запрещена на территории Украины
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео