Инаугурационное послевкусие. На Украине происходит смена декораций, а не сути режима 

Инаугурационное послевкусие. На Украине происходит смена декораций, а не сути режима
Фото: Украина.ру
Исторические аналогии — метод неблагодарный, но в публицистике — вполне законный. Давайте вспомним события 60-тилетней давности.
Как так получилось, что МХТ разрешали ставить «Дни Турбиных», не смотря на то, что Сталин саму пьесу считал антисоветской, а  — чужим? Очевидно, по той простой причине, что ни сам Булгаков, ни зрители спектакля никакой угрозы Советской власти не представляли. Более того, они её даже в чём-то оттеняли — свобода творчества-то на лицо…
Не привлекались к ответственности многие высокопоставленные «буржуазные специалисты». Например, умерли своей смертью, обласканные Советской властью дворянин Алексей Брусилов и граф , оставивший чудесные мемуары «Пятьдесят лет в строю».
Уцелели и многие меньшевики. Например, меньшевик Иван Майский дослужился до поста посла в  (правда, в 1953-55 годах он всё же побывал под следствием). Меньшевик , кстати — подписывавший постановление об аресте Ленина (при прочих равных условиях — гарантированная «вышка»), был генеральным прокурором и министром иностранных дел СССР. Ну а меньшевик (малоизвестная деталь биографии) Никита Хрущёв со временем возглавил Советское государство.
Это при том, что «ленинская гвардия» была почти полностью разгромлена. Одних, как , выгнали из страны; других, как , расстреляли; третьих, как Бориса Этингофа — члена ВКП (б) с 1903 года, заметного деятеля в сфере культуры, опекавшего Булгакова, просто исключили из партии.
Всё просто. Ни Игнатьев, ни Вышинский никакой угрозы власти не представляли, а вот Троцкий и Бухарин её дискредитировали. Повторюсь — речь идёт не о режиме личной власти Сталина, а о Советской власти в целом. Переход к НЭПу, а потом — «Большая чистка», были своеобразной «перезагрузкой», которая помогла системе избавиться сначала от политических перехлёстов, а потом и от дискредитировавших себя персонажей, во имя вящего её (системы) укрепления.
То, что происходит сейчас на Украине как раз и представляет собой «переход к НЭПу» с элементами «чистки». Фигуры Портнова и Погребинского (а в ещё большей степени — Коломойского, вернувшегося в страну ещё до инаугурации Зеленского) являются тут знаковыми, но угрозы они новой власти уже не представляют. Даже напротив — помогут продемонстрировать её демократичность, свернуть некоторые политические перехлёсты и убрать некоторых особо дискредитированных деятелей (в посадку Петра Алексеевича я, откровенно говоря, не верю, но даже если он и сядет — принципиально это ситуацию не меняет).
Почему стала возможна столь явная «оттепель»? Да потому, что система стабилизировалась, утвердила свою легитимность и силовое давление в столь массовидных формах уже не нужно (что не значит, что оно прекратится).
Важным элементом является и смена власти в США, где  одержал, наконец, победу над своими оппонентами и получил возможность реализации своей программы, предполагающей, в частности, разрядку напряжённости в отношениях с Россией. Смена украинской власти на менее агрессивную (но — не менее русофобскую) вполне укладывается в эту стратегию.
Апрельские выборы имели два значения.
Во-первых, был устранён последний «пробой легитимности», связанный с президентом. У нас ведь только президент был нелегитимен, поскольку Петра Алексеевича избрали при живом Викторе Фёдоровиче, не отстранённом от власти в соответствии с конституционной процедурой. Перезагрузка всех остальных ветвей власти проходила в соответствии с украинскими законами (местами — творчески переосмысленными). Даже введённая в действие по непонятной процедуре Конституция в редакции 2004 года была легитимизирована путём внесения в неё изменений.
Теперь на Украине есть демократически избранный президент, и даже — другое лицо (не то, которое было антиконституционным путём избрано в мае 2014 года).
Во-вторых, это был референдум об отношении к политическому курсу . Почти 61% украинских избирателей утвердил этот курс, настояв на том, что ничего стратегически менять не надо, только уберите Порошенко и смените риторику (кстати, риторику сменили не так уж радикально, как это виделось во время избирательной кампании).
Даже предложенный избирателям весьма умеренный вариант изменения политического курса, предложенный , получил поддержку менее 7,5% избирателей.
Безусловно, ситуация в стране поменялась и мы будем наблюдать довольно забавные изменения в политике и населении учреждений пенитенциарной системы. Но стратегический курс не изменится. Залогом тому является заметное отличие в инаугурациях и его кинематографического альтер-эго Василия Голобородько.
Последний опоздал на инаугурацию, потому что переживал — как же он может давать присягу на верность всей Украине, если, например, Крыма в этой Украине нет.
Первый же по этому поводу ничуть не переживает и вести переговоры с населением Донбасса не собирается — они не входят в ту Украину, которой он приносит присягу. Их он, по заветам Порошенко, намерен приобрести как крепостных — с территорией, которую вернёт «агрессор».
Режим рухнул? Да здравствует режим!
Видео дня. Кому достанется «Ералаш» после смерти Грачевского
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео