Ещё

Dagens Nyheter (Швеция): население покидает украинский город Косов 

Фото: ИноСМИ
Косов — Они покидают страну — молодые, работоспособные украинцы. В сельской местности на западе Украины деревни пустеют. Миллионы людей переезжают в Польшу в поисках более высоких зарплат. Остаются старики.
«Дагенс нюхетер» посетила бывший туристический город на западе Украины. Теперь его улицы опустели.
Вид на украинские Карпаты с крыльца беленого дома просто фантастический. Горы вздымаются в небо. Сад, сараи и курятник — все здесь аккуратное и ухоженное.
Трудно поверить, что обитатели этого дома живут на прожиточный минимум. Но пенсии 63-летней Ярославы Сусак не хватает даже на то, чтобы заплатить за газ.
Вот почему за домом на газоне высится гора дров. Ярослава начала срубать на участке деревья, чтобы не использовать газ.
«Летом мы можем топить дровами. Так хоть немного денег сэкономим», — говорит она.
Она рубит дрова быстро и точно. Когда фотограф «Дагенс нюхетер» Андерс Ханссон (Anders Hansson) сменяет ее, он удивляется, насколько тяжелы инструменты.
Маленький идиллический городок Косов на западе Украины с 8,6 тысячами жителей удобно расположен у подножия Карпат, здесь есть церковь и ратуша, магазины и кафе, нарядные домики и огороды на склонах гор. В 40 километрах отсюда проходит румынская граница, а польская находится примерно в сотне километров.
«Мне приходится пять часов добираться до фабрики в пригороде Кракова, где я работаю. На следующей неделе снова надо будет ехать. Я туда езжу на три месяца», — рассказывает водитель такси Василий Рыпновский. Сейчас он дома в отпуске с семьей, но везет нас в Косов из Ивано-Франковска, пользуясь случаем подработать.
Рыпновский доволен своим польским работодателем, но предпочел бы иметь возможность туда не ездить.
«Само собой, я бы лучше работал на Украине и был с семьей. Половина Украины работает за границей. Это нехорошо для страны».
Изначально Косов был туристическим городом. Сейчас же улицы пустынны, в кафе никого нет. Сувенирные магазины вывешивают товары на улицах, но вокруг не видно ни единого туриста.
В частном секторе, где живет Ярослава Сусак, многие дома стоят заколоченными. В остальных живут в основном пенсионеры. Работоспособные люди переехали в Польшу, многие забрали с собой детей.
«Моя взрослая дочь работает в пригороде Кракова посудомойкой. Ей обещали зарплату от 10 до 12 долларов в час, а дали только 8 долларов. Работа физически изматывающая, к концу дня она едва рукой может пошевелить. Поляки ту же работу выполняют за более высокую зарплату. Так с украинцами обращаются в Польше — как с людьми второго сорта», — говорит Ярослава.
Тем не менее она не считает, что дочь совершила ошибку, уехав в Краков. На ее зарплату ландшафтного дизайнера, которая составляла около 880 крон (чуть больше шести тысяч рублей — прим. перев.), жить было нельзя. Один счет за газ выходил примерно на ту же сумму.
С тех пор как для украинцев отменили визы в ЕС в 2017 году, трудовая эмиграция возросла. Примерно 3,2 миллиона украинцев работают за границей, из них от одного до двух миллионов — в Польше. Также растет количество украинских гастарбайтеров в Чехии, Словакии, Германии, Италии и Испании.
Кроме того, число украинцев в России по-прежнему, по подсчетам, достигает нескольких миллионов, хотя отношения между странами ужасны с тех пор, как Россия в 2014 году аннексировала Крым и начала поддерживать сепаратистов на востоке Украины.
«В результате на Украине не хватает профессионалов. Нам не хватает сварщиков и профессиональных строителей. Хорошо, что Украина получает валюту от гастарбайтеров, которые шлют деньги домой. Но то, что от нас уезжают профессионалы, — это проблема. Все кандидаты в преддверии выборов рассуждали, как заставить людей остаться», — говорит Владимир Фесенко, руководитель киевского аналитического центра «Пента».
Эмиграция — один из важнейших вопросов предвыборной кампании. В Косове мы не нашли ни единого жителя, кто либо сам бы не ездил регулярно в Польшу на работу, либо не имел бы таких родственников.
«Я получаю примерно 10 долларов в день за то, что стою в этом магазине по 11 часов. Мой парень работает декоратором сцены в Ивано-Франковске, и он уже несколько месяцев вообще зарплаты не получал. Вот мы и решили, что он поедет в Польшу. Вероятно, будет собирать клубнику», — говорит 32-летняя Мария Лукинчук, флорист в цветочном магазине в Косове.
К безвизовому режиму с ЕС Мария Лукинчук относится как к насмешке.
«Это хорошо, если ты хочешь путешествовать в ЕС. Но у нас нет на это средств, так что какое это имеет значение?»
Она прерывается, чтобы продать чашку кофе покупателю, и продолжает:
«Мы получили европейские цены, а зарплаты и пенсии у нас совсем не европейские. После революции на Майдане в 2014 году все стало намного дороже».
Договор об ассоциации с ЕС и пакет реформ, который провела Украина, среди прочего подразумевали, что больше не будет субсидий на газ. В результате цены на газ стали европейские, тогда как зарплаты и в первую очередь пенсии, остались на украинском уровне.
Для Ярославы Сусак эти новые счета означают экономическую катастрофу.
«У меня пенсия 1800 гривен (примерно 4200 рублей — прим. перев.), у мужа — 2000 (примерно 4700 рублей) в месяц. После оплаты счетов у нас остаются деньги на буханку хлеба и чуть больше полкилограмма мяса в неделю. Я планирую все покупки до мельчайших подробностей, до последнего кусочка».
Но трудовая эмиграция подразумевает также инвестиции в страну. Совсем рядом с ратушей находится кафе «Лысый нянь». Оно принадлежит Назару Остафийчуку. Там есть вместительная игровая комната, и оно в первую очередь предназначено для мам с детьми. Клиентов много, потому что в Косове много одиноких мам: они остаются дома с детьми, пока мужья работают за границей.
Вплоть до российской аннексии Крыма Назар Остафийчук работал поваром и барменом в Москве. После этого он нашел работу в Польше — стал рекрутером на предприятии.
«Все шло хорошо. Я мог бы остаться в Польше. Но я люблю родной город. Жить я хочу здесь», — говорит Назар.
Два года назад у него родилась дочь Эмилия. Тогда показалось естественным вернуться домой.
«Все мои накопленные деньги ушли на это кафе. Мы надеялись на туристов после Нового года, но практически никого не было. Российские туристы сюда больше не ездят, а украинцы больше не могут путешествовать, как раньше, потому что у людей стало меньше денег».
Несмотря на все трудности, Назар Остафийчук не колеблется ни секунды, когда я спрашиваю, продолжает ли он поддерживать идею интеграции с ЕС.
«Само собой, ЕС — это важно. Посмотрите на Польшу: 20 лет назад они были на том же уровне, что и мы сейчас. Наш единственный курс — Европа. У страны нет никакого другого пути развития».
Украина и ЕС В июне 2017 года вступил в силу безвизовый режим между Украиной и ЕС. Это произошло в результате нескольких лет переговоров, в ходе которых ЕС потребовал провести экономические реформы в обмен на отмену виз для украинцев в страны Шенгена. Безвизовый режим не распространяется на Великобританию и Ирландию.
С тех пор как безвизовый режим вступил в силу, прошел год, и границу с ЕС пересекли примерно полмиллиона украинцев.
Чтобы иметь возможность трудиться в ЕС, украинским гражданам по-прежнему нужно разрешение на работу.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео