Ещё

Взрывоопасные запреты: как Украину трясет от языковых конфликтов 

Взрывоопасные запреты: как Украину трясет от языковых конфликтов
Фото: ТК «Звезда»
Послы и  защищают русский язык на ! Скажите что я ослышался! Не может быть!
Ведущий программы «Задело» :
В минувший четверг выступил в  с большой и даже, можно сказать, программной предвыборной речью. Само голосование намечено на 31 марта 2019-го. Таким образом, в запасе у Петра Алексеевича остается ровно полгода плюс девять дней. За это время можно много чего успеть. И, если честно, создается впечатление, что главной целью Порошенко является не собственно его победа на выборах и еще один срок в президентском кресле, а окончательный развал Украины. По принципу: «не доставайся же ты никому!». Хотите доказательств? Их есть у меня!
Вообще выступление перед Радой оставило сложное и даже тяжелое впечатление. Особых успехов у Киева нет. Хвастаться нечем. Конечно, можно выдать за «великую перемогу» открытие магазинов двух западных торговых компаний, мебельной и массовой недорогой одежды. Типа, вот они, пришли, долгожданные инвесторы! Но это, по большому счету, смешно. А вот от главного лозунга кампании Порошенко становится уже не до смеха. Его план действий изложен, как говорится, украинским по белому. Это всего три слова. «Армия. Мова, то есть язык. И вера».
«Армия. Язык и Вера. Это не лозунг. Это формула современной украинской идентичности. Армия защищает нашу землю. Язык защищает наше сердце. Церковь защищает нашу душу», — сказал Порошенко.
То есть, перевожу на понятный всем язык. Слово Армия, в понимании Порошенко, означает исключительно подготовку к силовому возвращению Донбасса. При том, что планы по призыву раз за разом срываются, контрактники и офицеры ищут любой способ подзаработать, даже приторговывая оружием. А резервисты, так называемые ветераны АТО, не найдя себе применения, нанимаются в качестве групп силовой поддержки к откровенным рейдерам. Все правильно! Ведь Армия, по словам Порошенко, должна защищать землю! Ну или ее нового незаконного владельца. Или помогать собирать урожай. Кто же спорит-то?
Как сообщает портал Strana.Ua, в селе Сидоры под Киевом работящие рейдеры сами обмолотили и забрали урожай подсолнечника на 1,5 миллиона гривен. По сообщениям крестьян, на поле приехала группа из 40 вооруженных людей и оттеснила в сторону работников. Рейдеры сказали, что не позволят продолжать полевые работы, если им не отдадут половину урожая. Около полуночи конфликт обострился: въехали два посторонних комбайна, фуры, и начали собирать и вывозить урожай в неизвестном направлении. Немаловажная деталь: поле находится в аренде у иностранного инвестора — чешского агрохолдинга «Ресилиент».
И таких сообщений с сегодняшней Украины не десятки — сотни. Фермеры обрабатывают землю для того, чтобы потом, осенью, на поле подъехали вооруженные автоматами молодчики, и скосили все подчистую. Если их ловят — то быстро отпускают. За боевые заслуги на Донбассе. Самое смешное, что эта история с захватом чужого урожая произошла буквально за несколько дней выступления Петра Порошенко перед Верховной Радой.
Где он сказал буквально следующее. Я процитирую: «Иностранные инвесторы верят в перспективу нашей страны и создают здесь новые рабочие места». Угу. Особенно теперь верит в перспективы ограбленный чешский агрохолдинг. Короче, чехи крупно попали на деньги. И не они одни. Теперь про мову. Как украинские националисты собираются языком «защищать сердце» стало понятно в среду.
На очередном заседании депутаты Львовского областного совета приняли решение о введении моратория на публичное использование русскоязычного культурного продукта на территории области. Как подчеркивается в документе, данное решение принято «во избежание эскалации напряженности в обществе и недопущения разжигания межнациональной розни по многочисленным обращениям патриотических и ветеранских общественных организаций».
А еще в планах львовских депутатов расширить действие такого моратория на всю Украину. Кстати, некоторые депутаты Веровной Рады уже поддержали идею львовских коллег. Культурный продукт, как вы понимаете, это не только музыка, телепрограммы или фильмы. Но вот как вы считаете, русские книги на витрине или полках магазина — это «публичное использование» русскоязычного культурного продукта? Или нет? И как с ними поступить? Выбросить или может быть просто сжечь? А что? Исторический опыт сжигания чужого культурного продукта у радикальных националистов есть. В Германии 30-х. Если кто забыл.
Кстати, подобные опасения и исторические аллюзии возникли не только у меня. Пожалуй, впервые на моей памяти решение Львовской областной рады по поводу «русскоязычного культурного продукта» осудили западные дипломаты. Ну как осудили? Мягко пожурили. Но если даже их задело за живое, значит — будущее Украины вызывает и у них серьезные опасения.
Так, посол Канады на Украине Роман Ващук в своем Twitter назвал этот шаг «недалеким, дискриминационным и глупым». Дурацким, если сохранять точность перевода.
А посол Великобритании Джудит Гофф поддержала своего канадского коллегу, прокомментировав его публикацию так: «Я не могу согласиться. Да ладно, Львовская область, ты же выше этого… Я говорю это как ценитель и украинского, и русского языков».
Послы Канады и Великобритании защищают русский язык на Украине! Скажите что я ослышался! Не может быть! И украинское небо не упало на украинскую землю? Ну да, это всего лишь запись в твиттере, а не официальная нота или представление. Но это сигнал. Неприятный для Киева сигнал.
И, знаете, я хочу еще раз напомнить формулировку из постановления Львовской рады о моратории на русский культурный продукт: «данное решение принято „во избежание эскалации напряженности в обществе и недопущения разжигания межнациональной розни“. То есть запрет, разжигающий рознь и создающий грандиозный очаг напряженности между Западной и Восточной Украиной, подается как миротворчество? Ну да! На фоне призывов просто сажать за использование русского языка львовские депутаты выглядят коллективным Махатмой Ганди.
Не шучу! Вот отрывок из недавней передачи „Украинский формат“ телеканала News One, где с пламенной речью выступила :
»Еще в 2010 году мы зарегистрировали законопроект про уголовную ответственность за отказ от использования государственной мовы публичными лицами и госслужащими — от трех до семи лет. И если еще есть в нашей стране люди, которые не уяснили, что это государство называется Украина, то к ним нужно применять только силу».
Семь лет тюрьмы! Семь! Если бы Фарион не было, то украинским властям стоило бы ее специально придумать. Потому что после подобных абсолютно экстремистских заявлений речь Порошенко про «армию, мову и церковь» предстает как послание мира и дружбы. Но впечатление это ошибочно чуть более чем полностью. Потому что говорят они об одном и том же, но разными словами. Как в классической разводке: злой следователь — Фарион, добрый — Порошенко.
Но цель у них одна — пустить под нож русскоязычное образование, прессу, фильмы, книги, то есть вообще вытравить русский язык из любых сфер общественной и даже частной жизни. А то, что это путь в никуда и Украину уже давно трясет от языковых конфликтов — ни для кого не секрет. И все чаще это противостояние прорывается в тамошний телеэфир. Люди, понимающие взрывоопасность запретов русского языка, уже не могут молчать.
Вы, может быть, не расслышали в этой перепалке последние слова Ирины Фарион: «границы открыты, пакуйте чемоданы и убирайтесь из Украины». Знакомая риторика. Да, кстати, у телеканала News One на этой неделе возникли большие проблемы со  и с Национальным советом по телевещанию. Это по поводу свободы слова. То есть «мовы».
И последняя часть триады Порошенко: «Армия, Язык, Вера». Несколько слов о вере и церкви.
В своем обращении к Верховной раде президент Украины сравнил автокефалию, то есть создание единой поместной церкви, с Актом провозглашения независимости Украины. При этом он пообещал уважать выбор тех, кто сохранит верность церкви Московского патриархата и гарантировал защиту прав тех, кто добровольно, как он сказал. Обратите внимание на слово «Добровольно». Примет решение выйти, опять же процитирую, «из-под Москвы». А теперь, как говорится, внимание, вопрос.
Можно ли говорить о каком-либо уважении к церкви, если Украина — единственная страна бывшего Союза, где происходят массовые захваты храмов, с побоищами, ранеными и даже убитыми священниками и прихожанами?
И другой вопрос: может ли украинское государство гарантировать на своей территории кому-нибудь защиту вообще? Вспомните историю с сельскохозяйственными рейдерами. Сейчас урожай соберут, и куда пойдут люди, вооруженные автоматами? Захватывать приходы? Почему нет?
И третий вопрос: что на этой неделе делал в Вашингтоне некто Филарет, глава раскольнической украинской Киевского патриархата? Зачем поехал? За «отмашкой» на изъятие храмов и монастырей? За санкцией на разжигание религиозного конфликта и религиозной войны? Ответ, как мне кажется, очевиден.
Мнение, выраженное в данном материале, является авторским и может не совпадать с мнением редакции.
Сколько выпить: сомнительный ответ о полезных дозах
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео