Ещё

Что будет делать Украина, чтобы прекратить агрессию России? 

Фото: ИноСМИ
1 марта с двухдневным официальным визитом в Латвию прибыл премьер-министр Украины Владимир Гройсман, у которого запланированы встречи с президентом латвийского государства Раймондом Вейонисом (Raimonds Vējonis), премьер-министром Марисом Кучинскисом (Māris Kučinskis), а также посещение Музея оккупации Латвии, Латвийской национальной библиотеки и Рижской украинской средней школы. По словам главы правительства Украины, взаимоотношения между нашими государствами очень хорошие и с политической, и с экономической точки зрения, но желательно и возможно их еще больше укрепить.
LA: Как планирует действовать Украина, чтобы прекратить агрессию России и реализовать деоккупацию Донбасса?
Владимир Гройсман: Нам необходимо обеспечить реинтеграцию Донбасса. Русские танки, деньги, солдаты должны покинуть нашу территорию. Если говорить в более широком аспекте, аннексия Крыма, оккупация Донбасса это геополитический проект России с целью оставить Украину в сфере своего влияния, чтобы она не продвигалась в направлении Европы и не вступила в НАТО. Обратите внимание: «замороженные конфликты» в Грузии и Приднестровье, постоянные провокации, в том числе и против государств Балтии, Донбасс — это не что иное, как прямой вызов со стороны России США, странам альянса и их союзникам в Европе. Концентрируя финансовые и человеческие ресурсы в оборонном и военно-промышленном секторе, Россия не только пытается восстановить свою гегемонию на постсоветском пространстве, но и укрепить позиции Кремля на Дальнем Востоке и в Арктике. На такие действия необходимо отвечать только комплексно, принимая во внимание все факторы и реальную ситуацию.
— Сейчас обсуждается размещение миротворческой миссии ООН в Донбассе. Каким может быть компромисс Украины в этом вопросе?
— Для нас не может быть никаких компромиссов. Существуют нормы международного права, в рамках которых необходимо принимать решения. Мы говорим о восстановлении нашей территориальной целостности, какие тут могут быть компромиссы? Разумеется, мы категорически отвергаем «русский сценарий» размещения миротворцев на линии фронта. Мы отлично видим, каков руководящий состав террористов, это кадровые офицеры российской армии, которые находятся в «командировке» в Донбассе. Мы отлично понимаем, каких людей Путин старается усадить за стол переговоров, чтобы потом дергать за ниточки.
— Насколько эффективными, с вашей точки зрения, оказались санкции, введенные против России?
— Санкции считаются эффективными, если они достигают цели. Санкции были введены против России как наказание, ответ на агрессию. Россия должна покинуть нашу территорию. Здесь следует искать эффект санкций. И так как цель пока не достигнута, санкции необходимо только усиливать. Однако нам приходится признать и нечто другое: количество убитых превышает десять тысяч, и никакие санкции не могут возместить эти потери.
— Какая помощь оказывается беженцам?
— Это сложная проблема. Мы стараемся делать все, что в наших силах, чтобы помочь этим людям. Им необходимо где-то жить, работать, получать различные социальные услуги. К тому же, следует учитывать, что всего этого они лишились не по доброй воле. Принято много различных законодательных актов, которые регламентируют работу с перемещенными лицами. Для того чтобы полностью обустроить их жизнь, требуются миллиарды. Именно поэтому мы постоянно обращаемся к нашим международным партнерам с просьбой помочь. Если бы мы могли получить значительную финансовую помощь для поддержки этой категории лиц, было бы легче. Сейчас в государстве приблизительно полтора миллиона беженцев — примерно 1,2 миллиона семей. С 2014 года всем индивидуально была выплачена финансовая помощь. За это время люди получили девять миллиардов гривен (около 300 миллионов долларов). Более 73 тысяч беженцев нашли работу по новому месту жительства.
— Еще один аспект сложных отношений — Украина третью зиму живет без российского газа. Какова ситуация?
— Со всем мы справляемся уверенно. Все происходило согласно плану, и наша энергетическая система работает стабильно. Сегодня мы закладываем основы своей энергетической независимости. У Украины большие запасы газа, и правительство принимает необходимые регулирующие решения, которые будут стимулировать развитие добычи газа. Все наши шаги регламентированы в утвержденной правительством энергетической стратегии до 2035 года. К этому сроку Украина должна стать полностью энергетически независимым государством.
— Каковы самые важные реформы этого переходного этапа?
— Мы не находимся на переходном этапе. Это в принципе новый этап в истории государства. Мы создаем новую Украину. Меняется система государственного управления, реализуем децентрализацию, реформы судебной и социальной сфер.
Теперь мы можем говорить о массовой приватизации, которая проходит по английским правовым нормам, и это очень важно. Говорим о возможностях концессии. Нам необходимо отдалиться от такой модели, которую можно назвать сырьевой экономикой, и перейти к экономике добавочной стоимости. По нашему мнению, украинская экономика может расти, как минимум, на 5% в год. Что мы заложили в основу такого потенциального роста? Промышленное производство, инфраструктуру, рост инвестиций — значит, и защиту прав инвесторов, а также развитие государственного и частного партнерства, увеличение экспорта. Сейчас мы взялись за интересные программы развития аграрного сектора, к тому же, как в сегменте производства продовольственных продуктов, так и сельскохозяйственной техники. Мы стимулируем фермеров увеличивать стада и использовать произведенную на Украине технику. Мы утвердили государственный оборонный заказ. Это не просто финансирование армии. Это означает финансирование военной науки — разработку и внедрение новых видов вооружений и оружия.
Достаточно перспективным мы считаем развитие индустриальных парков. На Украине создано несколько исследовательских городков, где у молодых ученых есть возможность реализовать свой потенциал и предложить экономике свои разработки. Я регулярно встречаюсь с этими людьми — это очень ценный опыт.
— Как вы оцениваете отношения Украины с государствами Балтии?
— Мы получаем очень серьезную поддержку как на двустороннем уровне, так и на уровне всего региона. К тому же, это затрагивает и экономику, и политическую сферу. У этих отношений, на мой взгляд, огромный потенциал, и наше сотрудничество необходимо углублять.
— Как вы можете объяснить ухудшение отношений с Варшавой? Каким образом возможно урегулировать исторические споры между Украиной и Польшей?
— Это зависит от степени сдержанности политиков. У нас всегда были очень хорошие отношения, я все время это подчеркиваю. Оба народа очень близки, и мы вместе должны создавать свое будущее. В прошлом остались различные страницы истории. Мы не можем жить только прошлым, и если мы позволим ему разобщить и поссорить нас, то будущие поколения нам это просто не простят. На данном этапе у нас очень глубокие отношения. И я как премьер готов сделать все, чтобы сохранить эти отношения.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео