Войти в почту

В нашем родном праздник – День города. Столице области – 991 год. До 1000-летия остаётся меньше десяти лет. Впервые День города в Курске отпраздновали 18 сентября 1988 года. Тогда состоялась демонстрация, для горожан устроили спортивные соревнования и концерты художественной самодеятельности. Потом дата менялась не раз, но традиционно День города праздновали в конце сентября, увязывая это с крестным ходом с Курской Коренной иконой Божией Матери. В памяти навсегда Праздник в этом году по понятным причинам будет скромным, но города – это, по большому счёту, не здания, площади, дороги и храмы, города – это в первую очередь люди, которые в них живут, которые их строят и прославляют. Так выпало, что в этом году в конце сентября день рождения сразу у трёх знаменитых курян (морского офицера, художника и писателя), которые навсегда останутся в памяти жителей Курска как люди, прославившие малую родину. Это командир миноносца «Стерегущий» (160 лет со дня рождения), художник и педагог Михаил Якименко-Забуга (145 лет) и писатель Александр Харитановский (ровно 100 лет). О том, как пройдёт праздник, мы обязательно сообщим читателям, а пока предлагаем вспомнить тех, благодаря кому Курск известен далеко за пределами России. Один против четырёх В истории Российского флота трагические страницы Русско-японской войны 1904–1905 годов, пожалуй, более других насыщены примерами доблестного самопожертвования боевых экипажей, доказавших верность старому девизу русских моряков: «Погибаю, но не сдаюсь!». Один из таких ярких примеров – судьба миноносца «Стерегущий». Его командир Александр Сергеев – наш земляк, родился в Курске 30 сентября 1863 года. Он был младшим из четырёх сыновей чиновника губернского правления Семёна Александровича Сергеева и его жены Ольги Ивановны, урождённой Баренцевой, владелицы имения в селе Стаканово Щигровского уезда. По окончании Курского реального училища Александр Сергеев поступил в Петербургский морской кадетский корпус, откуда в 1884 году вышел мичманом. В 1890 году он продолжил военно-морскую специализацию в минных офицерских классах в . Затем было получено назначение на новейший броненосец «Император Николай I» – флагман русской Средиземноморской эскадры, здесь Сергеев был произведён в лейтенанты. На этом корабле и состоялось становление лейтенанта Сергеева как первоклассного специалиста минного дела и его нравственное возмужание. Волею судьбы сослуживцами и начальниками лейтенанта оказались выдающиеся моряки: старший офицер «Императора Николая I» Руднев (в будущем командир легендарного «Варяга») и командующий эскадрой адмирал Макаров, располагавшийся со штабом на этом же корабле. На «Императоре Николае I» Сергеев плавал три с половиной года. В октябре 1893-го участвовал в дружественном визите Средиземноморской эскадры во . Дальнейшую службу Сергеев продолжил на Балтике в Санкт-Петербургском отряде в качестве командира малых минных кораблей-миноносцев. Перед самым началом Русско-японской войны курянина переводят на Тихий океан в Порт-Артурскую эскадру командиром миноносца «Стерегущий». И вот однажды командующий Порт-Артурской эскадрой адмирал Макаров направил «Стерегущий» вместе с флагманом миноносцев «Решительным» на разведку к островам Элиот и Блонд. Возвращаясь, наши миноносцы в густом тумане буквально натолкнулись на японский морской патруль из четырёх новейших миноносцев: «Акебоно» (флагман), «Иказучи», «Иназума» и «Сазанами». Ситуация была явно не в нашу пользу: оба русских миноносца имели всего по четыре малокалиберных орудия против шести у каждого из «японцев», и существенно уступали неприятелю в скорости (26-27 морских узлов против 31). Но наши корабли первыми открыли огонь. «Решительному» удалось поразить «Акебоно» и «Сазанами» и проскочить буквально перед носом у неприятеля. Следовавшему за ним «Стерегущему» пришлось прорываться уже буквально сквозь строй под сосредоточенным огнём всех четырёх японских кораблей. Дистанция была так мала, что японские морские пехотинцы, находившиеся на «Акебоно», обстреливали русский миноносец из винтовок. А унтер-офицер Йоко даже перепрыгнул на борт «Стерегущего», вступил в рукопашную схватку с русскими моряками, но был сброшен в воду. Уже в первые минуты боя «Стерегущий» получил множество повреждений, а его экипаж понёс тяжёлые потери. Лейтенант Сергеев был тяжело ранен, но не покинул мостика. Он продолжал командовать боем, когда старшина Иван Бухарев, добравшись из машинного отделения, доложил о повреждении паровых котлов. «Стерегущий» катастрофически быстро терял ход, японские миноносцы настигали его. «Истребитель не должен попасть в руки врага!» – такими были последние слова умирающего командира… «Решительный» тоже получил несколько попаданий. Но его командир принял тяжёлое, но единственно верное решение – уходить в самостоятельно. Показательно, что адмирал Макаров одобрил его действия, написав в своём рапорте о случившемся: «Повернуть «Стерегущему» на выручку, значило потерять вместо одного миноносца – два». И «Стерегущий» остался один против четырёх. После гибели лейтенанта Сергеева командование миноносцем принял офицер Головизнин, а когда был сражён и он, русские моряки и без командиров продолжали слаженно исполнять свой долг. Неравный бой продолжался почти два часа. Потерявший ход «Стерегущий» качался на волнах, окутанный облаком пара и дыма. Все орудия были выведены из строя, а большинство членов экипажа были убиты или ранены. И японский флагманский корабль решил взять его на абордаж. Израненный «Стерегущий» вряд ли подлежал скорому восстановлению, однако пленение русского миноносца послужило бы утешением самолюбию японского флота после не особенно удачного боя. Подойдя к борту нашего миноносца, «Акебоно» высадил на него взвод морской пехоты. И тогда несколько израненных русских моряков, забаррикадировавшиеся в кают-компании, открыли огонь из последнего оставшегося у них оружия – командирского «Винчестера». Русские моряки отвергли все предложения о сдаче. Только когда японцы разобрали палубу и ворвались внутрь, им удалось сломить сопротивление героев. Корабль был в руках врага, и японские матросы уже заводили концы для его буксировки, когда задраившиеся в машинном отделении старшина Иван Бухарев и кочегар , исполняя волю командира, открыли кингстоны (клапаны затопления). Взломать переборку японцам не удалось, и оба героя так и ушли на дно вместе со своим кораблём… Куряне помнят о своём героическом земляке. Именем лейтенанта Сергеева названа одна из улиц Курска. В Областном краеведческом музее есть экспозиция о подвиге экипажа «Стерегущего». На фронтоне Михайловской церкви в Курске, где крестили Сашу Сергеева, установлена мемориальная доска. Также именем героя были названы две средние школы – Стакановская Черемисиновского района, где находилось бывшее имение Сергеевых, и Курская №18, в которой были открыты морской кадетский класс и морской музей. Жрец бога Факта О подвиге «Стерегущего» написана книга «Господа офицеры». Крайне любопытно, что этот исторический роман написал курянин Александр Харитановский, родившийся, как и командир миноносца Сергеев, 30 сентября, более того – участвовавший в войне с . Вот один из отзывов на книгу: «Прочитал книгу практически без остановки. О подвиге миноносца «Стерегущего» знают многие, по крайней мере, в , а о его командире и членах экипажа, повторивших подвиг «Варяга» в ещё более тяжёлых условиях, известно в подробностях немногим. Автор с большим уважением рассказывает чуть ли не о каждом члене экипажа этого корабля, приводя их исторические имена и биографии. Он впечатляюще передаёт ход морского боя русского миноносца «Стерегущий» с превосходящими его многократно кораблями противника. Ну и конечно, меня сильно впечатлил неравный бой русского миноносца с четырьмя японскими кораблями, переданный в подробностях в главе «Бой». Живых свидетелей этого легендарного сражения осталось очень мало, всего четыре матроса, найденных японцами ранеными и подобранных в море, куда они были сброшены взрывами. Они были пленены японцами, и длительное время о них не было сведений. Их рассказы после возвращения из плена легли в основу этой главы книги о моряках русского флота, ставших легендой». О самом писателе Александре Харитановском тоже написана книга. Она называется «Узловые станции судьбы», её автор – известный курский журналист . Так что интересующихся деталями биографии нашего писателя отсылаем к этому произведению. В библиотеках книга есть. Сейчас же просто штрихами расскажем о Харитановском. В этом году исполняется 100 лет со дня его рождения. Он родился в в семье инженера-строителя. После смерти отца в 1933 году переехал с матерью на её родину в село Мартыново . В 1941 году был призван в Советскую Армию на Тихоокеанский флот. В составе штурмовой Расинской авиадивизии участвовал в войне с Японией. После демобилизации в 1951-м окончил Московский финансовый институт, факультет международных финансовых отношений. Поступил на работу в ТАСС (Телеграфное Агентство Советского Союза), сначала референтом по , а затем почти тридцать лет был собкором агентства в , на Северном Кавказе, на Камчатке. Первая книга (сборник рассказов «Друзья») вышла в 1955 году в . В результате рабочих поездок (Курилы, Камчатка, Чукотка, Командорские острова), плаваний по Охотскому и Берингову морям родился цикл северных приключенческих рассказов, которые публиковались в журналах «Молодая гвардия», «Дальний Восток», «Пионер», «Мурзилка», «Юный натуралист»… В 1963-м Харитановского приняли в Союз писателей. В 1965-м он переехал в Курск, так как его перевели с Камчатки собственным корреспондентом ТАСС по Курской и Белгородской областям. С 1967 по 1971 год он возглавлял Курскую писательскую организацию. Книга «Господа офицеры!» вышла в Курске в 1994-м и была переиздана в том же году в Ростове-на-Дону. Владимир Кулагин в одной из публикаций о Харитановском приводит фрагмент из журнала «Москва», где о курском писателе говорится: «Чего только не пришлось испытать ему на своём корреспондентском веку! Летал на самолётах в сплошном тумане. Метался по камчатским дорогам в кузове грузовика. Ездил на собаках. Плавал на катерах. Мок. Мёрз. Спал на полу, а то и вовсе не спал. Ел что попало, а то и вовсе ничего не ел… Человек необычайной мобильности, стойкости и удивительной способности ограничивать свои потребности. Жрец великого и строгого Бога – Факта! Здесь сгусток его творческих мук во время работы в ТАСС, узловые станции его жизни: Грозный – Камчатка – Курск». Учитель и друг Малевича Ещё одним знаменитым курянином, родившемся 30 сентября, является художник и педагог Михаил Николаевич Якименко-Забуга. Он родился в Киеве в 1878 году. Отец будущего художника был артистом цирка, но Михаил решил не идти по стопам отца, а поступил в Харьковскую школу рисования и живописи, после окончания которой стал жить и работать в Курске. В нашем городе основной работой Якименко-Забуги стало преподавание рисования в Курском реальном училище. Благодаря Михаилу Николаевичу у молодых курских художников с 1906 по 1910 год была возможность участвовать в выставках наравне с художниками-профессионалами. Организаторские способности проявились и в том, что он стал одним из учредителей Товарищества курских художников. Общество было зарегистрировано в частном доме по адресу: улица Весёлая, 6. Ныне эта улица носит имя Кати Зеленко. Сам дом не сохранился. Но примечательно и символично, что сейчас на его месте, как отмечает краевед , находится девятиэтажка, в которой располагается галерея «АЯ». И ещё один важный факт – в числе учеников Михаила Якименко-Забуги был Александр Дейнека. После революции Якименко-Забуга продолжил преподавательскую деятельность в курских школах и институте народного образования. Но в 1922-м году после расформирования института художник принял решение покинуть Курск. Вначале он переехал во , а затем вернулся в родной Киев, где умер во время оккупации города в 1942 году. Сам он много работал в портретном жанре (портреты И.А. Купчинского, Д.К. Попова, цесаревича Алексея), писал пейзажи («Бухта в », «Цыганский табор», «После дождя» и др.). Разнообразной была и техника: масло, пастель, акварель, карандаш, уголь. В заключение надо бы написать какие-то обобщающие фразы, но думаем, проще обойтись кратким поздравлением: «С Днём рождения, любимый Курск!». Куряне уже вписали в историю города немало славных страниц, к 1000-летию будут написаны новые. СПРАВКА «КП» Ни в Российской империи, ни в СССР Дней городов не было. Конечно, отдельные крупные и знаменитые города могли позволить себе отпраздновать юбилей, но далеко не все и не так уж часто. Например, первый юбилей, который отметила Москва, был 700-летием со дня основания (1847 год), а следующий – только через 100 лет, в 1947 году. И лишь с 1997 года этот праздник стал ежегодным. Петербург/Ленинград тоже был удостоен права устраивать торжество в день своего рождения, в частности, 200-летие города было отмечено в 1903 году. В 1953-м планировалось отпраздновать и 250-летие, но из-за смерти Сталина праздничные мероприятия были отложены на четыре года. Победное шествие Дней городов по российским просторам началось лишь во второй половине 80-х, охватив к середине 90-х все без исключения населённые пункты. Подготовил Юрий МОРГУНОВ Фото из открытых источников

Город – это люди
© Курская правда