Войти в почту

Северокорейский след в делах Пригожина

Гибель спутала много карт. Потому как «Вагнер» являлся ударной убойной силой не только в зоне проведения СВО, но и в некоторых точках далеко за пределами России. Про подвиги «вагнеров» в , , а теперь и в слышали все. Но Пригожин проявлял немалую заинтересованность и в развитии сотрудничества в военной области с .

Северокорейский след в делах Пригожина
© Свободная пресса

Не будучи обременённым государственными постами, он мог позволить себе куда больше, чем высокопоставленные российские чиновники. В частности, будучи во , на вопрос о том, нужно ли закупать в КНДР боеприпасы для СВО, Пригожин ответил прямым текстом: «Если есть возможность закупать, я подчёркиваю: если есть возможность, чтобы мы не возбудили сейчас американцев, и они не сказали, что я во Владивосток приехал у Северной Кореи что-то закупать. Но сто процентов, закупать надо. Боеприпасы нужны, и разные. Что-то наши мощности позволяют выпускать, а что-то — тяжело. Чем больше сможем закупать у других стран, тем лучше». Интересовались военным потенциалом КНДР и в «Вагнер Центре».

Евгений Пригожин был одним из первых российских деятелей, кто указал на необходимость развития практического взаимодействия между Россией и КНДР, напоминает Александр Мостов, председатель Комитета руководителей Международной группы солидарности (МГС) КНДР.

- Будучи человеком дела, жестко ориентированным на результат, Пригожин, вероятно, искренне беспокоился об интересах родной страны и не раз выражал недоумение «половинчатыми» и порой откровенно малахольными действиями, наносящими ей ущерб в обстановке всё большего обострения отношений с Западом. Что касается КНДР, то в своих интервью Евгений Викторович нередко подчёркивал, что в тех беспрецедентно тяжелых условиях, в которых, по итогу, оказалась наша страна, нужно брать пример именно с Северной Кореи — страны, которая в одиночку выстояла в тяжелейшей блокаде и дала отпор всяким внешним врагам.

«СП»: То есть?

- Он не раз выступал с прямой критикой в адрес , призывая российских представителей в пересмотреть несправедливую санкционную политику в отношении КНДР. В обстановке, когда большая часть российских элит до последнего, уже даже после начала Специальной военной операции на , цеплялась за эти санкции, и пыталась сохранить статус-кво, это было не только смелым, но и крайне практичным предложением.

Ведь действительно, нынешнее положение дел не оставляет пространства для маневрирования: если Россия не сможет, с одной стороны, построить суверенную экономику, а с другой — обзавестись надёжными экономическими и военными союзниками, такими как КНДР, то наши главные враги в лице и получит весомое преимущество. Можно прямо сказать, что Пригожин проявил себя как смелый деятель международной солидарности, выступающий в защиту союзников своей страны. Мы действительно обсуждали ряд вопросов с соответствующими представителями «Вагнер Центра», в том числе — вопрос проведения лекций на взаимно интересные темы.

Одну из таких лекций прочитал военный эксперт по КНДР . И, конечно, возможно это просто совпадение, но российская сторона после этого проявила-таки интерес к ВПК КНДР, ну, и за компанию.

В «Вагнер Центре» в мы прочитали большую лекцию на 3,5 часа. Вместе со мной выступал известный российский военный историк, военный эксперт Дмитрий Николаевич Верхотуров и Василий Павлович Вешнев, который работал в институте текстильной промышленности, занимался камуфляжами. Я рассказывал об интересных образцах вооружений таких стран, как , Иран, Северная Корея. Речь шла как раз тех вооружениях, аналогов которых в России нет, но применение которых было бы очень актуальным в ходе специальной военной операции. О том, что мы можем либо начать делать сами, либо заказывать за границей, если это возможно.

Это не был призыв к нарушению санкций в отношении Северной Кореи, а своего рода подсказка, чем в перспективе нам нужно заниматься. Дмитрий Верхотуров рассказывал про военную мобилизационную экономическую систему на примере стран «Оси» и СССР. А Василий Вешнев выступал по теме мобилизации студенческих кадров - студентов и аспирантов - для помощи СВО.

У нас есть куча молодых людей, которых необходимо организовать, наладить контакты с техническими вузами страны для того, чтобы формировать команды для создания различных беспилотников, мини - беспилотников, развития других каких - то концепций. То есть организовать студенческие научные кадры.

«СП»: Сейчас начали говорить о том, что в школах старшеклассников будут учить управлять дронами. Это не с вашей ли подачи?

- Нет. Хотя бы потому, что в «Вагнер Центре» уже давно существует своя школа, куда набирают студентов и обучают на операторов беспилотников. Однако было бы действительно неплохо, если бы молодых людей, даже старшеклассников, обучали данной тематике. Чтобы они выходили из школы уже более подкованными по этой части. И чтобы количество таких специалистов исчислялось в тысячах человек.

Буквально через несколько дней после нашей лекции в России стал подниматься, вопрос по управлению ПТРК «Корнет» выносным пультом. Мы в «Вагнер Центре» как раз рассказывали про Иран, там есть хороший аналог ПТРК «Корнет», который управляется дистанционно. То есть оператор не лежит рядом с ПТРК со штативом. Пульт управления выноситься на сотни метров, и оператор может спокойно управлять им из окопа, из блиндажа, находясь в безопасности.

«СП»: А ещё вскоре был визит министра обороны в КНДР.

- Да. Потом был визит Шойгу. Замечу, что не только в рамках этой лекции. В рамках деятельности в Международной группе солидарности КНДР и в журнале «Национальная оборона» я не раз подробно рассказывал о новейшем северокорейском вооружении, как и военный эксперт, специалист по Северной Корее . У Северной Кореи есть разработки, на которые нам стоит обратить внимание.

Что касается визита Шойгу в , важно, что он поехал туда вместе с , своим заместителем, который является главой департамента обеспечения государственных закупок и возглавляет военные приёмки. И они побывали на выставке самых перспективных вооружений Северной Кореи, подытожил Виталий Лебедев.

Не факт, конечно, что Россия вот прямо сейчас сделает то, что Евгений Пригожин считал крайне необходимым. То есть закупит у КНДР боеприпасы или какие-то новейшие вооружения. Но то, что первая брешь в монолите санкций против этой страны пробита, уже очевидно. Шойгу съездил в КНДР - коллективный Запад возмущённо погундел и утёрся. Конечно, харизматичный и энергичный Пригожин процесс сближения наших стран мог бы ускорить. Но процесс всё равно уже пошёл.