Войти в почту

Закрыть небо над Москвой? «Внуково», «Шереметьево», «Домодедово" - в зоне риска

Небо над то и дело закрывают из-за летящих с юго-запада дронов. Это называется ввести план «Ковер», когда все гражданские борта резко садятся, а все военные истребитли, наоборот, взлетают для перехвата врага. Так, 6 августа, в задержали 21 рейс и еще пару отменили. Самолеты не принимали и не отправляли. Такой же план был объявлен в ночь на четверг, 10 августа, когда в небе были обнаружены неизвестные летающие объекты.

Закрыть небо над Москвой? «Внуково», «Шереметьево», «Домодедово" - в зоне риска
© Свободная пресса

Обычно рассказывают, что случилось, без подробностей. Дескать, «была попытка прорыва на Москву беспилотника. На подлете силами ПВО он был уничтожен. Военные молодцы». Молодцы-то они молодцы, но все время вводить этот план и потом отменять - довольно утомительно. Ведь в столице что-то предотвращают по три раза за неделю - то одна, то другая атака беспилотников. Может быть, взять, да и вообще закрыть небо над Москвой и Московской областью? Ведь закрыты для полетов одиннадцать южных городов: , , , Ростов-на-Дону, , Воронеж, , , , и . Будет двенадцатый.

Хотя фактически еще четыре подмосковных города придется закрыть для полетов: неприметное , неподалеку от которого Международный аэропорт «Внуково» им. А. Н. Туполева, скромную , близ которой терминалы им. А.С. Пушкина и с аэропортом имени себя, а точнее имени М. В. Ломоносова. Международный же аэропорт «Жуковский» еще не так давно числился сугубо военным.

Военный эксперт, директор музея войск ПВО, полковник в отставке считает, что наши гражданские самолеты ставить на прикол не нужно, хотя согласен, что у нас есть пока еще проблема пролета дронов мимо средств обнаружения на предельно малых высотах, так они просачиваются вглубь нашей территории:

- Этим надо заниматься, понижать радиолокационное поле до минимума, усиливать количество систем, которые способны работать по этим беспилотникам. А это не только системы радиоэлектронной борьбы (РЭБ), но и системы зенитно-ракетных комплексов «Панцирь». Но это только одно из направлений деятельности по предотвращению ударов дроном-«камикадзе» противника.

Есть и второе направление, о котором я не раз говорил, оно может быть даже главное, приоритетное – создание рубежа ПВО от Азовского моря до Брянской, и далее до . Этот рубеж должен быть очень надежным, через него, что называется, «и комар не должен пролететь», а не то, что беспилотник.

«СП»: Вы считаете, что ничего специально закрывать не надо, поскольку небо над Москвой уже давно закрыто для врага, так повелось еще с Советских времен? Может быть, небольшие дроны квадрокоптеры не представляют такой уж большой угрозы?

- Они бывают разные. Есть так называемая «Баба Яга», как прозвали наши военные, это большие промышленные дроны, размером с метр и более. Эти беспилотники способны нести по несколько мин. Но, конечно, с до Москвы они не долетят.

В основном представляют опасность либо дроны самолетного типа, наподобие UG-22, это многоцелевой беспилотный ударный авиационный комплекс, от компании UKRJET, либо дрон «Бобёр», который все чаще и чаще используется. Масса 150 кг, боевая часть 20 кг. Он оснащается кумулятивным снарядом КЗ-6, способным пробить бетонную стену.

Поэтому надо сосредотачивать внимание на борьбе с этими беспилотниками, хотя сделать это непросто. Их делают из композитных материалов, практически на локаторах они не видны, за исключением двигателя. У них есть возможность лететь на дальность 700 км - UG-22, «Бобер» - на тысячу километров. Эта техника в состоянии долететь до Москвы с территории незалежной.

Они летят по определенной, заложенной в бортовой компьютер программе. У них практически нет связи с внешним миром и поэтому дрон не выходит в эфир, не принимает сигнал, а значит, наша система РЭБ на него, в течение полета, практически не воздействует. Только на подлете он начинает ориентироваться, включать GPS, чтобы атаковать объекты, заложенные в память компьютера и таким образом, в этот момент, он становится уязвимым. Как правило наши системы их тогда сбивают с курса, либо вынуждают совершить посадку.

«СП»: Это ведь снаряды типа «воздух-земля», с нашими пассажирскими лайнерами они не связаны, гражданские самолеты не являются их целью?

- Они могут пролетать через воздушные трассы и возможно столкновение с воздушным судном. А взрыватель там контактный, только задел пассажирский самолет – тут же взрыв и гибель сотен людей.

«СП»: Но велика ли вероятность?

- Вероятность есть, если дрон-камикадзе летит по трассе, выделенной для полетов гражданской авиации.

«СП»: И тем не мнее, вы считаете, что закрывать небо над Москвой для полетов гражданской авиации не только на часы, а на недели или месяцы не стоит?

- Нет, этого делать нет нужно. Достаточно временного закрытия, которое происходит, когда обнаруживают дроны на подлете.

Ну, и боевые вертолеты нам надо шире использовать, они против дронов годятся, вполне в состоянии их уничтожать. Вертолеты особенно эффективны, когда обычные граждане засекают пролет дронов и сообщают об этом МЧС. Нужно ставить аппаратуру на Ми-8 и тогда они получат специализацию для решения этих задач...

Заслуженный пилот СССР признается, что военные и гражданские авиаторы сотрудничают очень плотно:

— Вот я, например, заканчивал военное училище, служил истребителем, потом работал в гражданской авиации, и таких летчиков немало. Мы все отмечаем День Военно-воздушных сил России 12 августа. А вообще в этом году исполнилось сто лет российской гражданской авиации.

А вопрос о возможном прекращении полетов над Москвой, с точки зрения безопасности пассажиров, абсолютно правилен. Ведь в гражданской авиации главный - не пилот, инженер или диспетчер, а пассажир. Так что ваше беспокойство вполне оправдано. Эти чуть ли не ежедневные налеты беспилотников напрягают и нет гарантии, что они не будут увеличивать свою частоту и мощность. Этот вопрос становится все актуальней и актуальней. Может быть, мы доживем до той минуты, когда такие ограничения введут.

«СП»: Как в одиннадцати южнорусских городах?

- Да. Но сейчас идти на такой шаг и запрещать полеты над Москвой нет оснований. Ограничить полеты в Московской зоне – это значит практически остановить больше половины объемов авиационных перевозок.

«СП»: У нас не только все поезда, но и самолеты следуют через Москву?

- Уже не все, сейчас ситуация меняется, но львиная доля полетов проходит через Москву. Остановить их – значит, остановить всю гражданскую авиацию России. Это шаг, который нельзя делать необдуманно и особенно принимать решения теми, кто ни в авиации, ни в беспилотниках, ни в ПВО не разбираются. А таких у нас хватает. Главное, не натворить чего-то сгоряча. И надо продумать как авиакомпаниям нести меньше потерь, а пассажирам испытывать меньше неудобств.

У нас действует система предотвращения террористических атак и надо ее совершенствовать. Если объявляется «Ковер», то ограничиваются полеты в данный момент на данных направлениях, в зависимости от того, где радары засекли беспилотник.

«СП»: По пункту №176 Постановления «Об утверждении федеральных правил использования воздушного пространства РФ», сигнал объявляется в случаях незаконного пересечения воздушным объектом границы России, при появлении неопознанных летательных объектов и других материальных объектов.

- Все воздушные суда, кроме истребителей-перехватчиков и поисково-спасательных судов, должны немедленно совершить посадку или покинуть данный район. Нарушившие требование могут быть сбиты. Это эффективная система и надо продолжать ею пользоваться и одновременно конечно серьезно работать над укреплением системы ПВО. Обнаружить и посадить современные дроны – это не такое простое дело.

У нас ведь не только самолетостроение разрушали, но и локаторы для улавливания дронов не разрабатывали. Так что сейчас надо над этим работать, причем работать в мобилизационном режима. Не так как наши министры это делали. Говорили же, что самолет МС-21 будет готов в 2020 году, потом в 21-м, 22-м, 23-м и вот теперь говорят, что подготовят его в 2024-м!

Уже замечены случаи, когда вражеский дрон замечен ПВО, а запрета полета на вылетающий борт не поступает. Он спокойно выруливает на взлетную дорожку. Дрон в воздухе, надо дать запрет на вылет. В этом случае и пассажиры бы не нервничали и авиакомпании не сжигали авиакеросин понапрасну.

«СП»: Возможно, в связи с новой ситуацией, в связи с дроновой опасностью, в регламент полетов нужно вносить изменения?

- Да, это нужно делать, не дожидаясь терактов со смертельными случаями.

И самое важное надо предпринимать все возможные меры нашим дипломатам и государственным деятелям, чтобы прекратить эту вакханалию. Ситуация сейчас сложная и аномальная. Ее необходимо удалить из нашей жизни. А удаление может быть только одним путем: так раздолбать, чтобы они лишились возможности запускать свои дроны. Или договориться или так дать по рукам, чтобы нечем стало запускать.

О последних новостях города Москвы и Подмосковья читайте в теме «Свободной Прессы».