Войти в почту

Офицерский корпус  РФ: Кому завтра поднимать в атаку российские роты?

На днях на селекторном совещании с руководящим составом Вооруженных сил РФ министр обороны России решил подвести итоги вступительной кампании по набору первокурсников в военно-учебные заведения страны. И даже по привычке сделал это в привычно-победном тоне: «В этом году в военные вузы зачислено более 15 тысяч первокурсников. А с 1 сентября они, естественно, приступят к учебе. В том числе - и в довузовских учебных заведениях. Из зачисленных в вузы – 1,5 тысячи - участники специальной военной операции. Многие, а если говорить точнее, то большинство, имеют боевые награды».

Офицерский корпус  РФ: Кому завтра поднимать в атаку российские роты?
© Свободная пресса

Вероятно, по принятому нынче в Минобороны внутреннему протоколу подобных высоких собраний далее должны были прозвучать бурные и продолжительные генеральские аплодисменты. Но существуют ли для них хоть малейшие основания?

Чтобы попытаться определить это, придется заняться элементарной арифметикой на основе открытых источников. Итак, 15 тысяч поступивших на первые курсы училищ, военных институтов и академий – много это или мало? И насколько эти цифры соответствуют озвученным в конце минувшего года планам самого генерала армии Шойгу по строительству фактически новых Вооруженных сил РФ?

Для начала примем во внимание вот что: во времена СССР на регулярное пополнение 5-миллионой Советской армии офицерским составом от Тихого океана до беспрерывно работали 166 военных вузов. Каждым летом из стен в войска и на флоты отправлялись порядка 60 тысяч юных лейтенантов.

Дальше предводительствуемая «новорусская» решила, что по периметру государственных границ России и далее - почти сплошь одни самые искренние и преданные наши друзья. Поэтому кого бояться-то в этом мире? Разве что мелких шаек бородатых террористов, которые, главным образом бродили и бродят по Ближнему и Среднему Востоку, а также по Центральной Азии. Так мы их одной левой и куда меньшим составом профессиональных защитников Родины! На остальных не стоит и тратиться.

И пошло-поехало. Гильотина кадровых сокращений от целых округов, групп войск, отдельных армий, корпусов и дивизий быстро оставила одни ошметки. Боевые знамена прославленных соединений вместе с боевыми орденами грудами исчезали во тьме музейных хранилищ.

Когда этот военно-политический морок закончился, трезвому взору оставшихся в строю предстали одни руины на месте некогда «непобедимой и легендарной». Если говорить конкретно о системе военного образования в нашей стране, то уже к 2007 году число учебных заведений с прежних 166 сократилось до 68. А к 2012 году – вообще до 45. Это уже постарался абсолютно «безголовый», как теперь, полагаю, каждому ясно, военный «реформатор» , Всего пять лет просидевший в кресле министра обороны, но нанесший такой сокрушительный ущерб нашим Вооруженным силам, от которого им будет икаться еще не одно десятилетие.

Сменивший Сердюкова в самом мягком «арбатском» кресле Сергей Шойгу не смог или не захотел поправить почти ничего из того, что сотворили его предшественники. Заслугой Сергея Кужугетовича стало единственное – продолжавшийся два с лишним десятилетия погром офицерского корпуса России был хотя бы приостановлен на той черте, до которой он докатился. И то, как говорится, хлеб.

В начавшуюся на специальную операцию мы вступили с ежегодным суммарным выпуском лейтенантов в войска в количестве приблизительно 14 тысяч. С учетом, что по сравнению с Советской, Российская армия к 2022 году численно сократилась ровно впятеро, этого, похоже, было достаточно. Но – лишь для мирной жизни.

Между тем, почти все наши молодые офицеры сразу после выпуска первым делом теперь отправляются на фронт. Где, случается, погибают или выбывают по ранению. Кто, где и сколько – этого вам никто не скажет. И правильно сделает. Ибо – военная тайна. Поэтому в оценках приходится полагаться лишь на мнения зарубежных аналитиков.

Чувствующая себя в этом отношении куда свободней нашего, британская разведка 30 мая 2022 года констатировала, что уже к тому времени потери ВС РФ в звене «командир взвода, роты, батареи» оказались просто «опустошительными». И сделала вывод: «Утрата значительной части молодого поколения профессиональных офицеров, вероятно, усугубит текущие проблемы с модернизацией подхода к командованию и управлению».

С того прошлого мая ожесточение боев на линии боевого соприкосновения местами только усилилось. Поэтому утраты в офицерском составе тоже вряд ли уменьшились. Кем их замещать? Да если разобраться – просто некем.

А поскольку, как следует из выступления Шойгу на селекторном совещании с генералами, набор курсантов на первые курсы военно-учебных заведений и в 2023 году остался фактически на прежнем уровне, облегчения в этом отношении ждать не приходится как минимум в ближайшие четыре-пять лет. Ибо именно столько нынешним первокурсникам предстоит провести на учебной скамье до получения лейтенантских погон и отъезда в войска.

Поэтому офицеров в войсках сегодня просто отчаянно не хватает. Настолько не хватает, что в ходе продолжающейся спецоперации на Украине лейтенантские погоны безо всякой дополнительной подготовки прямо на поле боя вручают наиболее отличившимся в боях солдатам и сержантам. Правда, при условии наличия у них высшего образования, полученного до службы в гражданском вузе.

Не сомневаюсь, что подобной чести удостаиваются действительно отличные и храбрые воины. Но признаемся: руководить современным боем взвода, роты или батальона, организовывать взаимодействие с артиллерией и авиацией они точно не умеют. Необходимыми любому командиру знаниями в области психологии и педагогики не владеют.

Кто-то полагают, что и без этого сойдет? Но если бы дело так и обстояло – к чему и чему мы будущих кадровых пехотных и артиллерийских начальников учим по четыре-пять лет в училищах и академиях?

Далее. В прошлом году по инициативе Минобороны было решено срочно увеличить численность Вооруженных сил в полтора раза, до 1,5 миллиона человек. Задумано в ближайшей перспективе в кратчайшие сроки воссоздать Ленинградский и Московский военные округа, слишком легкомысленно, как давно и почти всем ясно, упраздненные по инициативе Сердюкова. Причем, по историческим меркам совсем недавно — в сентябре 2010 года.

Одновременно министр обороны приказал приступить к формированию трех новых мотострелковых дивизий в Херсонской и Запорожской областях. А также отдельного армейского корпуса в . Для чего, по самым приблизительным подсчетам, кадровикам потребуется откуда-то добыть никак не менее 50 тысяч дополнительных солдат и офицеров.

Еще семь мотострелковых бригад в Западном, Центральном и Восточном военных округах и на Северном флоте решено как можно скорее развернуть в мотострелковые дивизии. То есть — их личный состав предстоит численно увеличить примерно втрое.

Далее в том же духе: объявлено, что решено добавить пару десантно-штурмовых дивизий Воздушно-Десантным войскам. А каждую из пяти давно существующих на каждом из наших флотов и на Каспийской флотилии бригад морской пехоты тоже, не мешкая, превратить в дивизии.

Мало того. Для создания артиллерийского резерва на каждом из стратегических направлений запланировано сформировать пять артиллерийских дивизий военных округов, а также артиллерийские бригады большой мощности (с орудиями калибром не менее 203 мм) центрального подчинения.

Так это еще только о том, что предстоит преобразовывать, так сказать, «на земле». Не меньше трудностей нас ожидает и «в небе». А именно: в каждой из имеющихся нынче в Сухопутных войсках 11 общевойсковых и в единственной (1-й гвардейской) танковой армии признанно необходимым в обозримой перспективе развернуть по смешанной авиационной дивизии и по бригаде армейской авиации численностью 80 100 боевых вертолетов.

Кроме того в Воздушно-Космических силах стоит задача дополнительно сформировать еще три управления авиационных дивизий, восемь бомбардировочных авиационных полков, один истребительный авиационный полк, шесть бригад армейской авиации.

В контексте сегодняшнего разговора в громадье этих планов нас интересует единственное: «Сергей Кужугетович, чтобы выполнить все задуманное, вам же понадобится просто прорва дополнительных офицеров. Десятки тысяч! Откуда вы их собираетесь набрать, если, как теперь сами докладываете, наборы в военные вузы фактически не растут даже тогда, когда канонада гремит уже у самых границ России!».

Думаю, промолчит министр. Потому что по существу нечего ему нам отвечать. В своем докладе, про который разговор, он, правда, констатировал, что «возобновлена подготовка офицерских кадров для Вооруженных сил на базе Донецкого высшего общевойскового командного училища».

Это и вправду отличная новость. Но, во-первых, она единственная такого рода. Других новых высших военных училищ у нас с началом СВО не появилось. Что само по себе лично для меня удивительно.

Во-вторых, пока возрожденное ДВОКУ - не сильная подмога для армии. Поскольку его первый выпуск вышел каким-то слишком уж малочисленным. Точных цифр обнаружить не удалось, но на фотографиях торжества видно, что все «свежеиспеченные» лейтенанты из на прощании с Боевым знаменем уместились в одном помещении, похожем на фойе клуба или чего-то подобного. Так что, полагаю, счет им пока идет на десятки.

А в-третьих, личной заслуги нынешнего министра обороны РФ в возрождении этого училища не так и много. Потому что у истоков возобновления работы этого ввуза стоял не Шойгу, а бывший глава ДНР . Это он 6 мая 2015 года издал Указ «О создании Донецкого высшего общевойскового командного училища». Причем, имелось ввиду – не столько для Вооруженных сил РФ, а для укрепления рядов Народной милиции, которая почти в одиночестве стояла в ту пору на страже республики против готовившихся к реваншу ВСУ.

Для справки: нынче в ДВОКУ готовят специалистов по следующим воинским специальностям: «боевое применение мотострелковых подразделений на БМП», «боевое применение танковых подразделений», «боевое применение наземных подразделений войсковой разведки». Там же создан факультет морально-психологического обеспечения (специальность «морально-психологическое обеспечение боевой и повседневной деятельности войск»).

И еще об одном хотелось бы спросить у генерала армии Шойгу. Что у нас сегодня с конкурсом среди желающих стать курсантами? С началом боевых действий на Украине конкурс падает или растет? А значит выше или ниже человеческий потенциал новых наборов будущих российских офицеров? Проще говоря: был ли у училищного начальства нынешним летом достойный выбор или теперь в курсанты «гребут» едва ли не всех желающих?

Подлинных данных на этот счет нам, конечно, тоже никто не раскроет. Но вот, если позволено так выразиться, тревожный «разведпризнак». По 2023 году сведений пока нет. Но в 2022 году конкурс в прежде страшно популярное среди дальневосточных мальчишек Дальневосточное высшее общевойсковое командное училище имени маршала Советского Союза Рокоссовского, которое готовит морских пехотинцев, арктических и горных стрелков, упал почти вдвое. Если точнее - с семи до четырех человек на место. Об этом местной прессе с тревогой рассказал заместитель начальника училища по учебной и научной работе полковник Вячеслав Кузякин.

Безусловно, и при четырех претендентах на каждое место в курсантском строю выбор все же существует. Но уже явно не тот, что прежде. И это не может не настораживать.

Потому что только ли на дальневосточных юношей, скорее всего, год назад столь губительно подействовали первые вести с полей сражений на Украине? И только ли в Благовещенске, где находится Дальневосточное высшее общевойсковое командное училище, наметилась очень неприятная для всех Вооруженных сил России тенденция?