Войти в почту

Морская блокада Украины – что вправе делать моряки-черноморцы

С 20 июля 2023 года все следующие в украинские порты суда станут считаться перевозчиками грузов военного назначения, заявили в . При этом в ведомстве уточнили, что страны, под чьим флагом будут перемещаться в Черном море эти суда, автоматически станут сторонами конфликта.

Морская блокада Украины – что вправе делать моряки-черноморцы
© Свободная пресса

Такое решение объяснили прекращением действия зерновой сделки и сворачиванием морского гуманитарного коридора.

Что теперь? Это угроза Киеву, желающему продолжить «зерновую сделку» без России? И как она будет реализовываться? Корабли ЧФ РФ будут останавливать всех, кто направляется в украинские порты, задерживая нарушителей? Имеем ли мы на это право?

Если речь идет о полноценной морской блокаде , то это, несомненно, то, что давно нужно было сделать. Неужели теракты на Крымском мосту все же подействовали?

– Мне кажется, что атака на Крымский мост тут ни при чем – ясно, что решение о приостановке «Черноморской инициативы» в Кремле было принято раньше, – говорит крымский журналист .

– И в Киеве об этом догадывались. Их атака на мост – это акт бессилия. Рано или поздно ее следовало бы ожидать.

«СП»: Как эта блокада практически будет осуществляться? Будем останавливать все суда и проверять?

– Мне трудно ответить на этот вопрос. Наше начальство, в отличие от западных «партнеров», постоянно не только декларирует, но и доказывает свою приверженность соблюдению международного права. Дело в том, что 1982 году в ямайском городке Монтего-Бэй была подписана UNCLOS —Конвенция по морскому праву. В 1997 году Россия ее ратифицировала – правда, с некоторыми оговорками, – приняв соответствующий федеральный закон. В соответствии с 95-й статьей соглашения мы в международных водах не вправе останавливать даже «лоханки» ВМСУ, поскольку «военные корабли пользуются в открытом море полным иммунитетом от юрисдикции какого бы то ни было государства, кроме государства флага».

А следующая статья Конвенции указывает, что «суда, принадлежащие государству или эксплуатируемые им и состоящие только на некоммерческой государственной службе, пользуются в открытом море полным иммунитетом от юрисдикции какого бы то ни было государства, кроме государства флага». Другими словами, в соответствии с международным правом, моряки ЧФ не вправе подниматься на борт любой посудины под украинским флагом.

Была бы у нас война с Украиной – другое дело. Но ведь мы всего лишь проводим специальную военную операцию, не так ли?

Впрочем, в статье 110 Конвенции перечислены причины, по которым наши военные моряки вправе произвести досмотр. Их несколько: если судно занимается пиратством, работорговлей или несанкционированным вещанием, а также если судно не имеет национальности или «хотя на нем поднят иностранный флаг или оно отказывается поднять флаг, это судно в действительности имеет ту же национальность, что и данный военный корабль». Вот и все основания, по которым можно произвести осмотр чужого судна. Однако если подозрения оказались необоснованными, Россия обязана будет извиниться и возместить любые причиненные убытки или ущерб.

Это американцам хорошо – они всегда действовали как отморозки: не нравится какая-то страна – одно судно под ее флагом потопят, второе возьмут на абордаж, найдут что нужно, тоже потопят и улетят обратно. И чихать Белому дому на какие-то конвенции, даже если он их и когда-либо подписывал. А Россия исторически имеет привычку соблюдать свои обязательства. Иногда это нам идет на пользу, но зачастую мешает. Как в очередной раз может помешать и сегодня.

«СП»: А в период действия сделки мы ничего не проверяли?

– Если бы основательно досматривали каждое судно, то не было бы ни терактов, совершаемых под прикрытием судов, следующих по маршруту «зерновой сделки», ни нового оружия у боевиков ВСУ. Но международная конвенция в данном случае на стороне Украины. Хотя в то же время это международное соглашение не мешает западным «партнерам» арестовывать наши суда, как это случилось за несколько месяцев до СВО с «Академиком Иоффе» в датском порту Скаген.

«СП»: Нарушителей топить будем теперь?

– Зачем же сразу топить? XXI столетие – век компьютерных технологий. Шесть лет назад в Малаккском проливе американский эсминец John S. McCain совершенно случайно столкнулся с нефтяным танкером. А за месяц до этого возле японского побережья подобное ЧП произошло с эсминцем Fitzgerald. Тогда заместитель командующего кибернетическим командованием ВМС вице-адмирал Джен Тиге пришла к выводу, что в обоих случаях компьютерные системы военных кораблей подверглись кибератаке. Разве мало IT-умельцев в непризнанных республиках на просторах бывшего СССР, способных посадить на мель любое судно?

«СП»: Насколько это что-то изменит? Много ли оружия возили по морю?

– Если в Одессе до сих пор детонируют боеприпасы на военном складе, в который попали российские ракеты, значит, через этот порт проходило достаточно вооружения. Думаю, поставки по морю не прекратятся. Может быть, через международные воды сейчас и поостерегутся везти, но ведь можно же идти вдоль побережья, в территориальных водах и , куда нашим военным судам путь заказан.

Герою Второй мировой войны, американскому генералу Омару Брэдли, в честь которого названа поставляемая Украине боевая машина пехоты, приписывают изречение: «Дилетанты изучают тактику, любители – стратегию, а профессионалы – логистику».

Армии России нужно в первую очередь уничтожать украинскую логистику, не оставив камня на камне от портовой инфраструктуры Одессы, /Черноморска и Николаева. И тогда все морские перевозки на Украину потеряют всякий смысл.

– Для объявления морской блокады не обязательно введение состояния войны: согласно нормам международного права, эта санкция может устанавливаться и в мирное время с целью призвать злостного нарушителя договорённостей к порядку, – поясняет историк, публицист, постоянный эксперт Александр Дмитриевский.

– В данном случая Россия ввела запрет на судоходство в направлении Одессы и других украинских портов с полным соблюдением международного права.

«СП»: Что делать с мирными судами, которые будут идти туда?

– Отныне любое судно в акватории Чёрного моря может быть проверено на предмет следования в украинские порты, а в случае нарушения запрета – объявлено законным призом.

«СП»: А тех, кто пытается прорваться – топить?

– Большинство грузовых судов в мире тихоходны: от них требуется экономичность, а не скорость. А скоростной «блокадопрорыватель» для судовладельца – достаточно дорогое удовольствие. Поэтому попытки прорыва в украинские порты в условиях, когда никто не гарантирует безопасность – дело не то чтобы маловероятное, но в условиях повреждённой портовой инфраструктуры они будут иметь скорее символическое значение, чем практическое.

«СП»: В заявлении говорится, что страны флага таких судов будут считаться вовлеченными в украинский конфликт на стороне киевского режима...

– Если учесть что основная масса торгового флота в мире зарегистрирована под т.н. «удобными флагами» в оффшорных зонах, а не под флагами стран, поставляющих Украине оружие, то данная мера призвана сделать нерентабельным фрахт судов для доставки грузов в украинские порты. Надо понимать что «удобный флаг» существует для минимизации налоговой и социальной нагрузки на судовладельца, а также льготной ставки портового и лоцманского обслуживания, поэтому авантюры у обитателей «тихих гаваней» не в почёте: гораздо выгоднее зарабатывать понемногу, но верно, чем проиграть, польстившись на жирный куш.

«СП»: Теперь будут больше возить по суше?

– Основная масса перевозок и так идёт по суше, и польская логистика для этого очень хорошо приспособлена: из района украинского города Ковеля вглубь польской территории на целых четыреста километров идёт т.н. Linia Hutnicza Szerokotorowa – Ширококолейная металлургическая линия, изначально строившаяся для обеспечения Группы советских войск в Германии. Понятно, что сейчас эта магистраль просто загружена военными заказами. Кроме того, Польша – один из европейских лидеров по разработке и производству раздвижных вагонных тележек, но свою технологию – тележки системы Сувальского – держит в строгом секрете, а поезда с такими тележками, курсирующие по территории Украины и , обслуживаются исключительно на польских заводах.

– Это заявление есть заявление о блокаде украинских портов, – убежден экс-боец ополчения ЛНР .

– По-иному понимать его не следует, и вряд ли страховые компании мира воспримут его по-иному. Это нужно было сделать в самом начале операции. Нужно понимать, что любимые зерновые сделки отдаляют нашу победу и, следовательно, мир.

Зерновая сделка, на мой взгляд, ошибка российской дипломатии. Противная сторона нарушила все договоренности, а украинское зерно пошло не в бедные страны Африки, но в обеспеченные страны русофобской Европы.

«СП»: Как будут поступать с нарушителями?

– С одной стороны, нарушителей режима нужно топить, этого требует военная ситуация. С другой – достаточно заминировать фарватер, ни одно судно не сунется. Вопрос сугубо в проявлении воли.

Последние новости и все самое важное о спецоперации на Украине читайте в теме «Свободной Прессы».