Войти в почту

«Главная задача — взять объект живым» 80 лет назад в СССР создали контрразведку Смерш. Как она охотилась на шпионов?

«Главная задача — взять объект живым» 80 лет назад в СССР создали контрразведку Смерш. Как она охотилась на шпионов?
© Lenta.ru

80 лет назад — 19 апреля 1943 года — в СССР была создана военная контрразведка Смерш. Ее название, придуманное лично советским лидером Иосифом Сталиным, расшифровывалось как «Смерть шпионам». Контрразведчики боролись с немецкими диверсантами и шпионами на всех фронтах Великой Отечественной войны, а также с провокаторами и паникерами в тылу. Сотрудники Смерш, ни один из которых не перешел на сторону противника, предотвратили множество покушений на первых лиц Советского государства, в том числе на Сталина. Историю легендарной спецслужбы, ставшей лучшей военной контрразведкой в мировой истории, вспомнила «Лента.ру».

Осень 1943 года. Советская контрразведка получила информацию о высадке немецких агентов в прифронтовой зоне — ее точное место определили по закопанным парашютам. Для того чтобы найти чужаков, стали опрашивать местных жителей. Один из них, пожилой косарь, рассказал о том, что накануне у него спрашивали дорогу двое подозрительных солдат. «Странные они были — обычно солдаты грязные, форма мятая, а у этих все выглаженное, лица откормленные. Я их покурить попросил, думал махорки отсыплют, а они сигарету дали», — сказал крестьянин.

Он запомнил цифру 12 на мешке одного из бойцов. Контрразведчики выяснили, что похожий солдат, якобы прибывший с пополнением из , находится в запасном полку. С ним решили побеседовать — и быстро выяснилось, что якобы родной Тамбов солдат вообще не знает. Вскоре его на очной ставке опознал и пожилой косарь. Тогда агент раскаялся, упал в ноги к контрразведчикам и стал умолять о пощаде, заодно пообещав сдать всю свою группу, включая старшего — тот носил форму капитана Красной армии.

«Капитана» нашли быстро — к тому моменту он успел получить распределение в штаб 32-го армейского корпуса, но контрразведчики оказались там раньше него. Сам агент добрался до штаба на попутке. Спрыгнув с автомобиля, он подошел к стоящим у штаба военным, снял фуражку и панибратски спросил: «Здорово, ребят! Здесь штаб 32-го корпуса? Я куда надо прибыл?» «Куда надо», — ответили встретившие его офицеры Смерш. Собрать ценную информацию для вермахта «капитану» было не суждено.

***

С первых дней войны советская контрразведка столкнулась c немецкими спецслужбами, имевшими за плечами опыт французской, польской и югославской кампаний. Им активно помогали разведки , и Венгрии. У Третьего рейха было множество подготовленных агентурных кадров с богатым оперативным опытом.

Главное управление имперской безопасности (РСХА) после начала войны приступило к операции Zeppelin по политическому и диверсионному разложению советского тыла. Важную роль в этом играла военная разведка Третьего рейха — абвер, во главе с адмиралом Вильгельмом Канарисом. В подчинении у него находилось воинское спецформирование «Бранденбург 800».

Входившие в него диверсанты проводили самые разные операции. К примеру, 22 июня 1941 года они, одевшись в форму немецких таможенников, расстреляли советский пограничный наряд и помогли 123-й пехотной дивизии вермахта осуществить прорыв границы СССР.

Также из рассказов защитников Брестской крепости хорошо известно, что в первые часы войны большую сумятицу вносили немецкие диверсанты в форме офицеров Красной армии. Они отдавали нелепые приказы, убеждали взводы перемещаться туда, где их ожидали пулеметы врага, и сами стреляли в спины красноармейцев, пытавшихся вести оборону.

Показателен случай, произошедший 26 июня 1941 года: тогда группировка из 50 диверсантов, переодетых в форму красноармейцев, захватила шоссейный мост через реку Западная Двина у перед появлением там 8-й танковой дивизии вермахта

Маскировка и хорошее знание русского языка одним из диверсантов позволили немцам беспрепятственно въехать на мост и открыть огонь по охране. Мост был заминирован, но бойцы «Бранденбурга 800», пользуясь эффектом внезапности, успели перерезать провода и избежали подрыва. Уже через несколько минут после этого на мост въехали немецкие танки.

А в октябре того же года десант 9-й роты 3-го батальона «Бранденбург 800» высадился на парашютах в районе Истринского водохранилища. Диверсанты собирались подорвать плотину, но во время минирования их успели ликвидировать сотрудники НКВД.

В советском тылу действовали переодетые сигнальщики, шпионы, провокаторы и паникеры — таких агентов с первых дней войны забрасывали сотнями. Но своих агентов немцам быстро перестало хватать, и они перешли к вербовке советских военнопленных.

Среди них были идейные противники советской власти, пострадавшие в годы репрессий, — это и было их мотивом для перехода на сторону врага. Но большинство военнопленных шли на сотрудничество с немцами, чтобы избежать нечеловеческих условий в лагерях.

«Они неустанно обучали новых диверсантов»

В 1941 году Иосиф Сталин подписал постановление о фильтрации всех красноармейцев и сотрудников органов госбезопасности, побывавших в плену или окружении. Жесткая проверка была необходима для того, чтобы отделять своих от шпионов и дезертиров.

Тогда же появились и заградительные отряды — правда, вопреки расхожему стереотипу, их реальная функция была не карательной, а фильтрационной. Советскому военному руководству важно было контролировать огромную массу войск между тылом и передовой.

Игравшая от обороны советская сторона за первые два тяжелейших года Великой Отечественной войны приобрела бесценный опыт борьбы с диверсантами, изучив практически все ходы и тонкости тактики противника и заплатив за это тысячами жизней.

К весне 1943 года ситуация на фронте кардинально изменилась благодаря разгрому немецких войск под Сталинградом и последующему зимне-весеннему наступлению. За несколько месяцев Красная армия смогла освободить значительные территории. Но с переходом оперативной инициативы к СССР немцы в 1943 году резко активизировали свою деятельность по забросу диверсантов и шпионов в советский тыл.

В руководстве СССР понимали, что грядущие сражения станут решающими, а действиям советских войск как никогда было важно обеспечить максимальную скрытность. Тогда военных чекистов решили вывести из системы внутренних дел и передать наркомату обороны, создав таким образом отдельную военную контрразведку. Изначально народный комиссар госбезопасности Всеволод Меркулов предложил Сталину назвать ее «СмерИнш» — «Смерть иностранным шпионам».

Немного подумав, Сталин ответил: «А почему только иностранным? Шпионы могут быть и среди своих»

Так появилось название Смерш, которому суждено было стать легендарным. Отныне контрразведчики подчинялись лично главнокомандующему Иосифу Сталину. Главой спецслужбы стал , который командовал военной контрразведкой с самого начала войны и теперь мог обобщить весь полученный опыт в новой организации.

Одновременно с армейской Смерш аналогичные организации были созданы на флоте — они подчинялись лично наркому Военно-морского флота . Кроме того, отдел военной контрразведки появился в НКВД, в подчинении у наркома внутренних дел .

«Нас тренировали уничтожать секретные бумаги»

Основу Смерш составили бывшие сотрудники особых отделов НКВД, известные в массовой культуре как особисты. У каждого за плечами был опыт работы в органах госбезопасности. При этом, как подсчитали историки, в среднем они находились в строю около трех месяцев — затем либо погибали, либо попадали в госпитали из-за ранений.

На фоне нехватки кадров пришлось возвращать бывших оперативников НКВД, уволенных из системы в довоенные годы. Сотрудники Смерш имели отличные боевые и стрелковые навыки, но, вопреки стереотипам из кино и литературы, в основном не владели какими-то невероятными приемами рукопашного боя или восточных единоборств.

Каждый сотрудник Смерш проходил обязательную проверку на верность Родине и делу Победы, от каждого требовали максимальной самоотдачи, а в случае любого провала нужно было сделать все, чтобы информация не попала к врагу.

По воспоминаниям ветеранов, немалую помощь контрразведчикам оказали вчерашние агенты абвера из числа бывших пленных красноармейцев или жителей оккупированных территорий. Среди них хватало людей, которые видели в службе немцам лишь единственную возможность вернуться домой. Они были очень полезны для Смерш.

К примеру, в ночь на 8 мая 1943 года возле станции Касторная-Курская высадились три агента абвера для наблюдения за советскими воинскими эшелонами. Перед битвой на Курской дуге немцев интересовал вопрос, готовится Красная армия к наступлению или к обороне. В тот момент радист Щедрин убедил двух своих спутников-агентов сдаться с повинной.

«Жертвы роковой дезинформации»

Между тем сдавшийся и перевербованный агент Щедрин включился в радиоигру по дезинформации противника, используя для этого выданную ему немецкую рацию. Щедрин сообщил противнику, что успешно высадился и выполняет задание. Он рассказал, что лично видел эшелоны с колючей проволокой и материалами для долговременных оборонительных сооружений.

Позже Щедрин передал немцам, что потерял напарников и у него кончаются деньги и припасы. На помощь ему отправили группу диверсантов — их пытались взять живыми, но ликвидировали, когда те открыли огонь. Спустя некоторое время Щедрин снова попросил о помощи: он сказал, что якобы удачно устроился и у него есть точка для работы.

Тогда немцы выслали к нему еще одну группу с рацией, которая, не успев ничего сделать, оказалась в руках контрразведчиков. Радист Щедрин по итогам своей службы и пользы для общего дела был реабилитирован и позже награжден орденом Отечественной войны.

До конца войны немецкий генштаб получал от своих бывших радистов огромное количество советской дезинформации, а должностные лица абвера наперебой пытались приписать лично себе якобы успешные действия того или иного агента в советском тылу.

К примеру, в интересах одного лишь Курского сражения дезинформацию одновременно передавали девять контролируемых советской стороной немецких радиостанций. Чтобы она выглядела убедительнее, аналогичные данные передавали радиоцентры и . Иногда, для пущего эффекта убеждения даже приходилось перегонять в нужных направлениях пустые железнодорожные эшелоны.

Кроме самой дезинформации противника, радиоигры, организованные советской стороной, помогали сковывать работу немецкой разведки и тратить впустую материальные и людские ресурсы. Всего за годы войны были проведены 183 радиоигры, позволившие задержать и ликвидировать свыше 400 кадровых агентов противника. А самолеты люфтваффе впустую сбросили десятки тонн взрывчатки и боеприпасов.

Охота на предателей

Оперативники Смерш вербовали в свои ряды офицеров и представителей командования со всех фронтов. Благодаря своевременно полученной информации об ошибках в планировании операций и проблемах в отдельных частях удавалось отстранить от командования некомпетентных или опасных для общего дела людей.

Контрразведчики знали, какие настроения царят в каждом батальоне, полку или роте — зачастую именно от этих настроений зависел успех в грядущем бою

Бороться приходилось и с дезертирами, и с так называемыми самострелами — солдатами, которые умышленно ранили себя, чтобы отправиться в госпиталь с передовой.

Неблагонадежных бойцов старались убирать с передовой, чтобы в решающий момент не произошло рокового предательства. Солдаты знали об этом — и некоторые из них специально вели пораженческие разговоры ради отправки в тыл. Но с такими хитрецами сотрудники Смерш разбирались отдельно.

Но в первые годы войны немецкие спецслужбы не считали человеческий ресурс из военнопленных и жителей оккупированных территорий, а потому могли закидывать на советскую территорию тысячи агентов. Эту тактику абвера в Смерш называли «настройкой машины на широкий помол».

Лишь к концу войны в Третьем рейхе осознали свои многочисленные провалы и эффективность советской военной контрразведки, а потому сменили тактику — стали тщательнее подходить к выбору агентов. Теперь новых шпионов делали из тех, кто запятнал себя кровью и связами с немецкими оккупационными властями.

Особенно ценились бывшие полицаи, участвовавшие в боях с партизанами. Они знали, что на освобожденных территориях Смерш ведет охоту на бывших пособников нацистов, а потому терять им нечего.

Своих новых агентов спецслужбы Третьего рейха готовили на долгосрочную перспективу, чтобы те при необходимости могли годами снабжать Берлин ценной информацией. Их хорошо обучали, экипировали и обеспечивали продуманными легендами. А в регионах, которые оставляли немцы, оставались целые агентурные сети.

Поэтому сотрудники Смерш устраивали тотальные проверки каждого жителя и солдата в прифронтовой зоне и на освобождаемых территориях. За время войны через фильтрационные лагеря контрразведки прошли более 10,5 миллиона человек.

Кроме того, тщательно проверяли и немецких военнопленных — среди них искали возможных провокаторов, предателей, которые прикидывались солдатами вермахта, а также военных преступников, которые участвовали в еврейских погромах и расправах над мирными жителями. При этом агентов и пособников нацистов нередко выдавали мелочи.

Один из легендарных сотрудников Смерш Петр Прядко сумел внедриться в абвергруппу-102, занимавшуюся агентурной деятельностью в районе и . Прядко изготавливал фальшивые документы для немецких агентов в советском тылу и оставлял в них специальные ошибки и неточности, что позволяло быстро вычислять и задерживать шпионов. Также он добыл данные более сотни сотрудников абвергруппы.

«Я изрешетил противника пулями»

В конце войны сотрудники Смерш вели активную борьбу с многочисленными бандами на территории Прибалтики и Западной Украины. «Лесные братья» в и украинские националисты в Западной Украине старались максимально осложнить жизнь советской власти, устраивая террор.

Борьба с националистами шла непросто. По воспоминаниям ветеранов НКВД, у их противников действовала так называемая хуторская система — от хутора к хутору передавались новости о приближении войск или любых незнакомых людей. Кроме того, у многих местных жителей в бандах состояли родственники.

Поэтому из-за круговой поруки сотрудникам Смерш было сложно найти себе помощников. Между тем бой с бандами или курьерами, спешащими к ним из-за линии фронта, мог начаться в любой момент. Ветераны спецслужбы вспоминали, что часто их спасала лишь мгновенная реакция, когда они оказывались на доли секунды быстрее врага.

Контрразведчикам удалось предотвратить антисоветские восстания, которые абвер пытался организовать в , на Северном Кавказе и в . Для этого немецкие провокаторы взывали к националистическим настроениям и искали тех, кто пострадал в годы репрессий.

Гранатомет против Сталина

За годы работы контрразведчикам удалось предотвратить покушения на множество советских командующих высшего ранга. В частности, немцы хотели устранить командующего Ленинградским фронтом . А завербованные ими Петр Таврин и Лидия Шилова готовили покушение на самого Сталина.

Заведя полезные знакомства, Таврин хотел попасть на прием к советскому лидеру и убить его или отравленной пулей, или выстрелом из мини-гранатомета. Впрочем, благодаря работе контрразведки заговорщики даже не добрались до Москвы. Но случались у Смерш и провалы — главным из них считается гибель генерала армии .

29 февраля 1944 года он вместе с сопровождением на двух машинах выехал в расположение 60-й армии, чтобы проверить ход подготовки к очередной операции. В одном из сел их ждала засада (УПА, запрещенная в России экстремистская организация).

Генерал Ватутин принял бой вместе со своими офицерами, но в ходе перестрелки получил смертельное ранение в бедро и вскоре скончался. Тем не менее Смерш в России до сих пор считается эталоном контрразведки: это единственная спецслужба страны, где за все годы ее существования не было ни одного перехода на сторону врага.

Ни один стратегический план советского командования не стал достоянием противника. Начальник немецкой военной контрразведки «Абвер-3», генерал-лейтенант Франц Эккард фон Бентивиньи, отмечал, что почти каждый заброшенный в тыл Красной армии агент попадал под контроль советских спецслужб.

Свои последние боевые задачи сотрудники Смерш выполняли в ходе Советско-японской войны. В августе-сентябре 1945 года контрразведчики принимали участие в разгроме Квантунской армии в Маньчжурии. Их целями становились здания японских спецслужб и секретная документация, хранившаяся там в сейфах. Благодаря этим данным было выявлено и захвачено множество агентов и пособников японцев.

***

В 1946 году контрразведка Смерш прекратила свое существование — ее сотрудники вошли в состав 3-го управления нового Министерства государственной безопасности (МГБ) СССР. Но сегодня в России об этой легендарной организации вспомнили вновь. 9 января советник временно исполняющего обязанности главы Донецкой народной республики (ДНР) предложил воссоздать военную контрразведку времен Великой Отечественной войны уже в современных условиях. И не исключено, что рано или поздно она действительно будет возрождена.

Lenta.ru: главные новости