В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Бить надо не по дрону, а по оператору

Практически не встречающие более или менее серьезного сопротивления со стороны противовоздушной обороны удары барражирующими боеприпасами «Герань-2» и «Ланцет-3» по объектам энергетики и критической инфраструктуры актуализировали для командования ВСУ проблему противодействия БПЛА. И поскольку уничтожение российских дронов-камикадзе ракетами зенитных ракетных комплексов неприлично дорого даже для снабжаемой всем «цивилизованным миром» , взоры шароварного вермахта обратились к антидроновым ружьям.

Бить надо не по дрону, а по оператору
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

Видео дня

На просторы жовто-блакитного интернета тут же выплеснулась волна фотографий, запечатлевших захисников евроатлантической солидарности с устройствами подобного типа наперевес. Причем в позах, не оставляющих сомнений в их скорой и решительной перемоге над роями москальских «Гераней».

В качестве средств, способных по мнению укровоинства «закрыть украинское небо для российских дронов-камикадзе», позиционируются американские (DroneDefender), литовские (EDM4S Sky Wiper) и британские (SteelRock Nightfighter) антидроновые ружья, а также созданная по литовской технологии и собранная из западных комплектующих «чудо-разработка » – Antidron KVSG-6.

Как видим, география поставок ВСУ вооружения данного типа весьма широка и достаточно прозрачна. Мало того, вся эта коллективно-западная «братва» искренне гордится своим участием в поддержке режима кровавого пианиста.

Примечательно, что для обеспечения аналогичными системами противодействия БПЛА для российского контингента спецоперации, не нужно по примеру неньки бегать по миру с протянутой рукой. Предприятия военно-промышленного комплекса – ближайшего соседа и верного союзника России – успешно разрабатывают и производят такие системы.

Например, специалистами ОАО «Конструкторское бюро «Радар» разработано несколько модификаций систем семейства «Гроза», функциональное предназначение которых заключается в борьбе с боевыми и разведывательными дронами. В данном сегменте белорусское предприятие занимает значительную нишу, а научные изыскания его специалистов отличаются высокой степенью актуальности в современной геополитической обстановке. «КБ «Радар» постоянно входит в ТОП-5 участников своеобразного рейтинга мировых компаний, занимающих лидирующие позиции в создании систем радиоэлектронного противодействия.

В семейство «Гроза» объединены:

«Гроза-С» – мобильные станции радиоэлектронной борьбы с беспилотниками, установленные на различных типах шасси, включая легкобронированные и гражданские автомобили;

«Гроза-О» – стационарный комплекс, обеспечивающий защиту стратегических объектов и способный определять местоположение оператора БПЛА;

переносные радиоэлектронные ружья «Гроза-Р» и «Гроза-Р2», предназначенные для борьбы с дронами массового производства.

Некоторые из упомянутых выше образцов стоит рассмотреть подробнее.

Станция радиоэлектронной борьбы с БЛА «Гроза-С»

Функциональное назначение «Гроза-С» определяется тремя важнейшими направлениями:

Обнаружением, пеленгом и сопровождением БЛА для идентификации радиоэлектронных устройств их конструкции. Формированием эффективных дезинформирующих и блокирующих помех навигационным системам беспилотников. Поиском и обнаружением средств передачи данных («канал вниз») и команд управления («канал вверх») с целью их блокирования радиопомехами.

Как зарубежные, так и белорусские военные эксперты признают наличие у станций радиоэлектронной борьбы с беспилотными летательными аппаратами «Гроза-С» ряда конкретных достоинств и функциональных возможностей, делающих его, как минимум, объектом интереса зарубежных военных, а именно:

широту диапазона частот, используемых для ведения радиоразведки и подавления, и включающих весь спектр рабочих диапазонов БЛА противника;

обнаружение дрона-нарушителя в пределах зоны покрытия станции и отслеживание его перемещений;

эффективность подавления навигационных систем беспилотника, фальсификация (спуфинг) навигационных данных и увод БЛА с боевого курса, включая принуждение к посадке;

обнаружение и подавление каналов передачи данных и сигналов управления, связывающих дрон с наземных пунктом управления;

оперативное развертывание (свертывание) станции, обусловленное специальной конструкцией антенно-мачтовых устройств.

Чем может быть интересен этот образец вооружения в разрезе все более активного участия в украинском конфликте? Для ответа на этот вопрос будет уместно небольшое историческое отступление.

В августе 2020 года американский военный контингент в в небе над западными территориями потерял два беспилотника. Два летательных аппарата MQ-9 Reaper стоимостью $19 млн каждый, вооруженные ракетами AGM-114R9X, вылетели на боевое задание и не вернулись.

Американское командование лихорадочно отрабатывало все возможные версии их гибели, но по мере расследования все четче вырисовывалась самая правдоподобная – внешнее воздействие на беспилотники со стороны таинственного объекта.

Подтверждение этой версии было получено случайно. Интернет-пользователь с ником Yoruk Is? k выложил в свободный доступ фотоснимки, сделанные в начале сентября 2020 года. На них был запечатлен проходящий пролив Босфор российский большой десантный корабль «Саратов», приписанный к Черноморскому флоту России. На его верхней палубе находились два микроавтобуса , в которых американские эксперты без труда идентифицировали станции РЭБ «Гроза-С» белорусского производства. Это рассеяло у американцев последние сомнения в том, что было причиной потери их беспилотников.

По этой или по какой другой причине, но в последние несколько лет ни одна из крупных международных выставок не проходит без участия «Грозы», ряд технических и эксплуатационных характеристик которой вызывает тайную зависть конкурентов. Например, платформой для размещения системы РЭБ служит шасси заурядного гражданского микроавтобуса. Появление такого автомобиля вблизи театра военных действий или намеченного к уничтожению стратегического военного объекта не вызывает подозрений. Операторы (2 человека) и достаточно компактные средства управления и обработки данных свободно размещаются внутри микроавтобуса, а телескопические антенно-мачтовые устройства выдвигаются непосредственно на позиции боевого развертывания. На это уходит всего 10 минут. Обнаруженный «Грозой-С» радиоканал передачи данных с БПЛА на приемное устройство пункта управления подавляется на расстоянии до десяти километров. Что касается подавления приемника дрона, то здесь уже речь может идти о дальности в тридцать километров.

Однако основная привлекательность созданной «КБ «Радар» РЛС в другом. Она способна на эффективный спуфинг спутниковой навигации. Говоря проще, сигналы навигационных спутников систем ГЛОНАСС, GPS, Бэйдоу и Galileo, передаваемые на приемники БЛА не «забиваются» помехами, а подменяются ложными, достоверно имитирующими реальные. Все это приводит к выходу из строя программного обеспечения дрона и уходу его с боевого курса.

Таким образом, белорусская «Гроза-С» не только лишила военный контингент в Сирии двух дорогостоящих беспилотников. Она показала несостоятельность американской системы безопасности MQ-9 Reaper «sense-and-avoid» и обеспечила западным «партнерам» головную боль, связанную с решением этой проблемы.

Некоторые источники связывают серьезные потери беспилотников, случившиеся в 2019 году в рядах подразделений так называемого Правительства национального согласия , с присутствием там систем РЭБ «Гроза-С». Было заявлено о гибели 78 ударных БЛА «Байрактар ТВ-2», которые также не отличаются дешевизной. В ноябре того же года в небе Ливии был сбит еще один американский MQ-9 Reaper, а компанию ему составил беспилотник такой же модели, принадлежащий .

Комплекс обнаружения операторов мультикоптеров «Гроза О»

Это один из представителей «грозного» семейства, способный эффективно решать задачи, предусматривающие автоматизированный поиск на местности операторов, осуществляющих управление беспилотными летательными операторами, включая:

обнаружение и пеленг сигнала пульта управления;

определение местоположения оператора посредством пеленга с нескольких точек;

автоматизированный полет (по пеленгу) управляющей платформы к месту размещения оператора, сопровождающийся фото- и видеорегистрацией.

После взлета управляемой платформы и ее подъема на высоту 50-100 метров процесс поиска оператора может проводиться одним из двух возможных способов:

Угломерный. Пеленг источника сигнала выполняется из нескольких произвольных точек. После чего в точку пересечения пеленгов высылается группа захвата. По пеленгу. Этот способ характеризуется полетом платформы в автоматизированном режиме с перманентным пеленгом источника сигнала управления, его визуальным поиском и видеофиксацией.

Второе поколение «Грозы-О»

В настоящее время создана обновленная версия комплекса радиоэлектронной борьбы с беспилотными летающими аппаратами и возможностью определения местоположения оператора «Гроза-О». Как и предшественник он состоит из летающей платформы, оснащенной системой связи и радиопеленгатором, и ноутбуком оператора.

После получения информации о несанкционированном нарушении контролируемого «Грозой» воздушного пространства, подается команда на взлет платформы. Далее осуществляется автоматический пеленг сигнала пульта управления с нескольких точек и передача оператору координат пульта управления дрона-нарушителя, а затем выполняется полет к месту расположения оператора для проведения его фото- и видеофиксации.

От предыдущей обновленная версия «Грозы-О» отличается повышенной точностью пеленга, увеличением времени нахождения платформы в воздухе (не менее чем на 30%), снижением взлетного веса и габаритных размеров, расширением диапазона рабочих температур. Почти на 40% вырос показатель максимальной дальности полета.