Войти в почту

Комбат «Востока»: Противник перешел к крысиной тактике

Комбат «Востока»: Противник перешел к крысиной тактике
© Вечерняя Москва

19 апреля обозреватель «Вечерней Москвы» дозвонился до командира батальона «Восток» войск ДНР , чтобы получить «из первых уст» последние новости о зачистке территории «Азовстали».

Как известно, на территории металлургического комбината «Азовсталь» в продолжаются напряженные бои. Подразделения российских войск и спецназа ДНР уже заняли ряд заводских цехов, но на других объектах предприятия еще остаются оказывающие вооруженное сопротивление украинские военнослужащие и националисты из «добробатов». На связи — Александр Ходаковский.

— Александр Сергеевич, что-то изменилось сегодня на позициях у «Азовстали»?

— У меня обзор окопного сидельца. Перед глазами только огневые точки фашистов «Азова» (запрещенная на территории РФ организация, против которой возбуждено уголовное дело. — «ВМ») на участке ответственности нашего батальона.

— Из окопов видно больше, чем из кабинетов. Сопротивление продолжается?

— Да. Но мы понемногу выгрызаем его оборону. Метр за метром. Сегодня, возможно, дело пойдет лучше: всю ночь интенсивно работала российская авиация. Взрывы, очень серьезные, гремели до самого рассвета.

— Это стратегические бомбардировщики работали?

— Нет, тактическая авиация. Су-25 и Су-24 над нами пролетали. Но они тоже способны приносить на головы врага очень большие бомбы. Грохота, повторю, ночью было чрезвычайно много. С утра на земле пошли на работу мы.

— Вам на передовой видны уже хотя бы приблизительные сроки окончания зачистки территории завода?

— Нет. Надо избавиться от иллюзий, что это произойдет скоро. За каждый цех бои идут по несколько суток. Условная линия фронта в промзоне порой — на расстоянии броска гранаты. Вчера вечером наши бойцы зашли на одну сторону ангара, который всего-то ничего — метров 200 на 150, а на другой остались «азовцы».

Утром мне мои ребята доложили, что всю ночь прислушивались к шорохам со стороны противника, но он все-таки сумел скрытно выскользнуть и занять оборону в соседнем ангаре. Видимо, сработала крысиная тактика.

— Что это?

— Мы нашли знающего человека из местных жителей, он работал инженером по технике безопасности на «Азовстали», теперь нас кое в каких вопросах консультирует. Помимо наличия подземных цехов и складов, вся территория металлургического комбината пронизана под землей «ливневками » — коллекторами для отвода воды. Высота труб — 1,6 метра, по ним можно спокойно перемещаться, пригнувшись. Вот «азовцы», как крысы, и бегают теперь под землей по этим норам по всей территории. Видимо, схема подземных ходов на руках у их командования, поэтому противник может маневрировать силами и средствами.

Еще эти коллекторы они стали использовать для организации огневых точек. Раскапывают землю, кувалдами проламывают бетонную трубу сверху, рядом выкладывают мешки с песком или обломки стен. Практически готов дот. Украинский солдат держит оборону, стреляет по нам, а как только мы начинаем по нему обстрел артиллерией или минометами, он делает шаг-другой в сторону и «ныряет» в коллектор, где находится в полной безопасности. Обстрел закончился — он опять на посту, вновь ведет огонь.

— Сколько, хотя бы оценочно, бойцов осталось у противника на «Азовстали»?

— Предположительно, там сейчас находятся еще полторы-две тысячи вооруженных людей, но их может быть и больше. Рано считать, посмотрим по конечным результатам.

— Правда, что в подземельях на заводе находятся и мирные жители Мариуполя?

— Возможно, сколько-то гражданских там еще может быть, хотя, видимо, многие вышли, когда комбинат еще не был окружен нашими силами. А до этого «азовцы» заманивали горожан на завод, смс даже рассылали, что там наиболее безопасное в городе место, есть запасы еды и воды. И свои семьи туда притащили.

Чтобы вы понимали: значительная часть обороняющихся сейчас на металлургическом комбинате «азовцев» — мариупольцы, вставшие на сторону нынешней киевской власти.

— Как спасти от уничтожения попавших в западню мирных людей?

— Да просто. Пусть «азовцы» их выпустят. Мы же не будем по ним стрелять. Но не выпускают! Своих же родных держат под бомбами. Что комментировать по этому поводу?

— А что вы знаете по поводу иностранных наемников?

— Они есть, но не думаю, что их на «Азовстали» осталось много. Большинство таких украинцы заранее вывезли из Мариуполя морем, часть смогли вылететь на вертолетах. Там же не автоматчики были простые, а инструкторы. Они солдат противника обучили, натаскали на боевой практике, и все: миссия выполнена. Воюем мы не с иностранцами, а со «своими». Это понятно по перехваченным переговорам, по тому даже, что ведутся они в основном на русском языке. Украинской мовы в этих краях никогда не знали. Такая вот «гражданка» идет: с одной стороны — русские и украинцы, а с другой — украинцы и русские.

— Есть надежда, что противник все же решит сложить оружие и начнет сдаваться?

— Не надо недооценивать врага. Он у нас серьезный, сейчас проявляет мужество обреченных. Больше надежд у нас на бомбардировки российской авиации и на то, что у противоборствующей стороны скоро подойдут к концу боеприпасы. Тогда и посмотрим. Пока — воюем.