В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Как застрявшие за рубежом шедевры возвращаются в Россию

В российские музеи начали возвращаться первые экспонаты, застрявшие за рубежом после начала специальной военной операции. В частности, несколько картин, ранее задержанных финскими пограничниками, прибыли в Музей Востока, ГМИИ им. Пушкина и Третьяковскую галерею. Возврат коллекции Морозовых, с сентября прошлого года выставлявшейся в Париже, ожидается к майским праздникам. Подробности — в материале RT.

Как застрявшие за рубежом шедевры возвращаются в Россию
Фото: RT на русскомRT на русском

Сине-золотой узорчатый павильон №13 на ВДгде располагается филиал Государственного музея Востока, на один день закрыт для посетителей. Жужжит шуруповёрт: мужчины в фирменных толстовках с изображением скарабея на спине открывают бледно-зелёные плоские ящики с надписью Fragile («Хрупкое»). Надев белые перчатки, они аккуратно достают и переворачивают содержимое, снимают защитный материал. Сотрудники Государственного музея Востока в накинутых белых халатах удаляют специальный скотч, которым заклеивается картинное стекло на время транспортировки, просвечивают сбоку поверхность каждого экспоната фонариками: проверяют на поверхностные сколы и царапины, смотрят на сохранность живописи.

Видео дня

«Всё благополучно», — выносит свой вердикт ведущий реставратор станковой живописи музея Ирина Солчимых экспоната из коллекции музея — картины Николая Р которых, «Приказ Учителя», он закончил за несколько дней до своей смерти, — наконец-то дома.

«Была бы огромная трагедия»

С 16 октября по 24 марта три картины Николая Рериха («Приказ Учителя, «Ведущая» и «Заратустра») находились на выставке «Форма бесконечности» в Музее современного искусства «Каза Каваццини» в Удине, Италияавка пользовалась успехом: в небольшой город приезжали со всей страны. Как пояснил RT гендиректор Музея Востока Алексае завершения выставки все российские экспонаты (включая участников из других музеев РФ) были упакованы и отправлены «по месту прописки». Затраты на транспортировку, как было прописано в контракте, взяла на себя принимающая сторона.

Для перевозки художественных ценностей стараются использовать наземный транспорт — специально оборудованные подъёмниками и климат-контролем машины. Самолётом везут, если нет другого выхода. Так было и в этот раз: фура должна была за два-три дня проследовать через всю Европу в Финлянтуда — пересечь границу с Россией.

С водителями музей был постоянно на связи, добавляет Александр Седов: они несколько раз в день отправляли смс с коротким отчётом, что всё идёт по графику.

«Процедура возврата музейных ценностей с зарубежных выставок рутинная, мы многократно через неё проходили. Но внезапно вечером в пятницу (1 апреля — RT.) мы получили извещение, что финская таможня задержала не только нашу фуру, в которой также находились картины из Государственной Третьяковской галереи, но и два других транспортных средства. В одной фуре были вещи с итальянской выставки, из Эрмитажа, Павловска и Гатчины, а во второй — экспонаты из Пушкинского музея, которые прибыли из Японии», —ит гендиректор Музея Востока.

Финские таможенники подтвердили задержание на пограничном пункте в Ваалимаа транспортных средств с художественными ценностями. «Таможенные органы подозревают, что грузы содержат товары, подпадающие под действие санкций», — говорилось в сообщении на официальном сайте ведомства Финляндии. Там также отмечалось, что таможня «начала предварительное расследование по делам о правонарушениях с отягчающими обстоятельствами» и что «груз конфискован».

Фуры с экспонатами пару дней простояли неразгруженными на таможенном посту, а оставшуюся часть недели картины провели в хранилище музея Атенеум в Хельсинки.

Минкультуры и ФТС Рослись в урегулирование произошедшего «недоразумения», как мягко характеризует инцидент Александр Седов. В частности, посол Финляндии в Москве Хелантеря был вызван в российское дипломатическое ведомство, где ему был заявлен решительный протест в связи с задержанием российских культурных ценностей. В итоге финский МИД признал, что право собственности на экспонаты по-прежнему остаётся у российских музеев, и выдал разрешение на перевозку в РФ предметов культуры, относящихся к официальному культурному сотрудничеству.

«Если бы мы лишились этих картин, это была бы огромная трагедия. Конечно, мы очень переживали. У меня так точно седых волос за эту неделю прибавилось», — продолжает гендиректор Музея Востока.

Из-за специфики музея их коллекция нечасто принимает участие в выставках в странах Западной Европы, добавляет Александр Седов. «Сфера наших интересов — преимущественно страны Востока, поэтому мы продолжим работу в этом направлении. Ведутся переговоры о большой выставке в октябре в Нур-Султане, также планируем осенью привезти часть коллекции в Петербурчисляет он. — Но в ближайшее время рисковать, отправляя картины далеко за границу, мы однозначно не будем. Жаль, потому что у нас сложились хорошие отношения, например, с Музеем Николая Рериха в Нью-Йорке. С-видимому, сотрудничество с западноевропейскими музеями в прошлом».

«Логистика проработана»

Днём ранее в Государственном Эрмитаже прошла распаковка экспонатов, прибывших с выставки «Гран Тур. Мечта об Италии от Венеции до». В музей вернулись все отправленные в Милан карт статуи, среди которых работы Антонио Кановы, Жана Огюста Доминика Энгра, Виже-Лебрен, а также полотно «Семейство Толстых в Венеции» Джулио Карлини.

Генеральный директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиото все участники возвращения экспонатов подтвердили «очень важную вещь в международном праве: культурные и выставочные обмены имеют особый статус даже в условиях санкционных ограничений». На 24 февраля в мире проводилось более 25 выставок, в которых принимали участие элементы коллекции российских музеев.

Самая масштабная экспозиция — «Коллекция Морозовых. Иконы современного искусства» — проходила в парижском фонде Louis Vuitton с 22 сентября по 3 апреля. Эрмитаж, ГМИИ им. Пушкина и Третьяковская галерея предоставили для неё порядка 200 работ, в том числе авторства Гогена, Ренуара, Матисса, Боннара, Сезанна, Мане, Моне и Ван Гога. На выставке были также представлены полотна Коровина, Серова, Малевича, Гончаровой и Кончаловскопроведения выставки её посетили порядка 1,2 млн человек.

Возвращение коллекции Морозовых в Россию возможно к майским праздникам, сообщил 11 апреля журналистам спецпредставитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдняшний день, с моей точки зрения, вся логистика возвращения коллекции Морозовых проработана», — сказал он.

Вместе с тем 9 апреля агентство France Presse со ссылкой на Министерство культуры страны сообщило, что две картины из коллекции останутся во Франции. Местные СМИ полагают, что речь идёт об «Автопортрете в сером» Петра Кончаловского и «Портрете Тимофея Морозова» Валентина Сины, по сведениям газеты Le Monde, принадлежат подпавшим под санкции российским предпринимателям. Ещё один кандидат на то, чтобы задержаться в Париже, по версии французских изданий, — «Портрет Маргариты Морозовой» Серова из собрания Днепропетровского художественного музея.

Михаил Швыдкой подтвердил, что в коллекции «есть небольшое количество вещей, принадлежащих частным лицам, которые находятся под личными санкциями Евросоюза»мнению, их пока целесообразно оставить у организаторов выставки: «Там они будут в сохранности. А владельцы проведут какие-то юридические действия. Естественно, мы не оставим без внимания то, что будет с экспонатами частных коллекций, это тоже зона ответственности, но там есть свои юридические проблемы — иные, чем с государственной частью, которая выведена из-под санкций ЕС».

По словам Михаила Пиотровского, российские художественные ценности с других выставок «готовятся к возвращению», однако гендиректор Эрмитажа напомнил, что «публичное обсуждение этих процессов вредит безопасности экспонатов».

Возвращение других экспонатов может быть осложнено запретом на пропуск фур через границу с ЕС, рассуждает гендиректор Музея Востока: «То есть, видимо, придётся везти до границы на зарубежном транспорте, а потом переносить в российский».