Как Германия капитулировала перед СССР

Как Германия капитулировала перед СССР
Фото: РамблерРамблер
В день 76-летия Победы в Великой Отечественной войне Рамблер рассказывает о том, что происходило в последние дни войны в Европе, как нацистское правительство пыталось посеять вражду между Союзниками и почему Германия дважды капитулировала перед Советским Союзом.
Самоубийство Гитлера 30 апреля и бегство высших партийных бонз не стало концом нацистского режима. Согласно завещанию фюрера, главой государства (рейхспрезидентом) становился гроссадмирал Карл Дёниц, главнокомандующий подводным и морским флотом Германии. Несмотря на безвыходность сложившейся ситуации, Дёниц начал формировать новый кабинет министров, готовясь к дальнейшему управлению Германией. Новое правительство, названное «Фленсбургский кабинет», располагалось в пока еще не захваченном Союзниками городе Фленсбург на самом севере страны рядом с Данией. Рейхспрезидент полагал, что после окончания войны в Германии необходимо сохранить действующее правительство, которое приступит к восстановлению страны и взаимодействию со странами-победителями.
Правительство Дёница контролировало ничтожную часть страны (отмечена синим), а после 8 мая 1945 года и до момента роспуска — вовсе маленький клочок у границы с Данией
В ночь с 1 на 2 мая Карл Дёниц выступил с обращением к нации, в котором объявил о героической смерти Адольфа Гитлера и продолжении борьбы с большевизмом во имя спасения Германии. Официальная позиция «Фленсбургского правительства», транслируемая внутрь страны, заключалась в непринятии грядущего поражения, однако сам Дёниц уже готовил варианты подписания сепаратной капитуляции перед Соединенными Штатами и Великобританией — немецкие армии одна за другой официально сдавались в плен союзникам, и полное поражение всей военной машины Германии было вопросом считанных дней.
Уже 2 мая советские солдаты вошли в опустевший бункер Гитлера, Берлин пал, но «Фленсбургский кабинет» еще пытался выкрутиться из капкана
Сепаратная капитуляция не подразумевала присутствие Советского Союза — Дёниц надеялся заручиться поддержкой Запада и, объединившись с бывшими противниками, обрушиться на СССР. Понимая невероятность такого варианта, рейхспрезидент всё же хватался за последний шанс сохранить государственность и независимое правительство в Германии.
Немецкие войска на Западном фронте капитулировали без решения высшего командования, стараясь сдаться в плен американцам, чтобы не попасть в руки Красной армии. Пытаясь выиграть время для солдат и мирного населения, бежавшего от советской армии, адмирал Ганс-Георг фон Фридебург был отправлен в ставку генерала американской армии Дуайта Эйзенхауэра во французском Реймсе для начала переговоров о сепаратной капитуляции со строгим наказом как можно дольше затягивать подписание самого акта.
6 мая в штаб-квартиру Главного командования союзных сил, в которой присутствовали в том числе и советские представители, явился Ганс-Георг фон Фридебург. Чтобы подчеркнуть тяжесть положения, в котором оказался нацистский режим, на стенах переговорного зала были развешаны огромные карты, демонстрирующие контролируемую союзными войсками территорию и планы будущих наступлений. Фридебург был настолько впечатлен открывшейся ему картиной, что поспешил обратиться к американской стороне с заявлением. Едва услышав предложение о сепаратной капитуляции, начальник штаба Эйзенхауера Уолтер Смит категорически отказался обсуждать подобное. Вариант с поэтапной капитуляцией, подразумевавший прекращение боевых действий и продолжение ухода немецких войск на запад, также был решительно отклонен.
За два дня до переговоров с американцами, фон Фридебург подписал капитуляцию всех германских вооружённых сил в Голландии, Дании, Шлезвиг-Гольштейне и Северо-Западной Германии. Фридебург в центре, справа фельдмаршал Бернард Монтгомери (Великобритания)
Не желая идти на полную капитуляцию, Карл Дёниц отправил в Реймс начальника штаба оперативного руководства Альфреда Йодля, который, будучи ярым сторонником продолжения войны против СССР, должен был убедить Эйзенхауэра развернуть войска против бывшего союзника американцев. Тем не менее, Йодль получил письменную доверенность от Дёница, разрешающую ему подписать акт о полной безоговорочной капитуляции, если переговоры зайдут в тупик. Альфред Йодль потерпел крах еще быстрее фон Фридебурга — спустя час беседы с Йодлем, американцы разгадали желание Дёница выиграть время для бегущих на запад армий. Эйзенхауэр велел передать немецкой стороне, что если Германия в кратчайшие сроки не прекратит полное сопротивление на Западном и Восточном фронтах, США закроют линию фронта и будут расстреливать каждого, кто попытается сдаться в плен.
Понимая, что у Германии не осталось никаких шансов посеять вражду между Союзниками, в ночь с 6 на 7 мая Йодль запросил у своего правительства разрешение подписать полную капитуляцию. Карл Дёниц пребывал в ярости, но всё же согласился с предложением Альфреда Йодля. Радиограмма с разрешением была получена 7 мая в 00:40. Подписание акта назначили на ту же ночь в 02:30. За час до церемонии германское правительство разослало приказ о немедленном уходе армий с Восточного фронта на запад, где солдатам надлежало без всякого сопротивления сдаваться американцам и англичанам.
Принимать капитуляцию от СССР выпало находившемуся в тот момент в Реймсе представителю Ставки Верховного Главнокомандования генерал-майору Ивану Алексеевичу Суслопарову, который отдавал себе отчет в том, что его звание и должность не дают в полной мере самолично подписывать готовящийся акт. Еще вечером 6 мая Суслопаров направил в Москву телеграмму, в которой процитировал полный текст акта о капитуляции Германии и срочно запросил указаний к дальнейшим действиям. Шли часы, но ответа всё не было. Когда время пришло, Суслопарову ничего не оставалось, как взять на себя всю ответственность.
Альфред Йодль подписывает акт о безоговорочной капитуляции
7 мая в 02:41 по центральноевропейскому времени (меньше московского на 1 час) Альфред Йодль подписал акт о безоговорочной капитуляции Германии перед СССР, США, Великобританией и Францией начиная с 23:01 8 мая 1945 года. Существует версия, что Иван Суслопаров, не дождавшись ответа из Москвы, сделал в акте отметку о возможности замены подписанного им документа более совершенным. Однозначных фактов, свидетельствующих об этом, нет — на фотографии подписанного акта видно отсутствие каких-либо пометок.
Практически сразу же после завершения церемонии подписания из Москвы пришел ответ с категорическим запретом на принятие капитуляции. Сталин был крайне недоволен и требовал сурово наказать Суслопарова за самоуправство. К счастью, по-настоящему серьезных санкций не последовало, и после войны Иван Суслопаров преподавал в Военно-дипломатической академии.
Фотокопия предварительного протокола о капитуляции Германии содержит подпись Суслопарова (латиницей, справа), но не имеет никаких дополнительных отметок
Утром 7 мая в Кремле проходило обсуждение случившейся в Реймсе капитуляции. Сталин рассуждал о недопустимости такой внезапной капитуляции, подписанной без присутствия государственных лиц СССР. Подписание должно было стать исторической церемонией, символизирующей конец самой страшной войны в истории России и смерть нацистского режима, а значит и сдаваться на милость победителей Германия должна была не на территории Франции, а в самом сердце страны — в Берлине. Сталин и министр иностранных дел Вячеслав Михайлович Молотов договорились с американской стороной о повторном подписании акта о капитуляции 8 мая, требуя считать Реймский документ предварительным протоколом.
Несмотря на то, что представители стран-победителей договорились не сообщать публично весть о капитуляции Германии до вечера 8 мая, один из присутствовавших на церемонии журналистов Associated Press грубо нарушил данную клятву и сообщил в редакцию горячую новость, за что вскоре поплатился должностью. Одновременно с этим Министр иностранных дел Германии Шверин фон Крозиг выступил с радиообращением к нации, в котором объявил о капитуляции, призвал народ принять свою судьбу и устремить все силы на восстановление страны и реставрацию общества, в котором на первом месте должны стоять право, правда и честный труд.
Как только факт капитуляции стал известен в самой Германии, «шила в мешке» было уже не утаить — премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль отправил Сталину телеграмму, в которой уведомил, что теперь не может ждать оговоренного ранее времени и уже в ближайшие часы объявит об окончании Второй мировой войны в Европе. С вечера 8 мая, когда весть о капитуляции Германии прозвучала из уст Черчилля, страны западной Европы устроили грандиозное празднование, но народ Советского Союза еще не знал о победе. 8 мая в Москве звучал салют из сотни орудий, но был он приурочен к взятию Берлина и Дрездена.
Зал подписания теперь стал музеем. На стенах сохранились карты наступлений, так впечатлившие фон Фридебурга
Утром 8 мая маршал Георгий Константинович Жуков выбрал в качестве места подписания нового акта штаб 5-й ударной армии, размещенный в здании военно-инженерного училища в Карлсхорсте, пригороде Берлина. Иронично, что для создания торжественной обстановки в зал привезли дорогую мебель из здания разгромленной рейхсканцелярии — сердца нацистского режима и резиденции самого Гитлера. Всего за несколько часов советские инженерные части расчистили дорогу из аэропорта Темпельхоф до Карлсхорста, убрали завалы, баррикады и укрепления.
На церемонию подписания генерал Эйзенхауэр собирался явиться лично, но Уинстон Черчилль удержал его от этого, убедив в бессмысленности такого шага, поэтому со стороны Союзников в зале присутствовал заместитель главнокомандующего союзными экспедиционными силами маршал Артур Теддер (Великобритания), а также свидетели в лице генерала Карла Спаатса (США) и генерала Жана де Латр де Тассиньи (Франция). Германию представлял арестованный фельдмаршал Вильгельм Кейтель, доставленный под охраной, участвовавший ранее в переговорах фон Фридебург и полковник Штумпф.
Вильгельм Кейтель ставит свою подпись под вторым, основным актом о капитуляции
Управляла церемонией советская сторона и лично Жуков. В полночь по Москве Жуков открыл заседание и пригласил в зал немецкую делегацию. Войдя в зал, Кейтель приветствовал присутствующих, подняв маршальский жезл — жест напоминал нацистский салют, один из последних, отданных официальным лицом. Получив от Кейтеля подтверждение ознакомления с текстом акта и готовности на его подписание, Жуков попросил немецкую делегацию пересесть со своих мест, расположенных на другом конце 25-метрового стола, ближе к нему, объяснив это ускорением процесса, дабы не носить документы через весь зал. И хотя Кейтель сперва отказался, Жуков настоял на своем, желая, чтобы во время пересадки немецкая делегация прошла свою «дорогу позора» на глазах присутствующих.
Подписание девяти экземпляров всеми сторонами завершилось в 00:43 9 мая. К этому моменту официальная капитуляция Германии, закрепленная в первом акте от 7 мая, длилась уже более полутора часов.
Подписание двух актов о капитуляции устроило не всех немецких офицеров и солдат. Бои в Европе продолжались почти до конца мая. Впереди была Чехословакия и освобождение Праги от частей СС и сначала воевавших против, а затем переметнувшихся обратно на сторону немцев солдат генерала Власова. Бои на датском острове Борнхольм, на котором 4000 немецких бойцов отказались сдаваться и воевали до 19 мая. Последним крупным столкновением для Красной армии в Европе был Курляндский котел в Латвии. Западную и южную часть Европы войска Союзников «очищали» до конца месяца, а последними официально сдавшимися немецкими солдатами стала группа из 10 человек, оправленная еще в 1944 году на самый север Норвегии в Шпицберген — еще в апреле солдаты лишились связи и не знали о капитуляции вплоть до сентября 1945 года, когда их обнаружили норвежские охотники.
Альфред Йодль и Вильгельм Кейтель по результатам Нюрнбергского трибунала отправились на виселицу. Карл Дёниц, последний правитель нацистской Германии, получил 10 лет тюрьмы, по истечении которых вернулся к тихой мирной жизни, писал мемуары и труды о подводных лодках. Он скончался в декабре 1980 года и был похоронен без каких-либо почестей.
Георгий Жуков стал символом победы Советского Союза, лицом непобедимой «военной машины» и одним из величайших людей в нашей истории. В современной России 190 улиц, площадей и проспектов носят его имя. На мундире Жукова сверкали четыре звезды Героя Советского Союза. И всё же настоящий герой ХХ века — советский народ, народ-победитель, народ, сделавший невозможное. Народ, понесший крупнейшие военные потери в истории человечества, вынесший невероятные испытания, испытавший неописуемые страдания и всё же победивший, несмотря ни на что.