В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Русский «Адъютант» не оставит турецким «Байрактарам» ни одного шанса

В интервью «Красной Звезде» директор (входит в состав ) Фанил Зиятдинов рассказал о разработке универсального мишенно-тренировочного комплекса (УМТК) «Адъютант» и боевой машины отделения стрелков-зенитчиков ПЗРК «Тайфун-ПВО». По словам Фанила Газисовича, «их разработка ведется нами в инициативном порядке, то есть за счет собственной прибыли, но в тесном сотрудничестве со специалистами и при поддержке Концерна ВКО «Алмаз-Антей».
Русский «Адъютант» не оставит турецким «Байрактарам» ни одного шанса
Фото: Свободная прессаСвободная пресса
Опытно-конструкторские работы по УМТК «Адъютант» инженеры «Купола» планируют завершить в самое ближайшее время - в первом квартале текущего года. Также Зиятдинов сообщил и о подготовке к его производству на заводе. Очевидно, что на заводе этот проект считается приоритетным.
С помощью нового мишенно-тренировочного комплекса обучение операторов средств ПВО будет проходить в условиях, максимально соответствующим боевой мишенной обстановке, обещает Зиятдинов. Зенитчики будут учиться сбивать мишени, которые имитируют помимо ракет все типы известных беспилотников, причем с учетом тактики их применения. Речь идет не только о кабрировании, пикировании, полетах «змейкой» и на предельно малой высоте, но и об атаке роем, над которой сейчас плотно работают западные оборонные компании.
Директор этого проекта особо отметил, что в «философии комплекса «Адъютант» упор делается на тренировках. Он сказал, что «мишени могут применяться многократно, их основное назначение – первичное обучение и постоянное поддержание уровня боевой подготовки расчетов ЗРК».
Конечно, дело это хорошее, тем не менее, можно смело связать ускоренное появление «Адъютанта» с событиями в Карабахе, и в , в которых, судя по разным источникам, были уничтожены десятки наших зенитно-ракетных комплексов. Причем, уже ни для кого не является секретом, что именно беспилотники, главным образом, ударные, являются новым вызовом для зенитчиков.
Так, президент Алиев похвастался тем, что в Арцахе были уничтожены одна система С-300, пять ЗРК «ТОР», сорок ЗРК «Оса», четыре ЗРК «Куб», что позволило азербайджанцам получить господство в воздухе и, в конечном счете, победить армян. Причем, главную роль в ликвидации ПВО войск НКР сыграли уже намозолившие глаза ударные дроны Bayraktar TB2 турецкого производства.
По информации же турецкого военного эксперта Энеса Kaя, в Идлибе янычары Эрдогана даже использовали рои из 20-ти “Байрактаров” для нападения на комплексы «Панцирь-С1». Отбиться сразу от двух десятков управляемых авиационных боеприпасов MAM-L и MAM-С многие сирийские расчеты не смогли, в том числе потому, что вели себя непрофессионально.
Во-первых, зенитчики действовали «тормознуто» и прозевали вхождение БПЛА в так называемую мертвую зону.
Во-вторых, кое-кто не смог справиться с радиопомехами, генерируемыми системой Koral Radar Electronic Assault System (или просто Koral - авт.), которая буквально завязывает глаза радиолокаторам зенитного комплекса.
И в-третьих, турки заранее знали точные координаты ряда ЗРК. В этой связи эксперт иронично пишет, что «глупые силы Асада даже не потрудились переместить эти системы после предшествующей атаки».
А вот уже в Ливии многие зенитчики ЗРК «Панцирь-С1» действовали более грамотно. По мнению американского военного обозревателя Джеффа Яворски, операторов, похоже, быстренько, насколько это вообще возможно, ознакомили с тактикой атак Bayraktar TB2. По имеющимся у него данным, в бывшей Джамахирии соотношение потерь составило 9 российских ЗРК к 47 турецким БПЛА, или в денежном выражении $118 млн. против $245 млн. соответственно.
Что касается гибели расчетов, то точных данных нет. Но можно полагать, что зенитчики гибли, прежде всего, оттого, что не смогли быстро покинуть зону поражения. Похоже, что именно для таких случаев разрабатывается боевая машина отделения стрелков-зенитчиков ПЗРК «Тайфун-ПВО».
Справедливости ради, большинство уничтоженных в Ливии “Байрактаров” были атакованы на земле, причем другими беспилотниками, вероятно, российского происхождения. Правда, узнать об этом достоверно получится эдак лет через 30, когда Минобороны РФ рассекретит боевые донесения.
Впрочем, кое-что все-таки можно почерпнуть из источников, близких к военным кругам. В частности, ливанский блогер Мохаммад Джафар, ссылаясь на своих друзей в войсках Асада, отметил, что в Сирии и в Ливии большинство расчетов ПВО оказались не подготовлены к эре ударных беспилотников. просто воспользовалась окном возможностей и теперь пиарится.
«Это не было похоже на то, против чего солдаты Асада сражались долгие годы - против ИГИЛ*. В итоге сирийская армия и союзники оказались не готовы к борьбе с высокотехнологичными беспилотниками. Но выводы сделаны. Я думаю, что подобное больше не повторится, во всяком случае, в таких драматических масштабах», - пишет Джафар.
Если же говорить более конкретно о реальной угрозе, которую «Байрактары» несут российским ЗРК, то зенитчикам приходится сбивать турецкие дроны в условиях достаточно эффективной РЭБ Koral. По сути, это альфа и омега успеха этих дронов, о чем умалчивает российская пресса, привыкшая хвалить только свои системы радиоэлектронной борьбы. Как итог, расчеты сегодня вынуждены действовать максимально быстро и слаженно, в том числе с учетом ложных целей на экранах радаров. Любая ошибка может обернуться потерей комплекса. Словом, сегодня в ПРО/ПВО, как никогда, актуальна «защита от дурака».
Однако время, когда БПЛА «Байрактар» могли позволить себя одиночные полеты, уходит. Наблюдатели заметили, что ударные беспилотники в Сирии уже на регулярной основе работают в связке с истребителями F-16, которые предпочитают не входить в зону поражения тех же ЗРК «Панцирь-С1». Видимо, летчики подстраховывают наземные службы, когда прерывается связь. Более того, боеприпасы MAM-L и MAM-С все чаще направляют турецкие разведчики с земли лазерными целеуказателями, а не операторы дронов. Все это косвенно говорит о том, что сирийцы худо-бедно научились противостоять новой угрозе.
Есть еще один важный момент, который помог достаточно быстро найти противоядие. Напомним, после появления F-35 претерпела серьезные изменения концепция противовоздушной обороны. Сегодня ПВО продвинутых армий не работает как набор одиночных ЗРК - это глубоко интегрированная система, в которой все зенитчики действуют, как одна большая команда. Как оказалось, самое то и в борьбе с дронами, оборудованных РЭБ.
Напротив, потери ЗРК «Панцирь-С1» в Сирии, Ливии и Арцахе связаны с плохой координацией системы ПВО. Конечно, российские военные специалисты помогали сирийцам и ливийцам как могли, но в целом уровень подготовки всех служб противовоздушной обороны союзников не дотягивал до современных требований.
Дело даже не в глупости, о которой с иронией пишет Энес Кая, а в банальном отсутствии денег. Глубокоэшелонированная система стоит очень дорого, тогда как одиночный расчет, будь он трижды профессиональным, не справится с роем ударных дронов. «Это аксиома»,- отмечает Райнхард Россоу, отставной майор Южноафриканских национальных Сил обороны, хорошо знакомый с этой тематикой.
Кстати, появление «Байрактаров» у турков в определенной степени внесло важные коррективы в нашу систему ПВО/ПРО. В первую очередь, резко возросли требования к расчетам ЗРК, подготовка которых без эффективных мишенно-тренировочных комплексов оказалась просто невозможной. Можно даже сказать, что Россия с «Адъютантом» опоздала, как минимум, на несколько лет. Насколько эффективным окажется этот комплекс, покажет время, но в любом случае его разработка очень нужна нашей армии.
* (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.