В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

МВД Северной Осетии продолжает серию рассказов «Победа в лицах»:

История фронтового пути штурмана 46-го гвардейского Таманского Краснознаменного ордена Суворова 3-й степени легкобомбардировочного авиационного полка Евгении Даниловны Гламаздиной. Наша героиня родилась первого января 1922г. в . В апреле 1942 г. добилась призыва в армию. Участвовала в битве за освобождение Кавказа, Кубани, и , наносила бомбовые удары по военным объектам врага в Восточной Пруссии и Германии. Из книги «Гвардейский Таманский авиационный полк», автор Алесандр Магид: «23 декабря 1942 года в полк прибыла авиамеханик Евгения Гламаздина. Этой несколько суровой на вид девушке пришлось немало претерпеть прежде чем стать авиатором. Когда гитреровцы вероломно напали на Советский Союз, Жене было 19 лет. Курсы при аэроклубе она закончила 2 года назад и справедливо считала, что её должны немедленно направить на фронт. Но в военкомате города Орджоникидзе ей вежливо отказали и предложили пока пойти работать на завод оборонного значения. И только в апреле следующего года, наконец, был объявлен набор девушек в Советскую Армию. Вместе с другими Женю направили в , где находилась школа по подготовке военных связистов. По окончании учёбы девушек распределили для прохождения дальнейшей службы. Гламаздиной предложили поехать в зенитно-артиллерийский полк. Вскоре после прибытия в полк Женя тяжело заболела и была демобилизована из армии. Прибыв домой, она пошла работать медсестрой в полевой госпиталь. И вот, наконец, в декабре 1942 года ей сообщили радостную весть о направлении в Военно-Воздушные Силы. После прохождения подготовки на штурмана Евгения Гламаздина совершила своё первый боевой вылет с лётчицей Люсей Клопковой. Вскоре в женском полку Гламаздину назначали штурманом звена и предложили летать с Надей Поповой. Сначала она побаивалась Попову, которая казалась ей чересчур требовательной и недоступной. Однако первый же боевой вылет изменил её мнение. Экипаж в составе Поповой – Гламаздиной в этот день потопил вражеский пароход, на котором эвакуировались немецко-фашистские войска из Крыма, и девушки весь обратный путь пели песни и радовались, как дети. С этого дня они стали неразлучными друзьями». Сменяются лица, разматываются судьбы людские, постепенно встаёт во всём величии замечательный человек, прекрасная женщина, образец мужества, выполнения долга перед Родиной. Личная лётная книжка. Короткие, лаконичные записи: «18/V – 43 Г. У-2. 3 ночных полёта, 3 часа в воздухе, бомб. П. ст. Аманат по ж.-д. эшелонам и скоплениям войск противника. Сброшено 309 кг бомб». Так выглядит первое боевое крещение Евгении Даниловны в лётной книжке. А мне за далью тридцати восьми лет видится полевой аэродром в станице Славянской на Кубани. Ночь. Маленькие легкокрылые, похожие на птиц, самолёты и небольшого поста миловидная девушка в лётной форме, получившая своё первое боевое задание: «бомбить станцию, где скопилось много вагонов и живой силы противника», её волнение, а может быть, и страх «не сделать всё, как следует, подвести подругу». «Летать больше и лучше мужчин, не хныкать, оберегать честь и достоинство советской женщины», - таков девиз полка майора Евгении Давидовны Бершанской. С интервалом 3-5 минут взлетают ночные бомбардировщики (бомбардировщики не то слово – фанерные этажерки с крыльями, обтянутыми перкалем) с подвешенными бомбами. Ориентиры – кромка леса, лента реки, тень от высоких деревьев. Время кажется бесконечностью. Наконец, внизу цель. Почти не осознавая, что делает, Женя нажимает на спуск, и смертоносный груз летит на головы врага. Пламя охватывает станцию. Правда, Женя и Люся этого не видят. Задание выполнено, и пока не очнулся противник – назад, на аэродром. Но девушкам не повезло: самолёт попал в лучи прожекторов, рявкнули эрликоны. Казалось, гибель неминуема. «Кажется, первый вылет станет и последним», - мелькнула предательская мысль. И тут Кто-то из них двоих явно родился под счастливой звездой. В лучи прожектора попал вражеский самолёт. Замолкли зенитные орудия, исчезли лучи прожекторов. И Люся вывела самолёт из опасной зоны. В ту ночь они трижды летали на задание, сбросили на врага 309 килограммов бомб. За первые шесть суток Евгения Даниловна – Жека, как звали её все в полку, совершила 20 вылетов, провела под вражеским огнём 22 часа, сбросила около трёх тонн бомб, научилась более или менее спокойно смотреть в лицо опасности, а в личной книжке записано: «Бомбила п. Гладковский по скоплению машин. Наблюд. Один сильный взрыв, Сбросила 450 кг бомб; бомб. п. Красный по автомашинам, сброшено 750 кг бомб, наблюд. взрыв; бомб. по лесу в п. Львовском по скоплению войск, сброш. 450 кг бомб; бомб. аэродром противника, сброш. 456 кг бомб». И так день за днём. На 1 января 1944 года на счету штурмана Гламаздиной было 229 боевых вылетов, 28982 килограмма сброшенных бомб, 79 тысяч листовок и 16 мешков с грузом. Эффективность? В лётной книжке записано: «28 сильных взрывов, 10 очагов пожара, уничтожен пароход и одна зенитно-пулемётная точка». Подпись: «Нач. штаба 46 ГПАБАП гв. капитан Ракобольская». И печать. Всё есть в личной книжке. Нет лишь одной «маленькой» детали, что это были ночи, когда 9 экипажей полка, в том числе и экипаж Поповой – Гламаздиной «работали, - как выразилась Евгения Даниловна, - на ». - Наши самолёты стояли в , - вспоминает Евгения Даниловна, - а сами мы жили в Солнцедаре, в 3-4 километра от аэродрома. Летали на Мысхако, бомбили районы на подступах к Новороссийску. Напряжение было колоссальное. Лётчицы научились обнаруживать ночью с самолёта небольшой клочок земли, на который нужно было сбросить боеприпасы и продукты. За образцовое выполнение задания командирования на Кубани и Тамани Евгения Даниловна награждена орденом Красной Звезды. В апреле 1944 года части Отдельной Приморской армии прорвали оборону противника в районе и двинулись на запад – на соединение с 4-м Украинским фронтом. 12 апреля перебазировался в Крым и женский полк. Снова полёты, но теперь уже бомбы летят в основном на аэродромы противника и дороги, по которым отступают вражеские войска. С 6 по 11 мая 1944 года полк «работает на ». Полк награждают орденом Красного Знамени. Такой же орден получает и штурман Гламаздина. 9 мая 1944 года взят Севастополь, через три дня – мыс Херсонес. Крым стал свободным. В приказе Верховного главнокомандующего благодарность 2-й гвардейской авиационной дивизии, в состав которой входил и 46-й женский полк. 12-23 мая полк перелетает в Белоруссию, чтобы принять участие в исторической битве. В лётной книжке штурмана Гламаздиной появляются записи: «бомб. переправы на Днепре», « ». - Запомнились мне Новосады. Минский котёл. Там мы летали днём. Там же я увидела впервые живого врага. Он пришёл сдаваться. Живой во плоти враг сидел на пеньке и безучастно, нет, пожалуй, с долей удивления смотрел на стоявшую перед ним девушку. Он думал о чём угодно, но только не о том, что, может быть, именно он убил её брата и что она требует справедливого возмездия. А потом приходили группами. Сентябрь 1944 года – Польша. В небе Польши погибли Таня Макарова и Вера Белик. Вылетели на задание два экипажа: Макарова –Белик, Попова – Гламаздина. На аэродром вернулся один. Погибли весёлая, жизнерадостная Таня Макарова и серьёзная немого даже замкнутая Верочка Белик. Неразлучные друзья. Девушки летали вместе с самого начала войны. Лежат в Остроленках, на польской земле два Героя Советского Союза, два советских сокола – лётчица и штурман Вера Белик. Не увядают живые цветы – дар жителей города. А в одну из осенних ночей полк перелетел границу и начал громить врага в Восточной Пруссии. Растёт число боевых вылетов. На 1 января 1945 года их у Евгении Даниловны 517. Неплохой подарок и к Новому году, и ко дню рождения. 8 марта в часть к лётчицам приехали командующий четвёртой воздушной армией генерал армии К. А. Вершинин и командующий 2-м Белорусским фронтов Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский. Было необыкновенно празднично. Лётчицам вручили звёздочки Героев. Звание Героя Советского Союза было присвоено и Наде Поповой, с которой Евгения Даниловна совершила более 300 боевых вылетов. Орден Отечественной войны 1-й степени был вручен в тот вечер и штурману Евгении Гламаздиной. В апреле полк Указом Президиума Верховного Совета СССР был награждён орденом Суворова 3-й степени. Известие об этом застало девушек на аэродроме в Бухгольце, северо-западнее Берлина. 2 мая над зданием рейхстага в Берлине взвилось Знамя Победы, а девушки в это время бомбили вражеский порт на Балтийском море. Боевая жизнь полка закончилась 5 мая, а штурмана Гламаздиной – 4 мая. В её личной лётной книжке записано: «4 мая 45 г. По 2-3 ночных вылета, 3 часа 45 минут в воздухе. Бомбили скопление противника в п. Дарген. 300 кг бомб. 240 патронов. Разрывы подтверждает Дудина». День Победы Евгения Даниловна встретила вместе с полком в деревушке Брунне, в помещичьей усадьбе. Были слёзы радости, торжественный митинг и первые «мирные» разговоры о мирной жизни. 600 боевых вылетов – и ни одной царапины. Но сколько пережито, выстрадано. По-разному сложились судьбы девушек в мирное время. Женя стала металлургом. Почти вся её послевоенная жизнь отдана заводу «Победит». Ударник коммунистического труда Евгения Даниловна Гламаздина 19 лет ежедневного несла вахту у печи восстановления молибденовых порошков. Профессия для женщины, прямо скажем, неожиданная. А в общем-то – под стать её характеру.