В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Казахстан не будет препятствовать продаже «Бурана» Роскосмосу – эксперт

В ноябре глава посетовал на сложности с выкупом оставшегося в «Бурана». Собственником оказалось акционерное общество «Ракетно-космическая компания «Байконур», однако уже полтора года идет судебный процесс по ее ликвидации и передаче ее имущества на баланс государства. Как заявил журналистам владелец компании Даурен Муса, причиной иска стала информация о планах Роскосмоса выкупить легендарный космический корабль. Что стоит за историей с переделом «Буранов», и какая судьба постигнет наследие советской космонавтики, в интервью «Евразия.Эксперт» оценил главный редактор казахстанского журнала «Космические исследования и технологии» Нурлан Аселкан.

Казахстан не будет препятствовать продаже «Бурана» Роскосмосу – эксперт
Фото: Евразия ЭкспертЕвразия Эксперт

Видео дня

– Нурлан, если собственник «Бурана» находится в Казахстане, то каким образом российская госкомпания намеревается на него претендовать?

– Желание Дмитрия Рогозина приобрести «Бураны», которые остались от известной советской космической программы «Энергия – Буран», вполне закономерное. Но надо помнить, что после развала Советского Союза все, что находилось на территории России, было объявлено российским, а все, что находилось на территории Казахстана, – казахстанским. То есть, остатки этой программы в виде двигателей, летных экземпляров корабля «Буран», в виде нескольких ракет-носителей «Энергия» – все это осталось в собственности Казахстана.

В принципе, так и остается, за исключением того, что в 2002 г. в монтажно-испытательном комплексе на 112-й площадке рухнула кровля и похоронила под собой тот самый корабль, который в 1988 г. совершил единственный полет. Вместе с ним была разрушена и ракета-носитель, к которой этот корабль был присоединен, и блоки других ракет.

Эксперт и автор нашего журнала сообщил, что по программе должно было быть изготовлено 5 летных кораблей, но полностью изготовили только 3. Второй летный корабль находится на космодроме «Байконур» в монтажно-заправочном комплексе. Там же находится макет ракеты-носителя «Энергия-М». Еще один летный экземпляр стоит в экспозиции подмосковного «». Что касается макетов кораблей, то один из них размещен в музее на «Байконуре», а другой – также в монтажно-заправочном комплексе. Итого в Казахстане есть 2 макета и 1 летный корабль.

Полагаю, ранее у Российской Федерации не было нужды говорить об отсутствии своих образцов «Бурана», ведь было достаточно посетить «Жуковский». А один из макетов «Бурана» Россия ранее продала германскому музею.

– Тогда зачем «Роскосмосу» наши «Бураны» именно сейчас?

– Сейчас в создается крупный космический центр на базе завода им. Хруничева в Филях. Там планируется построить небоскреб – офис «Роскосмоса», исследовательские центры и много других объектов.

Видимо, для полного набора понадобился еще один «Буран». Это моя версия. Зная о том, что в Казахстане находится по крайней мере 3 экземпляра, «Роскосмос» решил обговорить возможность приобретения и, соответственно, транспортировки.

Есть еще интересная история, которую целесообразно упомянуть. Под Нур-Султаном есть космический центр, где находится сборочно-испытательный комплекс космических аппаратов и офис нацкомпании «Казахстан Гарыш Сапары». Там есть экспозиция, на которой расположены макеты носителей «Союз», «Протон» и «Зенит», а рядом – стилизованная модель «Бурана». Некоторые принимают ее за один из экземпляров легендарного корабля. На самом деле это самодел, его по заданию «Казкосмоса» собрала китайская фирма. Он и внешне не очень-то похож на оригинальную конструкцию.

Кроме того, все имущество программы «Энергия – Буран», находящееся в Казахстане, в свое время было передано компании «Аэлита». Это казахстанско-российское совместное предприятие, созданное в 1997 г. ракетно-космической компанией «Энергия» и РГП «Инфракос». С самого начала планы были такие, что это имущество будет залоговым, будет некий капитал, и компания будет заниматься разными космическими проектами. Но кроме, собственно, названия об этой «Аэлите» ничего неизвестно. Через некоторое время компания была перерегистрирована в «Ракетно-Космическую компанию «Байконур».

– Кто за этим всем стоял?

– Первым руководителем «Аэлиты» был Габдуллатиф Мурзакулов, которого с поста руководителя Нацкомпании «Казахстан Гарыш Сапары» несколько лет назад сняли и осудили. Это было самое крупное коррупционное дело в космической отрасли Казахстана.

– Уголовное дело было и по поводу «Аэлиты» или исключительно вокруг деятельности этого гражданина в целом?

– Вокруг его деятельности, потому что к моменту возбуждения уголовного дела он уже не руководил «Аэлитой», а был председателем правления Национальной компании «Казахстан Гарыш Сапары». И сейчас 80% акций ракетно-космической компании «Байконур» во владении частного лица – Даурена Мусы. А 20% осталось за РГП «Инфракос» – первого госпредприятия Казахстана, которое было создано на космодроме «Байконур» для учета и сохранности имущества, оставшегося после Советского Союза.

Прошла информация, что в июне 2019 г. комитет госимущества и приватизации казахстанского Министерства финансов подал иск о ликвидации «Ракетно-космической компании «Байконур» и возврате имущества, внесенного в качестве вклада в уставный капитал общества, включая экземпляр орбитального многоразового корабля «Буран». По последним данным, очередное заседание назначено в специализированном межрайонном экономическом суде Алматы на 10 декабря 2020 г.

– Если россияне готовы купить казахстанские «Бураны» и предлагают за них хорошую цену, почему бы не продать?

– Я тоже думаю, что в желании Рогозина нет ничего криминального. Соответственно, и в готовности Казахстана это желание удовлетворить. Тот макет, который находится в музее на Гагаринском старте на космодроме «Байконур», я полагаю, есть смысл оставить, потому что он является активным экспонатом.

Что касается летного экземпляра и второго макета, которые теснятся в старом монтажно-заправочном комплексе, то их состояние печальное. Возможно, продать их будет неплохой идеей, потому что это шанс сохранить их от окончательного разрушения.

– Но раз государство намерено забрать «Бураны» в свои руки, не значит ли это, что у него нет намерений продавать их Роскосмосу? Как это отразится на «космических» отношениях двух стран с учетом множества совместных проектов?

– На самом деле, это мелочь. Я не думаю, что госорганы, которые инициировали иск о ликвидации АО «Байконур» еще год назад, строили столь грандиозные планы, чтобы помешать Рогозину приобрести «Бураны». Полагаю, в данной ситуации речь идет о наведении порядка в деятельности РГП «Инфракос» и АО «Байконур». Это некое юридическое завершение всего процесса, который шел в последние годы с ревизией проектов, планов и так далее.

Что касается последствий: если Казахстан захочет продать, то продаст, а если не захочет – заставить нас никто не сможет. Но я не вижу смысла препятствовать реализации части этого имущества. Тем более, сейчас разворачиваются и другие проекты на космодроме, в которых, как мы уже не раз писали, хватает серьезных подводных камней и рисков.

– На днях запустил на МКС космический корабль. Насколько «Буран» отстает по технологичности от разработок Маска? Стоит ли вообще цепляться за советское прошлое?

– Не стоит по той простой причине, что корабли совершенно разные, как и их носители. «Буран» представляет собой в определенном смысле подобие американского шаттла, который совершил последний полет в 2011 г.

Что касается недавнего пуска корабля Dragon с 4 астронавтами на борту, то это классическая версия – у корабля Dragon только спасаемая многоразовая капсула. Да, он оснащен в соответствии с абсолютно новейшими технологиями. Однако, хотя «Бурану» и несколько десятков лет, по большому счету это тяжелый многоразовый корабль, который был способен выводить на орбиту серьезные грузы и возвращаться целиком. Так что сравнивать эти корабли нет смысла. И я бы не сказал, что сделать «Буран» было легче, чем нынешний корабль Илона Маска.

Вообще, программа «Энергия – Буран» – это лебединая песня советской космонавтики, очень многие технологии тех времен используются и поныне.

Например, ракета «Зенит». Технологии «Бурана», которому три десятилетия, даже сейчас опережают нынешний уровень разработок «Роскосмоса». Поэтому зная, что между программами «Энергия – Буран» и разработками Маска прошло уже более 30 лет, тем не менее, отдадим должное тем научным центрам и его сотрудникам, которые создали этот уникальный корабль.

– Если «Буран» столь уникален, может быть есть смысл вообще модернизировать его, чтобы он продолжил полеты?

– Нет. Надо создавать то, что нам по силам. Современные космические корабли должны быть экономичными и технологичными. А «Буран» в нынешнем виде воспроизвести невозможно, потому что он создавался усилиями всего Советского Союза. Он был масштабным. Проще говоря, создать сейчас такой «Буран» не под силу ни Казахстану, ни России, ни , вместе взятым.