Создатель Народно-революционной армии ДВР 

В 1966 году писателем был написан первый роман о советском разведчике Владимирове-Исаеве-Штирлице. Назвался он «Пароль не нужен». Его герой летом 1921 года отправлялся из столицы ДВР  в белый . Тогда же в Читу прибыл новый военный министр ДВР Василий Блюхер, который должен был из партизанских отрядов создать регулярную армию. Однако на самом деле Народно-революционную армию Дальневосточной республики (НРА ДВР) из регулярных советских полков, партизанских отрядов и сдавшихся в плен каппелевцев создал первый главнокомандующий этой армии Генрих Эйхе. Интернационалист по рождению Родился он 17 сентября 1893 года в  в латышской рабочей семье. «Рига уже в то время была большим городом, — писал Генрих Христофорович в своем дневнике, который вел для внуков, находясь в заключении. — Прежде всего это был интернациональный город по составу своего населения. Моими товарищами по играм, забавам и проделкам были ребята своего двора, своей улицы, а тут были латыши, немцы, русские, евреи, украинцы, эстонцы, поляки, татары и т. д. Знакомились друг с другом, дружили, ссорились, дрались и расходились как мальчуган с таким же мальчуганом. Национальность не чувствовалась, говорили на всех языках одновременно, кто как умел. Это окружение людьми самых разных национальностей и рас, начиная с детства и до совершеннолетия, имело для выработки моей личности два значения: во-первых, никогда не обращал внимания и не считался с национальными предрассудками и враждой, а прежде всего только видел в каждом человека, а не еврея, не немца и т.п.. И второе — как известно, дети быстро усваивают языки. Так и я, вращаясь в такой многоязычной среде, уже в самом раннем детстве понимал и говорил по-немецки, по-русски, по-эстонски и на идиш (дома у нас говорили всегда только по-латышски, если гости не были немцы или русские). Отсюда мое увлечение языками». Он окончил Рижское коммерческое училище, но манила не коммерция. С 1913 года Эйхе начал серьезно заниматься музыкой, поступив на заочное отделение Берлинской консерватории по классу композиции. Однако окончить консерваторию не смог из-за начавшейся первой мировой войны. Неплохо образованного латыша вскоре после призыва в армию направили в Петергофскую школу прапорщиков, по окончании которой в 1915 году он был отправлен на фронт. С августа того года и до конца 1917-го сражался в составе 245-го пехотного Бердянского полка. Воевал не просто неплохо, а очень хорошо. Пять боевых орденов говорят сами за себя. К Февральской революции Эйхе был уже штабс-капитаном и командовал ротой. Для Генриха Эйхе особой проблемы выбора политического пути не было. Он, как и большинство его земляков из латышских стрелков, выбрал партию большевиков, в ряды которой вступил в 1917 году, и Октябрьскую революцию. В марте 1918 года бывший штабс-капитан добровольцем вступил в Красную Армию. Карьера 25-летнего красного командира была просто стремительной. С августа 1918 года по ноябрь 1919-го он командовал полком, бригадой и 26-й стрелковой дивизией. За блестящее проведение наступательной операции в районе реки Белой в 1919 году он был награжден орденом Красного Знамени №96. Интересно, что он, став в ноябре 1919 года (ещё во время боев за Новониколаевск, как тогда назывался ) командующим громящей войска адмирала Колчака 5-й армии, так и остался в тени , вошедшего в историю как «победитель Колчака». Командарм 5-й армии, умело координируя действия своих регулярных частей, а также партизанских отрядов и подполья крупнейших городов, завершил занятие Западной и Восточной Сибири. Более того, на плечах противника он буквально ворвался в Западное Забайкалье. Понятно, что когда перед руководством РСФСР встал вопрос о том, кто же возглавит армию в создаваемой «буферной» Дальневосточной Республике, ответ был один — Генрих Эйхе. Первый главком НРА ДВР 18 марта 1920 года за почти три недели до официального объявления об образовании ДВР со столицей временно в Верхнеудинске (ныне ) Генрих Эйхе издал приказ №1, в котором сообщал, что с этого числа он «вступил в командование всеми вооруженными силами временной земской власти Прибайкалья». Так началась история Народно-революционной армии ДВР. 27 марта главком издал очередной приказ №1, в этот раз о подготовке его войск к наступлению на Читу. 4 апреля им был издан приказ Военного Совета НРА о включении всех партизанских отрядов Прибайкалья в состав армии. В нём говорилось: «За самовольные уходы из рядов отрядов или частей [виновные] будут предаваться военному суду как дезертиры». Первая и вторая Читинские операции, прошедшие в апреле-мае, оказались неудачными. С ходу взять Читу не удалось. Помешали японцы, с которыми вступать в сражение запрещала . 10 мая главком докладывал правительству ДВР об итогах неудачных боев за Читу и причинах этих неудач. «Введение в бой противником бронепоездов, броневых автомобилей, участие в бою японцев с превосходством артиллерии и полное отсутствие в армии технических средств содействовало деморализации частей, — жестко докладывал главком, — из-за чего отход частей сопровождался паникой; особенно 2 Иркутская стрелковая дивизия (она была сформирована незадолго до этого из партизан Забайкалья — авт.) была сильно охвачена паникой, ликвидированной силой оружия. Деморализация частей выразилась в дезертирстве с фронта, которое в данное время ликвидируется высланными заградительными отрядами. С другой стороны, низкий уровень командного состава и слабая политическая работа в частях позволили развиться панике». Генрих Эйхе потребовал укрепить командный и комиссарский состав, усилить техническое вооружение и увеличение численности армии на 15 тысяч бойцов. Тогда же ему удалось убедить главу правительства ДВР Александра Краснощекова, и 22 мая правительство приняло решение ввести в НРА единоначалие. Вся власть сосредотачивалась в руках главнокомандующего, Военный Совет ликвидировался, вместо него вводилась должность помощника главкома по политчасти. Западная часть НРА была приведена в состояние регулярных войск. После чего он занялся востоком. В июне таёжными тропами в обход Читы в  ушла большая группа командиров и комиссаров НРА, которым предстояло из партизан Восточного Забайкалья и Амурской области создать регулярные части, которые должны были выбить так называемую «Читинскую пробку». Один из участников той экспедиции позже вспоминал: «Теперь все силы красных партизан объединялись под одним командованием — Военного Совета Амурского фронта. Главкомом Амурского фронта был назначен Д. С. Шилов, до этого командовавший Восточно-Забайкальским фронтом. Членом Военного Совета был назначен Я. П. Жигалин. Прибывшие из Верхнеудинска товарищи также получили назначения. К октябрю 1920 года реорганизация партизанских частей в регулярную армию была закончена. Эти части были сведены в дивизии, бригады, полки, роты, эскадроны; подобран командный и политический состав; проведена большая работа по обучению, воспитанию бойцов и по снабжению частей вооружением, обмундированием и продовольствием». Главком Генрих Эйхе со своим штабом детально разработал 3-ю Читинскую операцию, которую вроде бы проводили не части НРА, а «независимые» партизанские отряды, и жестко контролировал её ход. Он даже не исключал возможности контратаки со стороны атамана Семенова. И 23 октября (22-го Чита была занята частями Амурского фронта) Эйхе направил директиву Степану Серышеву. В ней, в частности, он приказывал: «В случае, если бы Семенов начал наступление и Чите угрожала опасность, вы должны принять все меры, чтобы окончательно разгромить семеновцев, выделяя для этой цели под видом партизан и частей Нерчинского нарревкома еще отряды по своей армии, но ни в коем случае [Семенов] не может быть допущен обратно в Читу, если бы даже и для этого вам пришлось пустить в дело свои главные силы под видом партизан». 25 октября правительство ДВР переехало в Читу, где с 28 октября по 11 ноября проходила объединительная конференция, на которой, по сути дела, и была создана ДВР. И 1 ноября 1920 года Генрих Эйхе вновь издал приказ №1, в котором сообщал, что в связи с решением правительства ДВР он с этого числа «вступил в командование всеми вооруженными силами Дальневосточной республики, находящимися на территории областей Западно-Забайкальской, Восточно-Забайкальской, Амурской, Приморской, Сахалина и Камчатки». 8 ноября главком НРА издал приказ об очередной реорганизации армии. В нём говорилось о том, что из всех войск «регулярных, повстанческих, партизанских и перешедших к нам бывших каппелевских» формируются четыре стрелковые и одна кавалерийская дивизия, а также две отдельные кавалерийские бригады. При этом все полевые войска были разделены на две армии: 1-ю Забайкальскую и 2-ю Амурскую. Стоит отметить, что если 1-я армия состояла из трёх полноценных стрелковых дивизий и двух кавалерийских бригад, то во 2-ю вошла только одна дивизия. Кроме нее в этой армии числились Благовещенский и Хабаровский укрепрайоны, а также войска красных на территории Приморской области, Сахалина и Камчатки. 21 ноября последние части белых покинули Забайкалье, уйдя в . Перед НРА встали задачи борьбы на востоке, где остатки белых при поддержке японцев ещё раз попытались укрепиться. А в Забайкалье с юга угрозу создал ушедший в  барон Роман Унгерн, командир Азиатской дивизии атамана Семёнова. Но новые боевые задачи должны были решать уже другие командиры. Летом 1921 года его «командировка» в ДВР закончилась. Везучий Затем почти год Генрих Эйхе командовал войсками в , ведя борьбу с белопартизанскими отрядами и польскими диверсантами. За успешную боевую работу был награждён Грамотой ВЦИК. В марте 1922 года его направили в Среднюю Азию сражаться с басмачами командующим войсками Ферганской области. Потом кто-то в Москве вспомнил о его лингвистических способностях и уровне образования. И с 1923 года Генрих Христофорович трудился в Наркомате внешней торговли. Арестовали его в мае 1938 года. Да и как ему было миновать этот период, если он — латыш, к тому же был двоюродным братом бывшего члена ЦК ВКП (б) Роберта Эйхе (его расстреляли в 1940 году), не говоря уж о совместной службе с Михаилом Тухачевским. Но ему повезло. Да, его в тюрьме избивали (частично потерял слух), да, в лагере болел цингой и пеллагрой. Но ведь не расстреляли и выжил — везучий. Выжила и его супруга Мария Александровна, не предавшая мужа. Не предала родителей и их дочь . После освобождения в 1948-1949 годах жил и работал на Крайнем Севере. Реабилитировали его только в 1954 году. Семья воссоединилась, и это было настоящим счастьем. Вернувшись после освобождения в Москву, Генрих Христофорович работал как военный историк, много сил и времени уделял не только написанию работ по истории гражданской войны, но и рецензированию военно-исторической литературы, являясь членом Совета военно-научного общества при Центральном музее Советской Армии. В честь 50-летия Октябрьской революции в 1967 году Генриха Эйхе наградили орденом Ленина. Не стало его 25 июня 1968 года. Умер он в родной , но похоронили его в Москве.
Видео дня. За кого певица Монеточка вышла замуж
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео