За что большевики расстреляли командующего Балтийским флотом капитана I ранга Алексея Щастного 

За что большевики расстреляли командующего Балтийским флотом капитана I ранга Алексея Щастного
Фото: Российская Газета
Клубок мифовКапитан 1 ранга Алексей Михайлович Щастный (1881-1918) известен широкой публике прежде всего как командующий Балтийским флотом во время Ледового похода (апрель-май 1918 г.), человек, который вывел флот из Гельсингфорса в  через непроходимые льды и стал жертвой первого расстрельного судебного приговора в истории Советской России. Вокруг гибели Щастного быстро возник ряд мифов. Один из наиболее абсурдных — вымышленная капитаном 2 ранга А. П. Лукиным кафкианская история о его расстреле китайцами и о захоронении тела под паркетом одной из комнат здания Реввоенсовета (бывшее Александровское военное училище), а может быть, и под полом кабинета наркома по военным и морским делам Л. Д. Троцкого1. Эта нелепая история получила второе дыхание в постперестроечные годы. Герб «Трубы», к которому принадлежал род Щастных. Моряк с политическим чутьемЩастный происходил из дворянской семьи, обучался во Владимирском кадетском корпусе в  и в Морском корпусе, участвовал в Русско-японской войне на крейсере «Диана», а в межвоенные годы стал крупным специалистом по радиотехнике, участником международных конгрессов по радиоделу и несколько лет фактически возглавлял службу радиосвязи Балтийского флота. А. М. Щастный — кадет Киевского кадетского корпуса (1892 г.) Фото: РГАВМФВ целом русские морские офицеры были политически наивны и демонстративно чуждались политики, однако среди них были и исключения, одним из которых оказался Щастный2. Он стал свидетелем резкого возрастания политической роли матросов в марте-октябре 1917 г., бессилия Временного правительства и, несомненно, делал соответствующие выводы. Именно он предложил на заседании Центрального комитета Балтийского флота (Центробалта) 3 сентября поднять на кораблях красные стеньговые флаги и красные топовые фонари в честь провозглашения республикой. Накануне Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде Щастный проявил неординарные для строевого офицера качества политического аналитика, предсказав победу большевиков3. 25 октября офицеры штаба флота не желали спасать А. Ф. Керенского. Именно «хитрейший из хитрейших», как охарактеризовал Щастного один из сослуживцев, придумал способ «прикрыть» бездействие штаба Балтийского флота, когда был получен приказ оказать помощь правительству4. Из штаба ответили, что не смогли расшифровать телеграмму и что всю переписку якобы контролирует Центробалт. Все это не соответствовало действительности5. А. М. Щастный — бравый мичман в гостях у матери (1901 г.). Фото: РГАВМФРаспространитель фальшивых документовВ начале 1918 г. флоту стала грозить новая опасность — в  вспыхнула Гражданская война, причем белые финны являлись явной креатурой . Щастный занимал патриотические позиции, соглашаясь даже с тем, что для спасения флота и его баз в Финляндии предпочтительна победа красных финнов, дружественных к Советской России6. При этом он верил, что большевики являются немецкими агентами и готовы передать Балтийский флот немцам или уничтожить его. В эти дни он сказал лейтенанту Д. Н. Федотову (Уайту): «Балтийский флот сделал большевистскую революцию возможной, Балтийский флот приведет большевистскую власть к ее концу»7. Он хранил и распространял фальшивые «документы Сиссона», якобы доказывающие, что большевики стали немецкими агентами еще до начала Первой мировой войны, прямо обвинял нового главного комиссара Балтийского флота большевика И. П. Флеровского и Троцкого в том, что они «действовали по соглашению с агентурой германского морского штаба»8. Также он безосновательно заявлял, что в Брестском мире есть тайный пункт о выдаче немцам или уничтожении Балтийского флота9. А. М. Щастный (стоит слева) с сослуживцами на палубе канонерской лодки «Манджур». 1903 г. Фото: РГАВМФЛедовый поход20 марта 1918 г. Щастный стал фактическим главой Балтийского флота. Существует версия, что он был избран демократическим путем на Совете флагманов. В действительности сам Совет флагманов был учрежден Щастным и использовался им в качестве прикрытия, по выражению сослуживца, для «сохранения невинности»10. Главным свершением Щастного стал Ледовый поход Балтийского флота, когда корабли и вспомогательные суда, преодолев считавшиеся непроходимыми льды, пришли в Кронштадт и избавились от неминуемого захвата немцами, взявшими Гельсингфорс 12 апреля. Руководство страны и флота занимало однозначную позицию — флот следует вывести в Кронштадт, если это будет невозможно — уничтожить в Гельсингфорсе, но немцам не отдавать. Щастный направил в Гангэ (Ханко) делегацию, которая 5 апреля подписала с немецким контр-адмиралом Х. -К. -А. Мойрером соглашение, конкретизировавшее условия невмешательства русского флота в боевые действия в Финляндии. Это позволило «вытащить» из оккупированной Финляндии несколько десятков русских кораблей и судов, не ушедших до середины апреля. Такая договоренность стала возможной, поскольку немецкое командование не ставило перед своими войсками задачу захвата русских кораблей, но часть членов русской делегации немцы удерживали в качестве заложников до начала мая. Ледовый поход не мог бы состояться без доброй воли матросов. Если старая сухопутная армия к этому времени уже не существовала, то матросы сохранили достаточно хорошую способность к самоорганизации и мобилизации в критических обстоятельствах. Переход флота в Кронштадт избавил его от непосредственной угрозы, но угроза потенциальная продолжала существовать. Немцы цинично нарушали Брестский договор, оккупировав Крым и продолжая угрожать Петрограду. Командующий и антисоветское подпольеКогда 9 мая в Петрограде обсуждался вопрос о создании «народной армии» без комиссаров, Щастный и другие моряки были полностью солидарны с сухопутными генералами о необходимости идти таким путем. Идея встретила резкое противодействие партийных работников и провалилась11. Сейчас очевидно, что возобновление войны с Германией в мае 1918 г., тем более создание «народной армии» привело бы к быстрому падению власти большевиков.15 марта на совещании премьер-министров Италии, Франции и Великобритании было принято решение о вмешательстве союзников в российские дела. Важную роль в развернувшихся в Петрограде в мае-августе 1918 г. событиях играл британский военно-морской атташе (и глава морской разведки в России) капитан 1 ранга Ф. Кроми. В апреле-мае 1918 г. он смог завербовать практически весь аппарат русской военно-морской разведки во главе с ее начальником капитаном 2 ранга В. А. Виноградовым. Разоблачить эту сеть в конце 1918 г. чекистам удалось лишь случайно12. Кроми создает нелегальную организацию для уничтожения русских кораблей в Кронштадте и Петрограде, а также для переброски русских офицеров в Архангельск и Мурманск, для поддержки антисоветского переворота13. Он находился в контакте с многочисленными антисоветскими офицерскими организациями в Петрограде, планировавшими переворот на разные даты мая-июня 1918 г. Можно предположить, что Щастный действовал в мае 1918 г. в качестве одного из закулисных лидеров антисоветской заговорщической деятельности в Петрограде. Наиболее опасным выступлением против большевиков в Петрограде в 1918 г. был мятеж Минной дивизии Балтийского флота, которая застряла на Неве по пути в Ладожское озеро. Мятежники находились в контакте «с недовольной частью рабочих заводов» [14]. Фактическим лидером Минной дивизии в это время был мичман Г. Н. Лисаневич, который одновременно являлся одним из важнейших сотрудников Ф. Кроми под псевдонимом Sabir15.10 мая моряки Минной дивизии Балтийского флота и других кораблей, стоявших на Неве в черте Петрограда, приняли скандальную резолюцию, которая гласила: «Ввиду угрожающего положения в Петроградском округе, а вместе с ним и флоту от вражеского нашествия [Минная дивизия] постановила: 1) Петроградскую коммуну ввиду ее полной неспособности и несостоятельности предпринять что-либо для спасения родины и Петрограда распустить. 2) Всю власть по обороне и управлению Петроградским округом вручить морской диктатуре Балтийского флота. 3) Немедленно войти в тесную связь со всеми рабочими Петрограда и демобилизованными солдатами и офицерами армии на предмет взаимной поддержки и организации реальной силы для обороны Петрограда»16. "Петроградской коммуной" в то время именовался советский орган, осуществлявший управление в городе и окрестностях, во главе с Г. Е. Зиновьевым. Приход к власти «морской диктатуры Балтийского флота» стал бы аналогом событий в Баку рубежа июля-августа 1918 г., когда введение «диктатуры Центрокаспия» означало конец Советской власти в Баку и британскую интервенцию. Очевидно, что во главе «морской диктатуры Балтики» немедленно оказался бы Щастный, как самый популярный небольшевистский лидер флота. Резолюция Минной дивизии вызвала раскол флотских команд, что означало поражение мятежа. Как показали последующие события, большевикам удалось повести за собой 50-60% матросов и не допустить «морской диктатуры». По косвенным данным, мятеж Минной дивизии был частью плана Щастного по овладению властью в Петрограде, а после его ареста он выродился в «смуту», в бурление, не завершившееся, по сути, ничем. Большевистское руководство флотом значительно окрепло после назначения главным комиссаром флота И. П. Флеровского и переизбрания Совета комиссаров флота (Совкомбалта) в середине мая. Тогда Щастный сделал последнюю попытку «разогреть» ситуацию, разгласив секретную телеграмму Троцкого и начальника Морского Генерального штаба капитана 1 ранга Е. А. Беренса от 21 мая о подготовке денежного вознаграждения для лиц, назначенных взрывать и топить корабли в случае необходимости17. Вокруг денежных наград поднялась истерика, зазвучали слова о «продаже» или «полупродаже» флота. Даже некоторые комиссары старого состава Совкомбалта в те дни вели аналогичную агитацию и делали антисемитские заявления18. "Документы Сиссона", обнаруженные в портфеле А. М. Щастного. N1333. 30 марта 1918 г. Фото: Архив по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Арест и судРезкое усиление влияния большевиков в Совкомбалте и энергичная деятельность Флеровского поставили Щастного в сложное положение. При новых порядках он был бы вынужден остаться лицом к лицу с комиссарами, потеряв старый Совкомбалт как ширму для «сохранения невинности». Уезжая в Москву, он еще надеялся, что удастся уговорить Троцкого согласиться на сохранение выборности комиссаров, фактически старого Совкомбалта, и сохранить возможности для маневра. Однако там он был арестован в кабинете наркома, что не было запланированной «коварной» акцией Троцкого, а стало результатом разговора «на повышенных тонах» и обнаружения в портфеле Щастного «документов Сиссона». Основной «пружиной» дела Щастного было стремление Троцкого наладить дисциплину и прекратить митинговую активность в армии и на флоте. Важную роль сыграло также триумфальное оправдание П. Е. Дыбенко во время суда над ним 9-18 мая 1918 г., которое подрывало авторитет властей и повторения которого нельзя было допустить. Дыбенко обвинялся в «недопустимом поведении» (пьянстве) во время боев под Нарвой в конце марта-начале апреля 1918 г., что привело к разгрому его отряда немцами. Вдобавок Щастного подозревали в заговорщической деятельности. Но каких-либо объективных доказательств злого умысла командующего не имелось. В последние часы жизни Щастный написал обращение «к личному составу Балтийского флота с горьким упреком за то, что его покинули в трудный момент»19. Расстреляли Щастного латышские стрелки из «дежурной части», а не китайцы (как гласит один из мифов) 20. Никаких достоверных сведений о том, как прошел расстрел и где похоронено тело Щастного, нет. Как сказал Л. Д. Троцкий по другому поводу, «он… умер мужественно, но здесь дело идет не о личной оценке, а о долге власти, которая хочет существовать»21. * Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта N 19-09-00081А.1. Лукин А. П. Тайна могилы Щастного // Последние новости. 1930. 2 августа. С. 4-5.2. Подробнее см. : Назаренко К. Б. Учреждение, необходимое для управления флотом и морским ведомством // Армия и флот в геополитических интересах России. М., 2019. С. 203-234.3. Октябрьская революция в Балтийском флоте: Из дневника И. И. Ренгартена // Красная летопись. 1927. Т. 25. С. 48.4. Там же. С. 51.5. Назаренко К. Б. Ледовый поход Балтийского флота. Кораблекрушение в море революции. СПб., 2020. С. 73.6. Октябрьская революция в Балтийском флоте. С. 35-36.7. Fedotoff White D. The Growth of the Red Army. Princeton, 1944. P. 78.8. Алексинский Г. А. Капитан Щастный // Новая русская жизнь. [Гельсингфорс]. 1920. N 34. 12 февраля. С. 3.9. Четверухин Г. Н. Сполохи воспоминаний // Морской сборник. 1990. N 11. С. 92.10. РГА ВМФ. Ф. Р-342. Оп. 1. Д. 141. Л. 3.11. Архив УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Д. П-86300. Л. 286-300.12. Зданович А. А. Организационное строительство отечественной военной контр-разведки (1914-1920 гг.): Дисс… канд. ист. наук. М., 2003. С. 99-103.13. Ратьковский И. С. Петроградская ЧК и организация доктора В. П. Ковалевского в 1918 г. // Новейшая история России. 2012. N 1. С. 111.14. Белли В. А. В советском Военно-морском флоте. Воспоминания. СПб., 2013. С. 38.15. Назаренко К. Б. Ледовый поход Балтийского флота. СПб., 2020. С. 211-215.16. РГА ВМФ. Ф. Р-5. Оп. 1. Д. 109. Л. 41.17. Дело… Щастного… С. 99-100.18. РГА ВМФ. Ф. Р-174. Оп. 1. Д. 282. Л. 196.19. Рабинович А. Досье Щастного: Троцкий и дело героя Балтийского флота // Отечественная история. 2001. N 1. С. 61-82.20. Новая Петроградская газета. 1918. 26 июня. С. 2.21. Архив ВЧК: Сборник документов. М., 2007. С. 599-600.
Видео дня. Мамочку из Ивантеевки судят за драку в ОВД
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео