Неудачливая Щ-402: дважды миновало, в третий — погибла 

Неудачливая Щ-402: дважды миновало, в третий — погибла
Фото: ИА Regnum
Есть везучие и невезучие люди, везучие и невезучие корабли. Удачливой на Северном флоте в годы Великой Отечественной войны можно назвать М-105, выдержавшую 19−20 октября 1943 года, при снятии с побережья разведгруппы, обстрел противотанковых орудий, бомбардировку с воздуха, бомбардировку 191-й глубинной бомбой, и минное поле которое она миновала. А вот Щ-402 нельзя назвать удачливой — помимо опасностей в боевых походах два происшествия ставили ее на грань гибели. При этом экипаж лодки показал в чрезвычайных условиях волю к победе и изобретательность. Многие экипажи пропавших без вести подлодок этого не смогли. Если бы Щ-402 выжила в войне, то стала бы «счастливой щукой», но обстоятельства ее гибели не вызывали сомнений — лодка неудачлива.
«Первый звонок» поступил в феврале 1942 года по вине командира Щ-402 Н. Столбова и инженера — механика А. Большакова.
Сайт «Великая Отечественная под водой»: «Столбов Николай Гурьевич… 1910 — 14 августа 1942… капитан 3 ранга… командир БЧ-1 ПЛ „М-72“ (1936 — 1937), командир „М-87“ (ноябрь 1938 — октябрь 1939), с октября 1939 — командир „Щ-402“. Погиб в результате аварии на подводной лодке… Награжден двумя орденами Красного Знамени (1941, 1942)» (1).
Мирослав Морозов, историк военно-морского флота: «1942: В 19.06 21.2 вышла в район м. Нордкап… В 01.46 24.2 прибыла на позицию… В 17.35 3.3 произвела торпедную атаку 2 тральщиков в районе Кьелле-фьорда … Контратакована большими охотниками, сбросившими в течении 1 ч 42 глубинных бомб… В результате близких разрывов через ослабевшие заклепки топливных цистерн соляр начал фильтроваться за борт…» (2).
Евгений Чирва, историк военно-морского флота: «К ночи субмарина сумела оторваться от вражеских кораблей и всплыть в надводное положение. Рано утром 9 марта… обнаружилось, что сочившийся из поврежденных цистерн № 3 и № 4 соляр оставляет за ее кормой демаскирующий след. Считая, что запаса топлива (не менее 10−15 тонн) в топливных цистернах будет достаточно, командир субмарины приказал продуть в море соляр из поврежденных балластных цистерн. Однако утром 10 марта… оказалось, что его запас составляет всего 3,5 тонны, чего не хватало на переход в базу даже экономическим ходом… через 11 часов встала без топлива и легла в дрейф… в 30 милях к северо-западу от мыса Нордкап… экипаж „Щ-402“, создав смесь из машинного масла и слитого керосина из оставшихся торпед, смог дать кораблю ход 4 узла. Спустя 37,5 часов и этот „коктейль“ закончился, и подлодка снова легла в дрейф…» (3).
, историк военно-морского флота: «Приказ — выйти в море для оказания помощи ПЛ „Щ-402“ — застал лодку „К-21“ в разгаре… ремонта… „К-21“ 12 марта в 11.54 пришла в эту точку… „щуки“ там не было… 13 марта в 03.17 штаб бригады передал по радио новые координаты „щуки“… наконец, в 11.53 а точке 71° 25' Ш, 32° 48' Д вахта заметила силуэт „щуки“…Командиры и Николай Столбов одновременно крикнули друг другу „Здорово, Коля!“…
Шланг перекинули на „щуку“, пропустили через ее открытый рубочный люк и оттуда в открытую горловину внутренней топливной цистерны… Все оружие обеих лодок было приведено в полную готовность к немедленному действию. На швартовых обеих лодок встали краснофлотцы с топорами, готовые сразу их обрубить и дать лодкам возможность отойти и, если придется, погрузиться… связка кораблей… могла попасть в глазок перископа вражеской лодки, стать мишенью для внезапно вынырнувшего из-за облака „Мессершмитта“, угодить под артобстрел надводных кораблей…
Наконец, в 13.43 перекачка соляра и передача масла были закончены. Было перекачано 12 т соляра и передано 120 л смазочного масла. Все вздохнули с облегчением, а особенно командир… и инженер-механик… поскольку очень опасная ситуация возникла из-за них. Через 2 минуты, в 13.45, „Щ-402“ отошла от „катюши“…» (4).
Евгений Чирва, историк военно-морского флота: «Вечером 14 марта „Щ-402“ прибыла в Полярное. Уже в базе выяснилось, что причиной несанкционированной выработки внутренних цистерн стал неправильно собранный во время ремонта запорный клапан замещения соляра во внешней цистерне… 3 апреля Указом Президиума Верховного Совета СССР »…за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество» корабль награжден орденом Красного Знамени» (5).
Весы судьбы качались до последнего. Щ-402 забросали глубинными бомбами, потекли заклепки — плохо. Но не потопили, она слила демаскирующий соляр, двинулась в базу — хорошо. Утром остались без топлива в море, где флот и авиация противника — плохо. Придумали смесь из масла и керосина, никто не знал потянет ли двигатель — потянул, хорошо. Но далеко на ней уйти не смогли — плохо. Зато помощь пришла вовремя и нашла Щ-402. Но две лодки в надводном положении — прекрасная цель для авиации. Но враг дремал и топливо перекачали. Щ-405 вернулась в базу, и вскоре получила Орден Красного Знамени.
Командиру бы Столбову проанализировать ситуацию, определить причины и виновников, повысить бдительность и подтянуть экипаж — учения, экзамены, чтение инструкций. Как показали события, успешно закончившаяся история с соляром привела к противоположному результату — экипаж расслабился.
Евгений Чирва, историк военно-морского флота: «Днем 11 августа (1942) субмарина направилась в район Тана-фьорда… в момент зарядки аккумуляторов из V отсека сообщили, что там очень сильно пахнет кислотой… Вахтенный центрального поста… в нарушение Правил… переключил вдувной вентилятор с аккумуляторных ям… на вентиляцию V отсека. Спустя полчаса… произошел объемный взрыв батареи во II и III отсеках… Взрывная волна разрушила аккумуляторную батарею, выгнула переборки, повредила трубопроводы и магистрали систем, сдвинула с мест многие механизмы, вывела из строя измерительные приборы… во втором отсеке бушевал пожар. Из людей, находившихся в носовой части подлодки уцелел лишь один торпедист в I отсеке, которого смогли извлечь на верхнюю палубу только через верхний люк… Все остальные члены экипажа подлодки (19 человек), находившиеся в носовых отсеках, включая командира, военкома, старпома и штурмана погибли. Командование подлодкой принял командир БЧ-5 инженер-капитан-лейтенант А. Д. Большаков. Он привел потерявшую возможность погружаться „Щ-402“ в базу утром 15 августа.
Комиссия, расследовавшая причины аварии пришла к выводу, что ее причиной стали грубые нарушения правил эксплуатации, техническая безграмотность и халатное выполнение служебных обязанностей членами экипажа подлодки. Как выяснилось, эпицентром взрыва была каюта командира. Так как почти весь командный состав „Щ-402“ погиб, виновными за аварию „назначены“ командир БЧ-5 Большаков и командир отделения трюмных Алексеев, которые были преданы суду» (6).
Опять весы качались. Подлодка могла погибнуть сразу при взрыве, но не погибла. Экипаж мог не справиться с пожаром, и погибнуть чуть позднее — но справился. Могли не дойти на проврежденной лодке до базы — дошли.
Казалось бы удача. Но дважды выскочив из смертельных ловушек по причине субъективного фактора, следующему командиру следовало «дуть на воду». Командир на Щ-402 нашелся один из лучших.
Сайт «Великая Отечественная под водой»: «Каутский Александр Моисеевич… 1906 — …1944… капитан 3 ранга… моторист-ученик Учебного отряда подводного плавания им. Кирова (октябрь 1928 — май 1930), старший моторист… ПЛ „Красногвардеец“ (май 1930 — ноябрь 1934)… командир БЧ-2−3 (август 1938 — январь 1940) ПЛ „Д-2“… минёр 3-го дивизиона ПЛ СФ (март 1941 — февраль 1942), помощник командира ПЛ „Щ-421“ (февраль — июнь 1942), офицер Штаба бригады ПЛ СФ (июнь — август 1942). Командир „Щ-402“ с августа 1942 года. Награжден тремя орденами Красного Знамени (1942, 2 — 1943), Красной звезды (посмертно, 1944)» (7).
И лодка избавлялась от репутации неудачливой — на немецких минных заграждениях она трижды касалась минрепа, после чего должен следовать взрыв. Взрыва не было. Но что у кого на роду написано, того не избежать. В сентябре 1944 года Щ-402 вышла в боевой поход и погибла. Обстоятельства гибели не оставили сомнений была лодка удачливой или нет. Ее потопил советский торпедоносец А-20.
Мирослав Морозов, историк военно-морского флота: «1944: В 21.06 17.9 вышла в район Кингс-фьорда…В дальнейшем на связь не выходила и в базу не вернулась. Не ответила на многочисленные вызовы по радио с 22.9… На подводной лодке погибло 45 членов экипажа» (8).
Г. Гавриленко, капитан 1-го ранга в отставке: «В оперативной сводке штаба ВВС Северного флота об этом сказано так: „21 сентября 1944 года в 06.42 на траверсе мыса Гамвик… летчик капитан Протас с дистанции 600 м, высота 30 м, атаковал подводную лодку… и торпедировал. Подлодка погрузиться не успела. Экипаж (торпедоносца) наблюдал сильный взрыв… на основании дешифровки фотоснимка подводная лодка потоплена. На снимке видна рубка нашей подлодки типа „Щ“. Находящаяся в том районе подводная лодка на запросы не отвечает. Вероятно, потоплена наша подлодка…“.
…оценки командующего Северным флотом адмирала А. Г. Головко: „Вследствие отсутствия должной организации боевой работы минно-торпедной авиадивизии и отсутствия должного контроля за выполнением указаний со стороны штаба ВВС имел место случай потопления самолетом „Бостон“ подводной лодки Щ-402“.
27 сентября Протас снова пошел на задание. Самолет с задания не вернулся. Весь экипаж погиб, кроме Протаса, который оказался в плену у немцев… После возвращения из плена он был направлен в авиацию Черноморского флота, но в апреле 1946 года исключен из партии, понижен в должности и вскоре уволен из ВМФ» (9).
Это официальная версия. Есть версия неофициальная, которую наиболее подробно изложил историк военно-морского флота Владимир Бойко (10). Он считает, что вместо Щ-402 торпедоносец Протаса потопил норвежский мотобот, а подлодка подорвалась на минном заграждении NW-30 скрытно выставленном немцами летом 1943 года. Версия менее обоснованная, чем официальная, так как основана на отсутствующем снимке фотофиксации торпедоносца и дедуктивных рассуждениях.
Зная особое отношение церкви к удаче и неудаче, я спросил богослова — в чем, кроме боевой и политической подготовки экипажей и материальных обстоятельств, причина такой заметной разницы между путем М-105 и Щ-402. Ответ был следующим — кто-то в экипаже «Малютки» молился о спасении и победе, или имел молитвенников из числа родных, кто мог бы обращаться к Господу. Богослов привел ряд аналогичных примеров из Великой Отечественной. Щ-402 таких молитвенников могла не иметь.
Подводная лодка Щ-402 стала последней погибшей подводной лодкой Северного флота.
Примечания:
Сайт «Великая Отечественная под водой»
М. Э. Морозов. Подводные лодки ВМФ СССР в Великой Отечественной войне 1941−1945 гг. Ч.3. Северный флот. М. 2005. С.69 Сайт «Великая Отечественная под водой»
Сергеев К. М. Лунин атакует «Тирпиц»! СПб. 1999
Сайт «Великая Отечественная под водой»
Там же.
Там же.
М. Э. Морозов. Подводные лодки ВМФ СССР в Великой Отечественной войне 1941−1945 гг. Ч.3. Северный флот. М. 2005. С.70 Г. Гавриленко. Положить конец небылицам.
В. Н. Бойко. Подводная лодка Щ-402.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео