Отдать долг Родине. В буквальном смысле слова 

Отдать долг Родине. В буквальном смысле слова
Фото: BFM.RU
Инцидент произошел два года назад, на военном аэродроме города Саки, в . Двое военнослужащих морской авиации Черноморского флота, Алексей Чебанов и , случайно запустили ракету X-29ТД класса «воздух-поверхность». Как заявляет следствие, они не проверили исправность механизмов ракет, другими словами — допустили халатность. В итоге одна из ракет запустилась, уничтожила вторую, снесла ворота и часть стены ангара, повредила аппаратуру. На удивление, боевая часть ракеты, а это около 100 кг взрывчатки — не сработала. Но и без этого военных признали виновными в нарушении правил обращения с оружием повышенной опасности. Один получил ограничение по службе в один год и три месяца с удержанием 15% дохода, второй — год ограничения с удержанием 10%.
Но ведь есть еще и взыскание. Стоимость каждой из двух списанных ракет судебная экспертиза оценила в 18,5 млн рублей, пострадавшее оборудование — в 9,5 млн В итоге, Минообороны запросил с военных 46,5 млн рублей на двоих. Суд заставил ведомство поумерить аппетиты, снизив сумму до 31 млн рублей, но она все равно непомерна, говорит военный эксперт Центра военно-политической журналистики .
Борис Рожин эксперт Центра военно-политической журналистики «Естественно, сумма, которая выставляется, вряд ли будет когда-либо выплачена полностью. Так как это история не первая, то есть были уже попытки взыскивать полную стоимость утраченного имущества с пилотов, которые, допустим, неудачно посадили самолёт, или за технику, которая перевернулась где-то на Дальнем Востоке. пытается такими действиями показать, чтобы военнослужащие более ответственно подходили к обращению с военной техникой и дорогостоящим военным имуществом. Для Минобороны это достаточно серьезные суммы, чтобы закрывать на это глаза. То есть вопрос только в том, выплатят ли за это компенсацию, в чём есть большие сомнения».
Вспоминается ряд случаев, когда Минобороны взыскивало многие миллионы с военных. Водитель тягача Никита Проскурин повредил во время транспортировки в Ингушетии артиллерийскую установку «Пион» — 25 млн рублей. Капитан ВВС Юрий Терешин, катастрофа самолета АН-26 в Саратовский области — 12 млн рублей. Военные моряки Игорь Мартемьянов и Денис Сопин, за ремонт подлодки — 17 млн рублей. Военный летчик из Армавира, неудачная посадка истребителя Су-27П — 27 млн рублей. Здесь, к слову общественный резонанс вынудил вмешаться в дело . С летчика сняли уголовные обвинения, а машину починили силами авиаполка. Бесплатно. Но остальным повезло меньше.
Думается, что жесткая политика Минобороны может даже отпугнуть кандидатов в контрактную армию. Ведь поблажки есть только для срочников, говорит директор правозащитной группы «Гражданин. Армия. Право» .
Сергей Кривенко директор правозащитной группы «Гражданин. Армия. Право» «Есть закон о материальной ответственности военнослужащих, который принят в 1999 году. То, что я говорю, касается военнослужащих по призыву: им не могут в случае порчи имущества больше двух окладов дать. А если говорить о контрактниках, там действительно есть статья о полном материальном возмещении. Тут неограниченно. Это тоже такая шиза в голове. С одной стороны, эти новости — понятно, что в армии не сахар, и Министерство обороны там не как отец родной себя ведёт, а довольно жёстко там всё происходит в качестве управления и отношения к самим военнослужащим. Тем не менее, идут же, заключают контракты, и по призыву идут. Так сказать, деваться некуда».
К слову, в США поврежденную технику чинят за счет государства. Военных, конечно, могут понизить в чине или уволить, но любые материальные взыскания исключены. Дело в том, что всю армейскую технику в Штатах страхуют, в том числе на время операций за границей. В России же страхование легкой военной техники, например, автомобилей, в основном проводится на время тематических выставок. А особая спецтехника: корабли, самолеты, танки, ракетные установки, как правило, не страхуются вообще — Минобороны просто не обязано этого делать. Когда что-то происходит, назначается экспертиза по оценке ущерба, и покрытие ущерба назначают виновному.
Это кажется странным, ведь в гражданской жизни под страхование попадает все что угодно. Однако даже тотальное страхование спасением для военных не станет, они все равно будут должны — разница лишь в том, что уже не министерству обороны, объясняет адвокат .
Сурен Аванесян адвокат «Те выплаты, которые проведены в качестве страхового возмещения, страховая компания получает право в порядке регресса адресовать свои требования к лицу, чьими действиями и был причинен этот ущерб. Поэтому здесь все тоже неоднозначно».
Иными словами — захотел служить по контракту — будь готов, что тебя за халатность обяжут компенсировать десятки миллионов рублей.
В тех случаях, когда Минобороны взыскивало средства, военным передавалось имущество и техника под отчет, на использование, хранение или перевозку. В таких случаях, по закону, контрактники несут полную материальную ответственность. Есть и другой путь взыскания стоимости за разбитую технику — доказать, что виновный имел преступные намерения, а не просто был неосторожным.
Видео дня. Заммэра Новоуральска случайно застрелили на охоте
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео