Ещё
Избиение беременной в трамвае попало на видео
Избиение беременной в трамвае попало на видео
Происшествия
Отчим пропавшей в Крыму девочки признался в ее убийстве
Отчим пропавшей в Крыму девочки признался в ее убийстве
Происшествия
Кредиторы взялись за семьи банкротов в РФ
Кредиторы взялись за семьи банкротов в РФ
Общество
Украина возмущена «Калибрами» РФ в Черном море
Украина возмущена «Калибрами» РФ в Черном море
Армия

Bloomberg (США): как Россия может спровоцировать ядерную войну в Прибалтике 

Bloomberg (США): как Россия может спровоцировать ядерную войну в Прибалтике
Фото: ИноСМИ
Станут ли  участвовать в атомной войне ради спасения ? Большинству американцев этот вопрос покажется поразительно абсурдным. О такой перспективе уж точно мало кто задумывался, когда в 2004 году расширилась и в её состав вошли страны Балтии.
Тем не менее, серия отчетов независимой корпорации РЭНД (RAND) показывает, что вероятность ядерной эскалации в конфликте между Организацией Североатлантического договора и  из-за Прибалтики выше, чем можно себе представить. Лучший способ предотвратить это — вкладывать больше средств в оборону альянса с применением обычных вооружений.
Было время, когда казалось, что рисковать ядерной войной ради сохранения неприкосновенности европейских границ — это нормально. Во время холодной войны силы стран Варшавского договора численно превосходили силы НАТО, и было бы очень трудно остановить советскую атаку с помощью обычного оружия. С момента своего создания НАТО рассчитывала, что угроза ядерной эскалации — быстрой и скачкообразной или же постепенной и управляемой — поможет осуществлять сдерживание. Американские аналитики разработали сложные модели и теории сдерживания. Военные США и НАТО регулярно проводили учения, во время которых имитировали использование ядерного оружия, чтобы эта стратегия выглядела убедительно.
После окончания холодной войны США и их союзники могли позволить себе меньше думать о сдерживании за счет ядерной угрозы и военных действиях. Напряженность в отношениях с Россией ослабла, и ядерная стратегия стала казаться пережитком ушедшей эпохи. И все же сегодня, когда снова появляется военная угроза со стороны России, мрачная логика ядерной государственной политики возвращается.
Резкий всплеск напряженности в отношениях между Россией и Западом за последние пять лет выявил основную проблему: НАТО не может помещать русским войскам быстро оккупировать Эстонию, и . Русские захватчики окажутся на подступах к балтийским столицам через два-три дня; присутствующие в этом регионе силы НАТО будут уничтожены или отброшены. НАТО может нанести ответный удар, мобилизовав свои силы для более длительной военной операции по освобождению стран Балтии, но для этого потребуется кровопролитная, опасная военная кампания. Самое главное, что в рамках этой кампании придется поражать цели, расположенные внутри самой России, такие как системы противовоздушной обороны, а также блокировать российскую артиллерию, ракеты малой дальности и другие материально-технические средства в пределах калининградского анклава, который находится за передовой линией НАТО.
Более того, похоже, что именно на предотвращение такого рода ситуации, как контрнаступление НАТО, и рассчитана российская ядерная доктрина. Российские люди во власти понимают, что их страна проиграла бы длительную войну НАТО. Они особенно встревожены тем, что НАТО может использовать свой непревзойденный военный потенциал для нанесения обычных ударов в пределах российских границ. Потому Кремль дает понять, что может нанести ограниченный ядерный удар, — возможно, «демонстративный» где-нибудь в Атлантике, или удар против сил НАТО на самом театре военных действий, — чтобы заставить альянс заключить мир на условиях Москвы. Эта концепция известна как «эскалация для деэскалации», и появляется все больше свидетельств тому, что русские настроены серьезно.
Таким образом война между НАТО и Россией может перерасти в атомную, если Россия «обострит» ситуацию, чтобы сохранить за собой то, что она получила в начале конфликта. Война может перерасти в ядерную и по другой, хотя и несколько менее вероятной, причине: если США и НАТО сами начнут наносить ограниченные ядерные удары по российским силам, в первую очередь в попытке не допустить, чтобы Москва оккупировала их балтийских союзников. Даже ограниченное применение ядерного оружия ставит вопрос о дальнейшей эскалации: приведет ли пересечение ядерного порога, намеренно или в результате просчета, ко всеобщей ядерной войне с применением межконтинентальных баллистических ракет, стратегических бомбардировщиков и апокалиптическим масштабом разрушений?
Так что же делать? Одним из вариантов для Запада было бы отступить — прийти к выводу, что любая игра, при которой ради защиты стран Балтии придется идти на риск ядерной войны, не стоит свеч. На первый взгляд такая логика кажется убедительной. В конце концов, США могли бы жить и процветать в мире, где Россия контролирует Эстонию, Латвию и Литву точно так же, как они жили и процветали во время холодной войны, когда эти страны были частью Советского Союза. Проблема в том, что отказ защитить страны Балтии обесценит гарантии, записанные в Статье 5 Устава НАТО, на которых альянс и держится: принцип, согласно которому нападение на одного равносильно нападению на всех. А с учетом того, что аналогичные вопросы можно было бы задать о множестве других обязательств США, — неужели отказ отразить китайскую атаку на Филиппины действительно поставит под угрозу само существование Америки?— этот отказ может подорвать более широкую систему альянсов, которая обеспечивала мир и стабильность на протяжении стольких десятилетий.
Второй вариант, которому уделил особое место в своем «Обзоре ядерной политики» (Nuclear Posture Review) 2018 года, заключается в том, чтобы разработать новые варианты ограниченного применения ядерного оружия, чтобы усилить сдерживание и отговорить Россию от реализации стратегии «эскалации для деэскалации». Например, США могли бы разработать ядерное оружие малой мощности, которое можно было бы применять относительно ограниченным образом против российской армии вторжения или технических подразделений, которые ее обслуживают.
Применить такой подход было бы, наверное, целесообразно. потому что он поможет заполнить недостающие ступени на шкале эскалации между обычным конфликтом и всеобщей ядерной войной. Понимание того, что у США есть собственные «тактические» ядерные варианты, может заставить большую часть российских органов планирования очень осторожно подходить к расчетам. Аналитики РЭНД отмечают, что ограниченные ядерные удары в начале балтийского конфликта могут убедить Кремль в том, что продолжать его слишком рискованно.
Риски такого подхода, впрочем, очевидны и радикальны. В любом случае существует некоторая вероятность, — хотя знающие аналитики спорят о том, насколько она велика, — что Россия может ошибочно принять ограниченный удар по военным объектам в Прибалтике за часть более крупного или более опасного ядерного удара по самой России. И если по плану ограниченные ядерные удары будут наносить по российским военным целям, вовлеченным во вторжение в Прибалтику, это предполагает, что НАТО будет использовать ядерное оружие на территории собственных членов.
Третий, наилучший вариант, — это устранение слабости обычного военного потенциала, из-за которой возникает угроза применения ядерных вариантов. Корень ядерной дилеммы НАТО в Прибалтике заключается в том, что силы, размещенные там в настоящее время, не могут обеспечить надежную оборону. Тем не менее, как отмечалось в более ранних исследованиях, США и их союзники могли бы сделать так, чтобы российская кампания стала гораздо сложнее и дороже — и имела куда меньше шансов на быстрый успех, — путем развертывания усиленных сил НАТО из семи-восьми бригадных тактических групп, это около 30 тысяч военнослужащих. В состав этих сил войдут три или четыре бронетанковые бригадные группы (а не одна, которую НАТО сейчас периодически развертывает в Восточной Европе), а также усиленные передвижные системы ПВО и другие важнейшие комплексы вооружений.
Россия не сможет с уверенностью заявлять, что такие войска представляют какую-либо реальную угрозу наступления на её территорию. Но силы будут многочисленными и достаточно мощными, чтобы российские войска не смогли уничтожить их в одно мгновение или обойти в начале конфликта. Следовательно, это устранит многие из факторов развития ядерной эскалации, потому что намного снизит вероятность развития ситуации, при которой НАТО придется осуществить эскалацию, чтобы избежать сокрушительного поражения в Прибалтике, или ситуации, при которой Россия может наращивать конфликт, чтобы защитить свои ранние завоевания в регионе.
Развертывание этих более мощных традиционных сил сдерживания в странах Балтии будет стоить недешево: первоначальные затраты составят от 8 до 14 миллиардов долларов, плюс ежегодные расходы на обслуживание от 3 до 5 миллиардов долларов. И все же ни то не другое не сможет стать препятствием для самого богатого союза в мире. Лучший способ ослабить угрозу ядерной войны в Прибалтике — позаботиться о том, чтобы НАТО немедленно не проиграла обычную.
Хэл Брендс — постоянный автор колонки «Блумберг Опинион» (Bloomberg Opinion). Почетный профессор кафедры имени на факультете перспективных международных исследований в Университете Джонcа Хопкинса (Johns Hopkins University) и научный сотрудник Института американского предпринимательства (American Enterprise Institute). Недавно Брендс совместно с другим автором издал книгу «Уроки трагедии: искусство управления государством и мировой порядок» (The Lessons of Tragedy: Statecraft and World Order).
Видео дня. Запад охватила мода на смену пола у детей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео