Ещё

Индия: перспективный и сложный партнер 

Индия: перспективный и сложный партнер
Фото: ТАСС
Визит во , на Восточный экономический форум, в качестве главного гостя премьер-министра , его переговоры с президентом России , в том числе и о заключении нового десятилетнего соглашения о военно-техническом сотрудничестве, вновь привлекли внимание специалистов не только к перспективам, но и к проблемам российско-индийского сотрудничества в оружейной сфере. Причин этому много.
Контрактов много не бывает
Начнем с того, что на Индию приходится практически треть всего российского оружейного экспорта. Глава (ФСВТС) сообщил ТАСС, что в прошлом и нынешнем году сделал огромный по сравнению с прошлыми годами заказ на отечественную военную технику и вооружения на сумму $14,5 млрд Если учесть, что общий портфель заказов входящей в концерн «Ростех» , занимающейся в нашей стране поставкой за рубеж вооружений, составляет около $50 млрд, то становится понятно, что на Индию приходится в этом портфеле очень весомая часть — практически одна треть. И если вспомнить при этом, что на экспорте вооружений наша страна зарабатывает ежегодно около $15 млрд, то на Индию из них приходится 5 млрд Это очень солидная сумма.
В то же время, по данным авторитетного в международном экспертном сообществе Стокгольмского института исследования проблем мира (СИПРИ), российская доля в индийском импорте, на который приходится как минимум 9,5% от мирового рынка, за последнее время значительно упала. Если с 2009 по 2013 год она составляла 76%, то с 2014 по 2018 — только 58%. Некоторые СМИ, опираясь на эти цифры, утверждают, что Индия отвернулась от России и теперь больше ориентируется на , , и . Но это неправда.
Больше половины закупок иностранного оружия Индия делает все-таки в России, а меньше половины приходится на остальные выше перечисленные страны. Кроме того, когда делают такие громкие, рассчитанные на дилетантов выводы «о развороте Дели от », намеренно или нечаянно забывают, что последние годы Индия делает ставку на диверсификацию своих оружейных закупок. Она не хочет, образно говоря, складывать все яйца в одну корзину. Много лет она закупала боевую технику и вооружение исключительно у СССР, а потом и у России. 75–80% всех вооружений индийской армии — советского или российского производства.
И руководство страны посчитало, что зависеть от одного-единственного поставщика вооружений недальновидно. Поэтому иногда в тендерах на поставку тех или иных видов боевой техники, даже если российские предложения выгодно отличаются от продукции конкурентов по критериям «стоимость-эффективность», выбор делается не в нашу пользу. Причина одна — «слишком много русского».
Тем не менее крупнейшие оружейные контракты Индии принадлежат Москве. Это покупка и сборка на индийских заводах из российских технологических комплектов многофункционального истребителя Су-30МКИ. Таких самолетов сегодня в строю индийских ВВС 250 единиц. И недавно Дели отправил заявку в ФСВТС на приобретение еще 18 аналогичных комплектов. Также Индия покупает у нас и собирает на своих предприятиях по российской лицензии танки Т-90С. В сухопутных войсках страны 1100 таких машин, а еще две тысячи танков Т-72М1. Те и другие сейчас модернизируются с участием наших специалистов. Индийские мотострелки передвигаются по полю боя на российских БМП-1 и БМП-2, которых у страны более 2,5 тыс.
ВМС Индии имеет на вооружении авианосец «Викрамадитья», переделанный специально для этой страны из отечественного «Адмирала флота Советского Союза Горшкова», на нем базируются российские истребители МиГ-29К/КУБ, наши вертолеты Ка-28 и Ка-31. Шесть индийских фрегатов класса Talwar, вооруженные противокорабельными ракетами «Клаб» и «БраМос», тоже российского происхождения. Это наши корабли проекта 113576, которые мы строили для Дели на Северном судостроительном заводе в Санкт-Петербурге и на калининградском «Янтаре». В ближайшее время мы будем строить еще четыре таких фрегата: два — в России, на «Янтаре», два — в самой Индии, на заводе Pipavav.
А кроме надводных кораблей мы предоставили Индии в лизинг на десять лет атомную подводную лодку проекта 971 класса «Щука-Б», которую там называют Сhakra, и построили девять дизельных подводных лодок 636-го проекта класса «Варшавянка», которые уже даже модернизировали под применение не только новых торпед, но и противокорабельных ракет «Клаб». Сделали предложение на передачу в лизинг еще одной АПЛ проекта 971 и постройку шести дизельных субмарин 636-го и 1650-го проектов.
Уникальные отношения
Перечислять уникальные отечественные вооружения, которые у нас закупила или собирается закупать Индия, опровергая дилетантский пропагандистский тезис о том, что «Дели отворачивается от Москвы», можно бесконечно долго. Этим заниматься я не буду. Подчеркну несколько главных моментов.
Первый. Россия — единственная страна, которая в процессе военно-технического сотрудничества не только передает Индии лицензии и технологии на производство своей боевой техники, но и создает совместные предприятия по ее выпуску. Так больше не делает никто. Пример, о котором знают немногие: победитель тендера на поставку в Индию истребителей «Рафаль» французская фирма «Дассо» отказалась передавать Дели лицензию на его производство на местных заводах, хотя это было одним из основных условий этого тендера. Французов не устроил уровень квалификации местных инженеров и техников.
Москва создала с Дели совместное производство противокорабельной ракеты «БраМос», названной так в честь двух рек — Москвы-реки и Брахмапутры, и щедро делится со своими партнерами и своим опытом, и своими технологиями, подтягивает коллег до того уровня, когда они смогут работать над этим проектом самостоятельно.
Индийцы размещают эту ракету на береговых противокорабельных комплексах, на надводных и подводных кораблях, сейчас совместно с российскими специалистами модернизируют ее для того, чтобы использовать с истребителей Су-30МКИ, и уже, как говорят, провели первое испытание такого боеприпаса. Собираются продавать ракету в третьи страны. Мы поддерживаем это решение индийского правительства.
Индия — и это второй принципиальный момент, который необходимо подчеркнуть, — хочет делать самое современное зарубежное вооружение на своих предприятиях. Лозунг Make in India ("Делай в Индии") был одним из главных в предвыборной программе Нарендры Моди, и наша страна реально помогает премьер-министру воплотить его в жизнь. Потому что это — гарантия высокотехнологического развития страны.
Сейчас Москва и Дели готовятся к подписанию контракта стоимостью почти в миллиард долларов на производство на индийских предприятиях переносного зенитного ракетного комплекса «Игла-С». На повестке дня — контракт на локализацию производства в Индии вертолета Ка-226, создание предприятий по выпуску автоматов Калашникова сотой серии. Интересно, что эти автоматы (АК-101) сделаны под натовский патрон 5,56х45 мм, который уже выпускается в Индии. Ей не нужно будет перестраивать свою боеприпасную промышленность. Хотя не исключено, что потом в стране будут производить и автоматы АК-103 и АК-203 под российский патрон 7,62х39 мм.
Причем, как утверждают специалисты ФСВТС, локализация производства вертолетов должна достигнуть 80%, а автоматов Калашникова — 100%. Лозунг «Делай в Индии» будет реализован и на этот раз, как он реализован на истребителе Су-30МКИ, танке Т-90С, фрегате проекта 11356, противокорабельной ракете «БраМос»…
Эту искреннюю поддержку индийской армии и индийской оборонной промышленности очень высоко ценят в Дели. Может, потому, несмотря на чудовищное давление Вашингтона, приняли решение закупить у России зенитный ракетный комплекс С-400 «Триумф». Пять полковых комплексов (десять дивизионов) на сумму $5,6 млрд Причем рассчитываться за этот контракт Индия будет не американской валютой, которую, не исключено, Вашингтон, используя санкционный режим, постарается заморозить в своих банках, а рублями. В сумме, превышающей 330 млрд Поставка «Триумфа» за рубли стала самым большим недолларовым контрактом в истории отечественного Рособоронэкспорта.
Трудности закаляют
Однако, внимательный и вдумчивый читатель заметил, что автор, рассказывая о российско-индийских оружейных контрактах, нередко употребляет такие слова, как «планируется», «будет», «готовятся»… И наверняка думает, что от намерений до заключения твердых контрактов, а тем более до их реализации — достаточно приличная дистанция. На ней все бывает. Он абсолютно прав.
Особенность ВТС с нашими индийскими партнерами в том, что, к сожалению, не все протоколы о намерениях превращаются в реальные соглашения и не все соглашения воплощаются в реальную продукцию. Причин тут достаточно много. В том числе и из-за особенностей внутриполитической турбулентности в Дели, и из-за многовековых традиций индийцев торговаться до последнего, выбивая, если так можно сказать, свою выгоду даже по мелочам.
Приведу пример. Многие помнят эпопею с переделкой для Индии отечественного авианесущего корабля «Адмирал Горшков» в авианосец «Викрамадитья». Контракт на эту работу стоил $1 млрд Хотя и в Дели, и в Москве прекрасно знали и знают, что строительство авианосца даже с нуля обходится по среднемировым ценам как минимум в 7–10 млрд А тут нужно было очистить корабль от старого оборудования, нарастить полетную палубу, установить новое, самое современное оборудование, облетать авианосец палубными истребителями.
Миллиард закончился на «разгрузке» корабля от старых машин и механизмов. Правда, его хватило еще на покраску корпуса и устройство взлетной палубы. И все. О том, что необходимо еще как минимум полтора миллиарда «зеленых» на достройку корабля, Дели пришлось убеждать почти два с лишним года.
Примерно такая же история произошла и с истребителем пятого поколения, который мы должны были сделать для индийских ВВС параллельно с созданием своего Т-50. Не буду утомлять читателя перечислением новаций, которые регулярно пытались привнести в проект наши индийские партнеры, и других обстоятельств, которые тормозили процесс. Напомню о фактах: Т-50, а теперь Су-57, уже летает и запускается в серию, создание индийского самолета приостановлено. Пока у Су-57 не появится новый, более мощный двигатель.
Сейчас завис полностью согласованный контракт на поставку в Индию 48 вертолетов Ми-17В-5. Подписей под ним нет. Почему, остается только догадываться.
Да, Индия очень сложный, но и очень перспективный партнер, с которым мы сотрудничаем в области ВТС уже почти 70 лет. И готовы подписать новое соглашение на ближайшие десять. Потому что ни с кем у нас нет, пусть никто не обижается, таких искренних и доверительных, проверенных временем отношений. А трудности — они только доказывают, что дружба и партнерство не бывают без шероховатостей, преодолевая которые, получаешь наибольший эффект и лучший результат.
А о том, что такая дружба есть и останется, свидетельствуют не только регулярные встречи наших лидеров, но и тот самый контракт на зенитный ракетный комплекс С-400, который Дели заключил с Москвой, несмотря на чудовищное давление Вашингтона и угрозы санкций. Российско-индийская дружба и сотрудничество санкций не боятся.
Подпольный миллионер запугивает новоселов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео