Ещё

Немецкая подлодка на Таймыре: правда или вымысел? 

Фото: Профиль
Sueddeutsche Zeitung Photo/Alamy Stock Photo/Vostock Photo
Немецкая подлодка на Таймыре: правда или вымысел?История операций немецких подлодок в годы Второй мировой хорошо изучена. Но это не помешало объявить обнаруженную на Таймыре субмарину одной из подводных машин кригсмарине.
В конце апреля интернет запестрел сообщениями об обнаружении немецкой подводной лодки времен Второй мировой войны в Карском море, на побережье Таймыра. О находке там субмарины объявило (РГО). Но возможно ли, чтобы спустя 70 лет после окончания войны была найдена неизвестная немецкая подлодка? Ведь судьба каждой из них тщательно изучена министерством обороны и историками. С другой стороны, действия немецких подводников в Арктике пока еще слабо освещены, что дает почву для возникновения мифов. «Профиль» попробует оценить правдоподобность обнаружения подводной лодки Третьего рейха на Таймыре.
Белое пятно в истории
Подводная война немецких субмарин против торгового судоходства велась с широким размахом во время обеих мировых войн. Подводники кайзера и Гитлера топили суда во всех четырех океанах. Но особенную активность они проявили в Северном, Средиземном морях и Атлантическом океане. Там ими были потоплены тысячи торговых судов и сотни военных кораблей. В результате данные театры военных действий привлекли внимание исследователей и историков, написавших сотни книг об этом. Но вот арктический театр такого освещения не получил.
Немецкие подводные лодки впервые появились в Северном Ледовитом океане еще в Первую мировую войну. С 1916 года они действовали в Баренцевом море, у побережья Кольского полуострова. Одним из первых российских судов, потопленных германской субмариной, стал пароход «Ковда». 12 августа 1916-го он подорвался на мине, выставленной U‑75 капитан-лейтенанта Курта Байтцена в горле Белого моря, и затонул.
После этого инцидента были зафиксированы другие случаи нападения кайзеровских подлодок на суда Антанты — пароходы становились жертвами их мин и торпед между мысом Нордкап и входом в Белое море. Но подводная война в Баренцевом море не была активной со стороны немцев. Небольшой судоходный трафик и нехватка лодок не позволили им держать субмарины там постоянно. В результате к 1918 году потопления судов в Баренцевом море прекратились.
После завершения Первой мировой войны Версальский мир запретил побежденной иметь подводные лодки почти на 17 лет. Но с началом Второй мировой немецкие субмарины вновь вышли на просторы Мирового океана и опять оказались в Арктике. Но это произошло ранее, чем Третий рейх напал на СССР, и было связано с несуществовавшей базой «Норд».
База «Норд»
В октябре 1939‑го Германия вела переговоры о возможном создании базы для своих военно-морских сил на советской территории. Но стороны так и не пришли к согласию. Хотя Советский Союз и благожелательно отреагировал на просьбу немцев, но предложенное им место — залив Западная Лица — категорически не устраивало кригсмарине. Гросс-адмирал Эрих Редер запросил мнение командующего подводными силами Карла Деница о размещении там подводных лодок. Дениц отнесся к этой идее со скепсисом. Его не устраивали отсутствие там условий для ремонта и трудности в доставке материалов и боеприпасов. В результате Редер отказался от размещения базы в этом месте.
Вместе с тем Деница манила возможность атаковать британские лесовозы, выходившие из советских северных портов в Великобританию. В середине ноября 1939‑го он послал к  большую подлодку U‑38, чтобы выяснить, получится ли реализовать задумку. Эта лодка стала первой немецкой субмариной, побывавшей в Арктике после Первой мировой войны. Ее командир капитан-лейтенант Генрих Либе получил приказ вести разведку перед входом в Кольский залив, но суда не атаковать и себя не обнаруживать.
Почти неделю U‑38 находилась в советских водах, изучая обстановку. Результатом наблюдения стала радиограмма Деницу, в которой командир лодки доложил, что оживленного судоходства у Кольского залива нет. Командующий подводными силами кригсмарине счел нахождение субмарины в данном районе бессмысленным и приказал покинуть его. Это решение совпало с докладом немецкого военно-морского атташе в  о сокращении движения британских судов из советских портов.
О том, что U‑38 побывала в советской Арктике, в СССР так и не узнали. А информация, собранная Либе, оказалась полезной для Деница. После начала Великой Отечественной войны другие «серые волки» пришли в Арктику по проторенной U‑38 дороге. Это произошло в июле 1941 года.
«Полярные волки» Деница
С нападением Германии на Советский Союз подводная война в северных водах возобновилась. Впрочем, первые полгода Дениц не придавал Арктике особого значения. У него не было ни сил, ни ремонтной базы вблизи от Мурманска. Поэтому в 1941 году там действовало всего девять подлодок. Это были новые субмарины с неопытными экипажами, приходившие в Баренцево море прямо из Германии. Они использовали норвежский порт Киркенес как временную базу и, совершив один-два похода в район Кольского полуострова, уходили в Атлантику.
Пренебрежение советским театром объяснялось Деницем следующим образом: «Исход войны будет зависеть от успехов в деле нарушения снабжения
Информация, собранная субмариной U-38 в 1939-м, пригодилась „серым волкам“ Карла Деница в начале войныUllstein Bild/Vostock Photo
Англии. Эту задачу могут решить только подводные лодки. Исход войны против России решается на суше. В этой войне подводные лодки в состоянии играть только вспомогательную роль».
Такая точка зрения привела к тому, что за первые полгода войны немцы позволили провести без потерь более тридцати советских и союзных конвоев, а также немало судов, совершавших одиночное плавание. К сожалению, некоторых успехов немцы все же добились. В 1941 году они потопили семь советских военных и вспомогательных кораблей и один транспорт.
Увы, советская противолодочная оборона успехами не блистала. Немецкие субмарины не понесли потерь. Правда, советским морякам удалось повредить две из них, но потопить их они не сумели. Схожая ситуация сохранялась и в последующие годы Великой Отечественной, когда подводная война в Арктике уже велась немцами с большим размахом.
В начале 1942‑го Гитлер изменил свое отношение к Норвегии,