Ещё

Русский Scunner. Что досталось ракете Р-1 от немецкого «Оружия возмездия» 

Фото: ТАСС
70 лет назад, 10 октября 1948 года, на полигоне Капустин Яр состоялся первый успешный запуск первой отечественной баллистической ракеты Р-1 (впоследствии получила натовское обозначение SS-1 Scunner, с англ. — «Отвращение»). Она была разработана по образцу ракеты А-4 ("Фау-2", Vergeltungswaffe-2) немецкого, а затем американского конструктора Вернера фон Брауна. Созданная в СССР под руководством Сергея Королева, Р-1 имела определенные конструктивные отличия от прототипа. На вооружение она была принята в ноябре 1950 года и десять лет находилась в эксплуатации.
"Оружие возмездия"
До Второй мировой войны работы по ракетной технике велись во многих развитых странах. Практически во всех армиях мира во время войны появились реактивные установки и разрабатывались управляемые ракеты. С 1942 года курс на достижение технического превосходства над странами антигитлеровской коалиции взяла нацистская Германия.
Исследования немецких инженеров показали, что наиболее важным является создание реактивных самолетов и дистанционно управляемых аппаратов (ударных ракет). Тогда же были определены летно-технические характеристики одного из первых образцов — самолета-снаряда Fi 103 Kirscnkern ("Вишневая косточка"). В 1942-м он впервые стартовал с катапульты и пролетел 3 км. Затем его дальность увеличили до 243 км благодаря катапульте, работающей на перекиси водорода.
Ее боевое применение состоялось в 1944 году — самолетами-снарядами Fi 103 был обстрелян Лондон. Позже немецкое радио сообщило о новом оружии Vergeltungswaffe (V-1) — «Оружие возмездия — 1». Однако достаточно малые дальность полета и скорость, громоздкость стартовых установок сильно снижали его эффективность. Параллельно в Германии с 1942 года велись работы и по созданию управляемой баллистической ракеты дальнего действия A-4 (дальность стрельбы — 300 км). В дальнейшем было развернуто ее массовое производство под названием V-2 — «Оружие возмездия — 2». В конце войны эти ракеты применялись для обстрела объектов на территории Великобритании, было выпущено порядка 4300 снарядов. В 2015 году зарубежные СМИ сообщили, что во время испытаний «Фау-2» в качестве мишеней использовались немецкие города.
Применение этого оружия показало его хорошие возможности. Значение управляемого ракетного вооружения было высоко оценено и в Советском Союзе. Работы по ракетам дальнего действия начались в 1944 году, когда советские специалисты стали изучать отдельные образцы трофейной немецкой ракетной техники, захваченные при освобождении Польши. При этом выяснилось, что немцы обладали ракетными двигателями, имеющими примерно в десять раз большую тягу, чем отечественные образцы. Их двигатели работали на этиловом спирте и жидком кислороде — в СССР в качестве топлива использовали керосин и азотную кислоту.
Более детальное изучение ракетных технологий нацистской Германии началось сразу после окончания Великой Отечественной войны. Постановлением Государственного комитета обороны СССР №9475 от 8 июля 1945 года была создана комиссия по изучению и освоению немецкой реактивной техники. Советские ученые (в том числе Сергей Королев и Борис Черток), инженеры и военные специалисты выехали в Германию для изучения технической документации, технологий, производственных мощностей, опроса немецких ракетчиков.
13 мая 1946 года был создан Специальный комитет по реактивной технике при Совете министров СССР (Cпецкомитет №2), который возглавил член Политбюро ЦК ВКП (б) Георгий Маленков. Первоочередной задачей этого комитета было названо «воспроизведение с применением отечественных материалов ракет типа „Фау-2“ и Wasserfall (первой в мире зенитной управляемой ракеты)».
Этиловый спирт
На основании изучения немецких ракет дальнего действия А-4 ("Фау-2") и для отработки технологии их сборки на заводах отечественной промышленности и на территории оккупированной Германии было собрано небольшое количество аппаратов. В октябре-ноябре 1947 года было произведено 11 испытательных пусков.
На основе полученного опыта был разработан проект советской баллистической ракеты Р-1 (индекс 8А11, объект «Волга»), постановление о ее создании было принято 14 апреля 1948 года. Она представляла собой практически полную копию «Фау-2», при этом были доработаны конструкции хвостового и приборного отсеков, увеличена емкость топливных баков. За основу была взята автономная система управления «Фау-2», но по мере увеличения дальности полета ракет стали применяться обе системы управления.
В создании ракеты Р-1 были заняты 13 научно-исследовательских институтов и 35 заводов. Она разрабатывалась предприятиями, которые возглавляли В. П. Глушко (двигатель РД-100), Н. А. Пилюгин (система управления и наземная проверочно-пусковая аппаратура), В. П. Бармин (наземное стартовое, заправочное и другое оборудование) и В. И. Кузнецов (командные приборы). Главным конструктором баллистических ракет дальнего действия стал Сергей Королев, головным разработчиком — подмосковный Государственный научно-исследовательский институт реактивного вооружения (НИИ-88, ныне — Центральный научно-исследовательский институт машиностроения, ЦНИИмаш, город Королев Московской области). Там же изготавливались опытные экземпляры Р-1.
Для испытаний ракет Р-1 была сформирована 92-я бригада особого назначения резерва Верховного главнокомандования, развернутая на Государственном центральном межвидовом полигоне Капустин Яр. Именно на нем проходили испытания первые отечественные баллистические ракеты, а впоследствии осуществлялись запуски первых космических аппаратов, открывшие человеку дорогу в космос.
Первый пуск в сентябре 1948-го оказался неудачным: из-за отказа системы управления ракета отклонилась от курса и упала в 12 км от места старта. Затем запуски четыре раза пришлось отменять из-за различных технических неисправностей. Первый успешный запуск на полигоне Капустин Яр состоялся 10 октября того же года. Дальность полета составила 288 км, отклонение от курса — 5 км. Всего за два года в рамках летно-конструкторских испытаний было запущено 30 ракет.
Как и немецкий прототип, Р-1 имела неотделяющуюся головную часть и подвесные топливные баки. Применение неотделяемой головной части требовало стабилизации ракеты не только при старте и в полете, но и при входе в плотные слои атмосферы, для чего на ней в хвостовой части были установлены четыре мощных аэродинамических стабилизатора.
В ноябре 1950-го комплекс с ракетой Р-1 был принят на вооружение. Через год начинает эксплуатироваться комплекс с другой ракетой — Р-2 (стартовая масса — 20 тыс. кг, максимальная дальность — 600 км, масса боевого заряда — 1008 кг).
В качестве топлива на Р-1 и Р-2 использовали жидкий кислород и 75-процентный водный раствор этилового спирта. Кстати, в своей книге «Ракеты и люди» академик Борис Черток вспоминает высказывание одного из боевых генералов, который был приглашен на полигон для знакомства с ракетной техникой. В связи с тем, что горючим для ракеты был этиловый спирт, он сказал: «Что вы делаете? Заливаете в ракету более четырех тонн спирта. Да если дать моей дивизии этот спирт, она любой город возьмет с хода. А ракета ваша в этот город даже не попадет! Кому же это нужно?»
Боевые части ракет имели вес 1–1,5 т и снаряжались обычным взрывчатым веществом. Ракета Р-1 была одноступенчатой, моноблочной и имела неотделяющуюся головную часть. Система управления — инерциальная на основе гироскопов. Р-1 оснащалась жидкостным ракетным двигателем РД-100 (тяга на земле — 25–27 тыс. кг). В состав наземного технологического оборудования комплекса входило более 20 специальных машин и агрегатов. Пуск ракеты осуществлялся из специальной бронемашины с пультом управления. Время подготовки ракет к старту составляло примерно шесть-восемь часов.
Первоначально серийное производство ракет Р-1 предполагалось развернуть на заводе №66 в городе Златоуст. Конструкторское бюро СКБ-385 должно было развернуть работы по конструкторской и технологической подготовке производства ракет. Там же выполнялись и работы по созданию облегченных вариантов Р-1 с целью увеличения ее дальности. Однако производство ракет и ее модификаций так и не было развернуто. Документацию передали на другой завод, а СКБ-385 переориентировали на работы по оперативно-тактическим ракетам типа Р-11, Р-11М и Р-17. В дальнейшем КБ машиностроения, возглавляемое В. П. Макеевым, стало основным разработчиком морских баллистических ракет для подводных лодок ВМФ.
Серийное производство Р-1 велось в 1952–1955 годах на заводе №586 в Днепропетровске (ныне — ПО "Южный машиностроительный завод им. А. М. Макарова", Украина).
Ракетно-ядерный щит  Ракетами данного типа были вооружены девять бригад особого назначения резерва Верховного главнокомандования. Баллистические ракеты предполагалось применять по крупным военным и промышленным целям, административным и транспортным центрам и другим стратегическим объектам. Каждая бригада могла провести 24–36 пусков в сутки.
До появления на ракетах ядерных боевых частей для повышения боевого воздействия на противника в СССР в 1953 году была испытана опытная ракета Р-2 с головной частью «Герань», снаряженная радиоактивной жидкостью, которая распылялась при подрыве.
По воспоминаниям академика Чертока, «все началось с того, что на полигоне в гостинице был показан фильм „Серебристая пыль“ — один из первых полуфантастических фильмов, смакующих ужасы будущей войны». Серебристая пыль представляла собой радиоактивный порошок, распыляемый на большой площади при высотном подрыве специально разработанных авиабомб. «Доза радиоактивного облучения для всего живого в зоне, пораженной серебристой пылью, была смертельной. Не спасали никакие противоипритные костюмы и противогазы», — писал он в книге «Ракеты и люди».
Однако проект «Герань» продолжения не имел. Лишь было известно, что в конце 1950-х годов документация и образцы ракетного комплекса Р-2 были переданы в Китай, где в дальнейшем долго эксплуатировались.
С 1952 года в Советской армии началось формирование арсеналов ракетного вооружения. Были сформированы новые ракетные соединения. До 1955 года все эти части были вооружены ракетами Р-1 и Р-2, а с 1957-го стали перевооружаться на стратегические ракеты средней дальности (Р-5М и Р-12). Именно с Р-5М в СССР началось создание «ракетно-ядерного щита». В 1958-м бригады с ракетами оперативно-тактического назначения перешли в состав Сухопутных войск, а в подчинении заместителя министра обороны по специальному вооружению и реактивной технике остались только части, вооруженные ракетами большой дальности (свыше 1 тыс. км), ставшие основой Ракетных войск стратегического назначения (РВСН).
Роман Азанов
В материале использованы данные «ТАСС-Досье» и из книг «Отечественные стратегические ракетные комплексы» (под редакцией А. В. Карпенко, А. Ф. Уткина, А. Д. Попова) и «Ракеты и люди» (Б. Е. Черток)
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео