Ещё

Без клейма «Зроблено в Україні» 

Фото: Свободная пресса
В стройных рядах российской армии вряд ли увидишь танки, пушки, бронетранспортеры, вертолеты украинского производства, по той простой причине, что боевые вертолеты и самолеты Украина вовсе не производит, а прочая военная техника пользуется спросом разве что в Азии и Африке. Тем не менее, интерес на комплектующие для военной техники из «незалежной» всегда присутствовал — наследие советских времен, когда предприятия «оборонки» были разбросаны по всей стране. И те же двигатели для самого массового в мире вертолета Ми-8, выпускавшиеся на Казанском авиационном заводе, производились в Запорожье. Газотурбинные установки для кораблей традиционно поставлял многим предприятия Николаевский завод. И уже после 1991 года Россия продолжала частично закупать комплектующие для военной техники — это было дешевле, чем построить крупное специализированное производство.
Не будем лукавить — брошенная в марте 2014 года из Киева «перчатка», с официальным заявлением о приостановке отгрузки в Россию товаров военного назначения, а затем и полного запрета сотрудничества в сфере ВПК, была хоть и предсказуема, но весьма болезненна. И оптимистические ответы того времени из российского Минобороны, о том что удалось заменить украинские комплектующие, произносились с натянутой улыбкой — из 182 образцов военной техники, в которой присутствовали «детали» с клеймом «Зроблено в Україні», чисто отечественными стали только 90, то есть лишь половина. Самые большие проблемы возникли именно с вертолетными двигателями («Мотор Сич», Запорожье) и газотурбинными установками для боевых кораблей («Зоря-Машпроект», Николаев).
Пришлось утереться и заняться собственным производством. В НПО «Сатурн» из Рыбинска освоили корабельные ГТА, «ОДК-Климов» и ОАО «Красный Октябрь» из Санкт-Петербурга теперь собирают вертолетные двигатели полностью из российских комплектующих. Так что, ни холдинг «Вертолеты России», ни многочисленные судостроительные верфи, в том числе и те, что использовали прежде украинские двигатели для постройки современных фрегатов и корветов, сейчас не простаивают.
Нынешние слова вице-премьера «по оборонке» Юрия Борисова о том, что Россия полностью заменила закупавшиеся у Украины комплектующие для военной техники на отечественные аналоги, соответствуют действительности. Равно как и тот факт, что НПО «Сатурн» и «ОДК-Климов» позволили избавиться от зависимости поставок украинских вертолетных двигателей и корабельных турбинных установок и редукторов. В общем — летим и плаваем теперь исключительно на своём!
В заявлении Юрия Борисова, которое, естественно, растиражировано «на ура», смущает разве что слово «заменила», да еще с акцентированием внимания именно на вертолетные и корабельные двигатели. При этом речь не идет о том, что Россия «полностью отменила» импорт компонентов военной техники из Украины. Невольно напрашивается вывод, что в других отраслях «оборонки» некая лазейка все же сохранилась. Ну, логично, еще вчера закупали на десятки миллионов долларов, а сегодня резко от всего отказались.
Тот же «оборонный» вице-премьер совсем недавно констатировал, что не испытывая никакой нужды в двигателях украинского производства, есть одно маленькое «но». Исключение составляет российский сверхтяжелый вертолет Ми-26 (его еще называют «летающей коровой»), двигатель для которого по-прежнему выпускает «Мотор Сич». Ни на Западе, ни в Китае, ни в России сейчас просто нет турбовального двигателя такой мощности. Уникальные Д-136 с их 11 400 лошадиных сил, разработанные еще в советское время на Запорожском производственном объединении «Моторостроитель», позволяют Ми-26 подниматься в воздух с максимальной взлетной массой 56 тонн, развивать скорость до 270 км/ч и лететь на дальность до 800 километров. Перспективный российский ПД-12 из Перми, увы, пока не дорос до таких характеристик.
А на украинском предприятии тем часом выпустили порядка 400 двигателей подобного уровня. Для кого? Китай не тянет, даже при условии совместного с Россией проекта тяжелого вертолета Advanced HeavyLifter, который планируется оснастить новым турбовальным двигателем АИ-136Т от Ми-26. Остается предположить, что украинский двигатель какими-то «серыми» схемами все же попадает в Россию. А как еще можно отреагировать на слова российских военачальников о замене этих самых двигателей?
— Я сильно сомневаюсь в том, что за это время успели обеспечить массовый выпуск двигателей в том количестве, в котором нам нужно для вооружённых сил и гражданской авиации, — заявил недавно вице-президент Академии геополитических проблем Константин Сивков. — Наверное, речь идёт о том, что какие-то ограниченные партии выпускаются, но для того, чтобы обеспечить в полном объёме — это очень сомнительно. Это такая же ситуация, если мы бы сказали, что у нас на вооружении есть тот же «Кинжал», танк Т-14, истребитель Су-57. Все они имеются в единичных экземплярах, в лучшем случае — десяток-полтора. Говорить о полноценном импортозамещении в этой сфере пока не приходится.
Или возьмем новую российскую межконтинентальную баллистическую ракету «Сармат», которая сменит стоящую на боевом дежурстве в составе Ужурской (Красноярский край) и Домбаровской (Оренбургская область) дивизий РВСН уже более 25 лет, «украинскую» ракету «Воевода», производства «Южмаш». Известно, что двигатель для «Сармата» разработан в подмосковном НПО «Энергомаш», его производство передано пермскому «Протону-ПМ», в последующем они поступят на Красноярский машиностроительный завод «Красмаш», уже выпускающий морские баллистические ракеты «Синева» и «Лайнер». «Сармат», хоть и превосходит «Воеводу» по некоторым параметрам, все же является её продолжением, соответственно, ряд деталей совместим. И вот эти «шурупчики» грех не закупать по оптимальной цене в простаивающем теперь «Южмаше». Естественно, не афишируя теперь их украинскую принадлежность.
Подобная практика достаточно широко распространена. Оставим в стороне официальный импорт военной продукции, Россия, к примеру, закупает технику, амуницию и пр. во Франции и Израиле, ряд технологий покупает у Швеции, Швейцарии и ЮАР. Была в этом списке прежде и Украина, которая сама сейчас покупает из-под полы «товары военного назначения» в России. Будем сейчас говорить в прошедшем времени, дабы не вводить в краску украинских военных, но «Укроборнпром» активно закупал российские двигатели для своих бронетранспортеров, несмотря на введенный Киевом запрет на сотрудничество с РФ в военной сфере. Не напрямую — через иностранных посредников.
Вот покупает некая молдавская компания на «КамАЗе» несколько десятков двигателей, потом через ряд перепродаж они становятся собственностью немецкой фирмы. Далее следует заявление, что украинские БТР-80 будут адаптированы к немецким двигателям вместо российских. Зер гут! Навар немецкий, дизель на бронетранспортере по-прежнему русский, не в накладе и молдаване. А украинцы кряхтят от завышенной цены. Подобных примеров — десятки. Некие британские посредники даже умудрились «впарить» Украине российские гусеничные ленты для военной техники под видом своих, так что теперь бойцы ВСУ уверены, что «утюжат» землю Донбасса английскими траками.
Россия тоже не может окончательно отказаться от украинских «шурупчиков» военного назначения, но это уже так, по мелочи, на уровне запчастей.
Импортозамещение: Российские военные пересядут с иномарок на темно-зеленые Lada Vesta
Новости экономики: СК планирует полностью перейти на отечественную криминалистическую технику
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео