Ещё
Раскрыто содержание письма Путину умершей девочки
Раскрыто содержание письма Путину умершей девочки

Ударные дроны в российской армии: наступил коренной перелом 

Фото: Карельские вести
Эксперты рассказали про амбициозные проект
У Российской армии вот-вот появятся большие беспилотники, способные не только вести разведку, но и в случае необходимости обстреливать объекты противника ракетами или сбрасывать на них бомбы. Несколько аппаратов «Орион», каждый массой более тонны, замечены даже в Сирии, где, очевидно, их тестируют в боевых условиях. Еще более крупные беспилотные аппараты «Альтаир», массой 4–5 тонн, периодически попадают в объективы любопытных фотографов в ходе испытательных полетов под Казанью.
Если испытания, которые идут уже несколько лет, завершатся успешно, наша армия получит мощное оружие. Это, конечно, хорошо. Особенно если учесть, что тяжелые ударные беспилотники уже давно стоят на вооружении в армии США. Американский MQ-1 Predator («Хищник») совершил первый полет в далеком 1994 году, а в 2001-м из-под его крыла впервые были пущены противотанковые ракеты. Еще ударные дроны есть у Израиля, а с недавних пор и у Китая. А у нас пока нет. «КВ» попытался выяснить, почему наш авиапром оказался в роли догоняющего в беспилотной тематике.
Особенно обидно оказаться отстающим, если некогда был первым. Да, да, именно наша страна, тогда еще СССР, была пионером в создании беспилотных летательных аппаратов, в том числе ударных. Наиболее ярким примером удачной конструкторской мысли стал сверхзвуковой дальний беспилотный разведчик Ту-123 «Ястреб» КБ Туполева. В 1960–1970-е годы было выпущено более 50 таких аппаратов. С полной заправкой и разведывательной аппаратурой беспилотник весил 35 тонн. Размах его крыла составлял более 8 метров. Беспилотник мог вести фото— и радиоразведку на дальности более 3 тыс. километров. Рассматривалось даже создание специальной версии — межконтинентального сверхзвукового беспилотного самолета-снаряда с термоядерным зарядом. Однако в силу ряда причин приоритет отдали межконтинентальным баллистическим ракетам.
В качестве беспилотного разведчика «Ястребы» не выдержали конкуренции с высотным разведчиком МиГ-25Р. Эти самолеты, дислоцированные на территории ГДР, летали вдоль границы с ФРГ и просматривали ее территорию на несколько тысяч километров. Самолеты постепенно вытеснили беспилотники, которые оказались у нас недооцененным средством вооруженной борьбы. Ну а дальше начались 90-е, и стране стало не до самолетов и их беспилотных конкурентов. Были безвозвратно потеряны целые конструкторские школы, в том числе и наработки туполевской фирмы в области беспилотной авиации.
Тысячи однодвигательных самолетов МиГ-21, МиГ-23, МиГ-27, Су-17 были выведены из состава ВВС и забили базы хранения. Один из прежних главкомов ВВС в связи с этим напрямую говорил журналистам, что не видит необходимости в создании тяжелых беспилотников при таких переполненных базах хранения авиационной техники. Жизнь очень скоро показала, насколько близорукой была та военно-техническая политика.
В США история беспилотных летательных аппаратов, напротив, в 90-е годы получила мощный импульс благодаря достижениям микроэлектроники, прогрессу систем связи и управления. В результате мы остались у разбитого беспилотного корыта, а наш соперник — с оружием ХIХ века, которое он успел использовать во всех локальных войнах и конфликтах последнего времени.
Сегодня США и Израиль — законодатели моды в беспилотной технике, а мы только-только начинаем выкарабкиваться из ямы, в которую сами себя загнали.
Как рассказал «КВ» главный редактор интернет-портала «Беспилотная авиация» Денис Федутинов, к середине прошлого десятилетия «беспилотные системы, созданные еще во времена Союза, во многом превратились в совершеннейшую архаику с практически нулевым потенциалом по модернизации». Работы по созданию новых систем практически не финансировались из военного бюджета.
Перелом во взглядах на роль и место беспилотной техники в вооруженной борьбе произошел после августовских событий 2008 года в Абхазии и Южной Осетии. У наших войск беспилотников не было. Боевая авиация понесла значительные потери в первые же часы операции по принуждению Грузии к миру, погибли летчики. Был сбит даже дальний бомбардировщик Ту-22М3, судьба командира его экипажа подполковника Александра Ковенцова до сих пор неизвестна. А вот Грузия беспилотными разведчиками американского и израильского производства располагала.
По мнению Дениса Федутинова, «именно эти события стали причиной коренного перелома в отношении к беспилотной тематике в Минобороны России». Российские военные, по его словам, начали активнее «изучать зарубежный опыт и формировать собственные представления о потребных системах».
На исправление ситуации потребовались годы и миллиарды рублей. К примеру, несколько лет назад Минобороны раскритиковало концерн «Вега», который, истратив за несколько лет более 5 млрд рублей, так и не смог предоставить заказчику надежный и качественный беспилотник.
Пришлось вначале пойти на закупку партии беспилотников в Израиле. Начали массово закупать российские беспилотники малого класса, которые быстро появились на рынке. Были заключены контракты на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию перспективных российских беспилотных систем тяжелого класса.
В итоге сегодня Российская армия располагает значительным количеством беспилотных комплексов малого класса, которые используются в основном в интересах разведки. Например, в той же Сирии российские беспилотники выполнили свыше 16 тысяч полетов. Их общий налет — 96 тысяч часов. Перечень решаемых с применением беспилотников задач не ограничивается разведкой. По словам Дениса Федутинова, «это еще и целеуказание для разнообразных ударных систем, задачи радиоэлектронной, в том числе радиотехнической разведки, радиационной, химической и бактериологической разведки, транспортные задачи, а также ударные функции».
В распоряжении Российской армии — легкие беспилотные аппараты «Элерон-3» казанской компании «Эникс», «Орлан-10» питерской компании СТЦ. В Екатеринбурге производятся по израильской лицензии дроны «Форпост». Над более тяжелыми аппаратами «Орион» работает компания «Кронштадт», а казанское ОКБ имени Симонова делает 5-тонный «Альтаир». Эти беспилотники относятся к классу средневысотных аппаратов большой продолжительности полета.
Есть и более амбициозные проекты. Например, создание тяжелого разведывательно-ударного аппарата с участием компании «Сухой». Работы по этому проекту засекречены.
Проблем в освоении новых беспилотных технологий немало. Это и трудности с электронной компонентной базой, которая до недавнего времени в стране почти не производилась, и санкционные ограничения на поставку в Россию необходимых материалов и двигателей. Но главная проблема — недостаток конструкторских и инженерных кадров. Слишком долго в приоритете при выборе профессии у молодежи были юридические и финансовые специальности. Только в последние годы начали поднимать на щит профессии инженеров, конструкторов, технологов. Подняли роль генеральных конструкторов. Пытаются возродить научные и конструкторские школы. Насколько успешными будут эти усилия, покажет время.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео