В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Новая эпоха: почему Турция и Эмираты решили забыть о вражде

и (ОАЭ) демонстрируют готовность к тотальному дипломатическому сближению. Очередным позитивным признаком стал телефонный разговор между президентом и наследным принцем Мухаммадом бин Заидом, в ходе которого обсуждались аспекты развития двусторонних отношений, а также международная повестка. Процессу нормализации контактов между двумя региональными конкурентами было положено начало ещё пару лет назад. В экспертной среде говорят, что и многие пытались искусственно столкнуть, однако столицы осознали необходимость устранить многие разногласия из-за экономических причин.

Видео дня

В ходе переговоров между президентом Турции и фактическим правителем Эмиратов был затронут ряд региональных проблем, в том числе ситуация в , которая угрожает Ближнему Востоку притоком беженцев.

Больше недели назад Эрдоган провёл в Анкаре исторические переговоры с помощником ОАЭ по национальной безопасности Тахнуном бин Заидом Аль Нахайяном. Поездка эмиратского чиновника ознаменовала большой сдвиг в нормализации отношений двух стран, учитывая то, что долгое время двусторонние контакты были оптимизированы.

По итогам переговоров с Тахнуном бин Заидом турецкий лидер проинформировал, что консультации, которые велись между Турцией и ОАЭ по линии разведок, принесли свои плоды, и допустил, что вскоре может состояться его очная встреча с Мухаммедом бин Заидом.

Точки столкновения

Довольно долгое время республика и аравийское государство занимали диаметрально противоположные позиции в целой серии международных досье. Самым ярким примером стала , где Эмираты, как считалось, долгое время поддерживали командующего Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифу Хафтара. Причём Анкара обвиняла Абу-Даби в сознательной дестабилизации ситуации в бывшей Джамахирии с целью создать условия для территориального раскола. Более того, турецкая сторона даже обвиняла своего регионального соперника в спонсировании частной военной компании (ЧВК) Вагнера, которая, как считает Турция и ряд западных стран, участвует в боевых действиях в Ливии на стороне ЛНА.

Занимательно, что в попытках нейтрализовать турецкое региональное влияние аравийское государство подозревали и в сирийском контексте. В частности, в 2020 году в арабской прессе циркулировали сообщения, что ОАЭ предложили России как основному гаранту устойчивости официального помощь в частичном восстановлении сирийской экономики. Якобы некоторые экономические послабления были предложены в отношении портов и , а также в том, что касается пограничного перехода на границе с . Вкупе с демонстративным восстановлением работы эмиратской дипломатической миссии в Дамаске комплекс этих мер был интерпретирован как попытка ОАЭ создать противовес Турции.

Сейчас сближение двух стран может иметь решающее значение не только для этих досье, но и для Афганистана, пишет Bloomberg. Правда, как это будет выглядеть на деле, не вполне ясно.

Третьи силы

В разговоре с NEWS.ru старший преподаватель департамента политической науки , эксперт Российского совета по международным делам заметил, что движение в сторону снижения рисков и издержек противостояния в разных точках Большого Ближнего Востока, где интересы и политика Турции и ОАЭ схлестнулись в последние годы, идёт достаточно давно.

{{expert-quote-13483}}

Author: Григорий Лукьянов [ старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ и эксперт Российского совета по международным делам ]

Стороны ищут возможности избежать если не противостояния, то как минимум попыток третьих сил вовлечь их в это противостояние и использовать в своих интересах. Речь идёт, конечно, о местных акторах, таких как, например, тот же Халифа Хафтар в Ливии, для которого турецко-эмиратские споры являются сами по себе серьёзным ресурсом и источником финансового благополучия и продолжения политической карьеры.

Подобный опыт использования турецко-эмиратских или турецко-саудовских противоречий можно наблюдать и в других частях Северной Африки и Ближнего Востока, говорит эксперт.

С другой стороны, и глобальные державы, такие как , тоже находят для себя в этом соперничестве определённого рода выгоду. Для самих ОАЭ и Турции такого рода геополитическое противостояние носит скорее характер издержек, чем выгод, — поясняет Лукьянов.

Это столкновение не было изначально запрограммировано идеологическими расхождениями или разностью подхода двух стран к региональной политике, к региональной экономике, к региональной безопасности, добавляет аналитик.

Экономическая мотивация

По словам собеседника NEWS.ru, речь идёт прежде всего о том, что после «арабской весны» и краха старого регионального порядка только Турция, Эмираты и «рванули вперёд и сумели использовать» сложившиеся структурные изменения в регионе, чтобы улучшить своё положение и защитить национальные интересы и национальную безопасность.

С другой стороны, это не значит, что эти интересы означают неминуемый конфликт между ними. Это прекрасно осознают в Эмиратах, и это прекрасно понимают в Турции. Поэтому в нормализации отношений заинтересованы обе стороны, — отмечает Лукьянов.

Как отмечает эксперт, и турецкое, и эмиратское руководство достаточно хорошо понимает язык экономики: он является для них основой для нормализации отношений. По его словам, прочная экономическая база и взаимозаинтересованность могут стать основой для создания доверия и дальнейшего разрешения существующих политических разногласий.

Соответственно, всё остальное вторично, в том числе очень громкие и привлекающие внимание экспертов и наблюдателей разговоры о том, какие силы в рамках политического ислама или исламизма поддерживают страны Залива, в частности Эмираты, а какие — Турцию, — пояснил Лукьянов.

И Анкара, и Абу-Даби склонны учитывать прежде всего свои национальные интересы и интересы своих элит, заключил NEWS.ru.