В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Директор Музея космонавтики: Пусть каждый наш посетитель станет Гагариным

Музей космонавтики в открыл новую онлайн-выставку «Межпланетные полеты до Луны и дальше». «Вечерняя Москва» продолжает цикл бесед с руководителями самых значимых культурных учреждений столицы. Директор музея Космонавтики Наталья Артюхина рассказала, чему гуманитария может научить созерцание звездного неба, какие предметы пандемия заставила убрать в хранилище и когда обнародуют последние письма .
Директор Музея космонавтики: Пусть каждый наш посетитель станет Гагариным
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва
Возглавив Музей космонавтики шесть с половиной лет назад, Наталья Артюхина оказалась под прицельным взглядом скептиков. Уж очень биография Натальи Витальевны отличалась от жизненного пути ее предшественников. До нее, в 2011–2014 годах, музеем руководил Герой Советского Союза , бортинженер экспедиции 1987 года на «Союз ТМ-2». А еще раньше, в 1988–2011 годах, — Юрий Соломко, летчик первого класса, бывший замначальника управления . Их место за штурвалом занял гражданский человек, поднимавшийся в воздух только в пассажирском кресле самолета. Однако Наталья Артюхина удержала корабль на заданной высоте — и все это время ведет его уверенным курсом.
Уроки бесконечности
— Наталья Витальевна, вы по образованию учитель истории. Каково было осваивать астрономическую тему?
— Историческое образование, по крайней мере советское, было довольно системным, поэтому оно мне всегда помогало — меня научили не просто запоминать факты и события, но и анализировать их, складывая в ясную картинку. А здесь я фактически работаю по специальности. Ведь мы рассказываем не об астрономии, а об истории освоения космоса — а это один из аспектов нашего прошлого.
Но все-таки там столько технических тонкостей До Музея космонавтики я шесть лет проработала в Московском планетарии. Так что базовые знания я, конечно, получила. И не только из научно-популярной литературы, но и благодаря постоянному общению с конструкторами, космонавтами, выдающимися астрономами, входившими в ученый совет планетария. Конечно, я не могу прочитать лекцию о черных дырах и «кротовых норах», но, думаю, в созвездиях ориентируюсь лучше среднего обывателя.
— Какой урок планетария оказался для вас самым ценным?
— Наблюдения за установкой оптоволоконного проектора «Универсариум М9» в Большом звездном зале. Они длились более полугода: сначала немецкие специалисты его монтировали, а потом юстировали — выдавали изображение звездного неба и подолгу его настраивали. И я часто присутствовала при этом — сидела в зале, обычно в одиночестве. Эта чернота с мерцающими звездами меня просто обволакивала. И знаете, такое созерцание бесконечности очень сильно влияет на тебя. Начинаешь понимать, что многие земные вещи, которые кажутся важными, относительно Вселенной ничего не значат. И что наша жизнь невероятно коротка, поэтому надо успеть привнести в мир как можно больше светлого и хорошего.
Перегрузка у нас впереди
— А какой урок преподала вам нынешняя весна?
— Мы быстро поняли, что не нужны простые трансляции экскурсий (их много у других музеев) и монотонные лекции. Современный пользователь интернета не привык час (или даже полчаса) созерцать «говорящую голову». Аудитории интересна контактная онлайн-информация. И мы смогли перестроить работу. Например, утром мы рассказывали о фрагменте какого-то экспоната и предлагали отгадать, что же это такое. А уже вечером отвечали на вопросы. Еще осенью, когда не предполагалось, что наши залы снова закроются, мы запустили первое в России музейное телевидение. Разрабатываем и программы, которые позволят устраивать индивидуальные экскурсии: зритель может задавать вопросы, просить поближе показать тот или иной экспонат.
— Чем еще стал для вас первый карантин?
— Поводом для очередного обновления. За весну и начало лета мы сделали косметический ремонт: установили 500 метров электрических коробов, чтобы убрать с глаз все провода, заменили около 350 метров шинопровода, чтобы повесить новые светильники. В работающем музее, при единственном «техническом дне» в неделю, это растянулось бы на много месяцев. Еще мы укрепили систему безопасности — установили на картинах из коллекции радиочастотные метки, в Доме-музее Сергея Королева полностью заменили пожарную сигнализацию.
— Экспозиция изменилась?
— Появился стенд, посвященный новейшим исследованиям, которые проводятся в космосе. На нем можно увидеть один из биопринтеров, побывавших на МКС: с его помощью наши космонавты в 2018 году проводили там эксперименты по печати живой ткани.
У нас было много «тактильных» экспонатов: перед спутником или луноходом стояла его большая копия, к которой разрешалось прикасаться. Конечно, космическая техника делается с огромным запасом прочности, но если за год ее потрогают 753 тысячи человек (а именно столько посетителей прошло через наши залы в 2019 году), нос ракеты заблестит, как у собаки на «Площади Революции». А вот три осколка метеоритов были подлинные. Все это пришлось убрать — так же, как интерактивные перчатки (в них можно было вставить руки и понять, каково орудовать гаечным ключом в открытом космосе). Но все это обязательно вернется! Мы даже проектируем новые экспонаты подобного рода — например, которые позволят хотя бы отдаленно почувствовать, что такое перегрузка.
— Что готовится к апрелю следующего года, к 60-летию полета ?
— В главном зале мы постараемся рассказать и историю полета, и историю жизни Юрия Гагарина и космонавтов Первого отряда, и историю создания первой космической техники. Привезем порядка 100 экспонатов из других музеев, в том числе с предприятий, производящих космическую технику. Мы надеемся, что в Москве центром торжеств станет наш музей.
Сокровища с неба не упадут
— Есть экспонаты, пользующиеся парадоксальной популярностью?
— У входа в главный зал выставлены инженерный кульман и логарифмическая линейка. И посетители, особенно молодые, подолгу возле них задерживаются. Им не верится, что траектории движения первых космических кораблей рассчитывались не на компьютере, а с помощью таких вот приспособлений. Очень популярны чучела Белки и Стрелки. Экскурсоводы обязательно подчеркивают, что эти собаки тогда, в 1960 году, вернулись с орбиты невредимыми и прожили долгую благополучную жизнь, и люди всегда на это эмоционально реагируют.
— Случаются вспышки интереса к каким-то предметам?
— В 2017 году вышел фильм «Салют-7», там космонавты влетают на одноименную станцию, замерзшую из-за аварии, в пуховых шапочках, которые связала жена бортинженера Лилия — для мужа и для командира экипажа . И нас постоянно спрашивали, где посмотреть эти головные уборы увидеть. И вот этой зимой Виктор Савиных передал нам один из них. И теперь это очень востребованный экспонат. Вот, казалось бы, где шапочка, а где космос? Но это соединение несоединимого особенно трогательно.
— Что еще интересного появилось в ваших фондах в последнее время?
— Переходной блок корабля «Буран» — он уже занял место в экспозиции. На выставке «Космический дизайн», которая открылась этим летом, можно было увидеть совершенно уникальные работы художника Галины Балашовой — эскизы космических кораблей и вымпелов, разные чертежи. Приобрести их нам помог Департамент культуры. Благодаря дарам вдовы и дочери Алексея Леонова сформировалась его большая личная коллекция. , наш большой друг, передал нам около 170 своих вещей — в том числе часы для выхода в открытый космос, полетный костюм, знамя Победы, которое он разворачивал на МКС.
— Новинки быстро попадают в залы?
— Это не всегда зависит от нас. Например, в этом году нам передали несколько писем, которые Сергей Королев написал своей знакомой буквально за две недели до ухода из жизни. Но выставить их или хотя бы подробно о них рассказать мы можем не раньше, чем через пять лет со дня смерти адресата.
— Как вы считаете, вам труднее, чем другим музеям, добывать экспонаты?
— Наверное, труднее. Потому что если техника совсем новая — она еще летает. Если это историческая вещь, то предприятие-производитель стремится сохранить образец для собственного музея. Документы и личные вещи космонавтов получить тоже непросто, ведь этих людей очень мало. Мы, конечно, отслеживаем то, что выставляется на аукционах, но, например, фотографии, которые там встречаются, оказываются репликами тех, что уже есть у нас. А по-настоящему эксклюзивные предметы стоят совершенно невероятных денег.
— Мест в фондах пока хватает?
— Площадь хранилища для крупногабаритных экспонатов подходит к пределу заполнения. Поэтому мы очень ждем, когда достроится новое хранилище в Коммунарке. Мы планируем отправить туда технику, а также коллекции живописи, графики и скульптуры.
Полет рука об руку
— Несколько лет назад обнародовали данные соцопроса: каждый четвертый россиянин считает, что Солнце вращается вокруг Земли. Я надеюсь, ваши посетители входят в оставшиеся три четверти?
— У нас достаточно просвещенные посетители. Видно, что многие следят за новостями и передачами о космосе. Однажды Алексей Леонов проходил по экспозиции, не привлекая к себе внимания. Но мальчик лет восьми стал дергать маму за руку, тихо ей говорить: «Ой, это же знаменитый космонавт!».
— Космонавтика считается скорее «мальчиковой» темой. Наверное, ваши посетители в основном мужского пола?
— Мужчин и женщин (всех возрастов) всегда поровну. Дети составляют треть аудитории. Мы благодарны за то, что нас включили в число музеев, которые школьники могут посещать бесплатно. Тем не менее, как видите, наши залы заполняются вовсе не за счет одних только детей.
— Какие самые популярные вопросы?
— У детей — как устроена санитарная система на корабле и как быть, если во время обеда в невесомости ты рассыпал вокруг себя крошки. А у взрослых — действительно ли американцы высаживались на Луне? И мы отвечаем со стопроцентной уверенностью — высаживались. Это подтверждают все наши космонавты и конструкторы. Знаменитый фильм о высадке Армстронга и Олдринга действительно был частично доснят в павильонах . Потому что на Луне было невозможно зафиксировать некоторые вещи с нужного ракурса, а широкой общественности требовалось предоставить целостную картинку. Когда снимали наш научно-популярный фильм о луноходе, его тоже дополняли кадрами, сделанными в павильонах.
— Тем, кто задает этот вопрос, хотелось бы услышать, что американцы — шарлатаны?
— Скорее у них просто любопытство. Предвзятости по отношению к Америке или к другим странам я не замечала. По крайней мере ее не выражают вслух. Может, потому, что мы очень подробно рассказываем о международном сотрудничестве на орбите (этой теме посвящен целый зал), подчеркиваем, что проблематично осваивать дальний космос, не объединяя усилия разных стран. Историю нашей космонавтики мы расцениваем как выдающуюся, а когда ты знаешь себе цену, то нет смысла принижать успехи соседей.
— Неужели к вам не приходят явные чудаки и провокаторы?
— Мы узнаем о них постфактум, обнаружив в интернете видео, снятое телефоном в наших залах. Обычно эти блогеры вещают на тему «Земля на самом деле плоская» или «В космосе вообще ни один человек не побывал, все фотографии и съемки — фейк». Что тут можно сделать? Только улыбнуться. Не вступать же в дискуссию в комментариях.
— Поймать их за руку на месте съемки нельзя?
— Мы не можем ходить по пятам за каждым посетителем. Если мы видим, что его действия угрожают экспонату, то, конечно, среагируем. Но если человек просто записывает видео на фоне стенда, то зачем его дергать? Наша задача — создавать комфортную среду. И постоянно заинтересовывать посетителя, рассказывая о том, как же было на самом деле. А главное — показывая ему, что он тоже может стать Юрием Гагариным, только в своей области. Потому что наш музей, собственно, посвящен не звездам, не технике, а человеку. Тому, как к человеку пришла мечта — покорить небесное пространство — и как он эту мечту шаг за шагом на протяжении веков воплощал в жизнь.
СПРАВКА
Наталья Артюхина родилась 19 августа 1969 года. Окончила Московский государственный открытый педагогический институт (1995) и психологический факультет (2002). Работала в коммерческих структурах на административно-хозяйственных должностях. В 2010–2014 годах — исполнительный директор Московского планетария, за активное участие в его реконструкции и модернизации удостоена в 2013 году премии . Директор Музея космонавтики с 11 февраля 2014 года.
РЕКОРДЫ:
Летом 2018 года во время чемпионата мира по футболу Музей космонавтики стал самым посещаемым в Москве, приняв за 31 день 17 175 туристов.
В мае 2020 года компания «Медиалогия», изучив более 57 тысяч публикаций о столичных музеях, установила, что Музей космонавтики упоминался чаще всех (медиаиндекс — 9087,7).
В первые 8 месяцев этого года столичные школьники, имеющие право бесплатного входа в 96 музеев и выставочных залов, чаще других выбирали Музей космонавтики (14 680 посещений).