Войти в почту

Елена Блиновская: «Я все поняла. И в последний месяц — особенно доходчиво»

Расследование уголовного дела блогера Елены Блиновской, обвиняемой в уклонении от уплаты налогов на сумму более 900 млн рублей, может быть завершено уже в марте. Об этом стало известно после заседания Мосгорсуда, который отказался освободить фигурантку из СИЗО. Доводы защиты о том, что общение со свидетельницей по делу было неумышленным и носило единичный характер, а также эмоциональное выступление самой обвиняемой, которая не смогла сдержать слез, не помогли.

Елена Блиновская: «Я все поняла. И в последний месяц — особенно доходчиво»
© BFM.RU

В отличие от слушания в Замоскворецком суде Москвы, которое растянулось на три часа и завершилось 22 января арестом Елены Блиновской, заседание в апелляции заняло 40 минут.

Впрочем, самого автора «Марафона желаний» на процесс не привезли — Елена Блиновская участвовала в слушании по видеосвязи из СИЗО. Поддержать ее приехали находящийся под запретом определенных действий муж Алексей Блиновский, а также родители Нина и Олег Останины. Последний посетовал, что их с супругой сделали по делу свидетелями, а потому неясно, смогут ли они получить свидание с дочерью. «Ответа на свое письмо, которое мы отправили ей еще 24 января по системе «ФСИН-письмо», мы так и не получили», — сказал Олег Останин.

Признание нарушения

В суде второй инстанции адвокат Елены Блиновской Наталья Сальникова настаивала на отмене решения районной инстанции, ужесточившей обвиняемой меру пресечения. Она напомнила, что основанием для этого стало предъявление Блиновской 22 января нового обвинения — в неправомерном обороте средств платежей, совершенном группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 35, ч. 1 ст. 187 УК РФ — до шести лет колони), а также общение со свидетельницей Викторией Асмоловой 23 декабря 2023 года.

Не отрицая последнего факта и сказав, что Блиновская даже подтвердила его на очной ставке в прошлом году, защитница заверила, что общение с Асмоловой (ее, как выяснилось допросили еще 11 августа) было единичным и носило неумышленный характер.

В подтверждение своих слов адвокат передала суду протокол адвокатского опроса Асмоловой, в котором та уверяла, что никогда не уведомляла Блиновскую о том, что она является свидетелем по уголовному делу, и не обсуждала с ней его детали.

После чего судья по ходатайству защиты приобщила дипломы Блиновской и благодарности, в том числе от военнослужащих, участвующих в СВО, за оказанную им помощь.

«До момента встречи Блиновской с Асмоловой, а это как минимум восемь месяцев нахождения под домашним арестом, никаких нарушений со стороны моей подзащитной не фиксировалось. Все требования домашнего ареста соблюдались ею неукоснительно», — сказала Наталья Сальникова, добавив, что свидетельница дружит с ее подзащитной с 2022 года, тогда как инкриминируемые Блиновской преступления касаются 2019-2021 годов. Адвокат предположила, что именно поэтому свидетельница «видимо, не придала значения» вызову к следователям. «Тем не менее факт нарушения есть, мы его признаем», — сказала адвокат. Вместе с тем она просила учесть вышестоящий суд, что на иждивении ее клиентки находятся четверо несовершеннолетних детей, а инкриминируемые ей преступления были совершены в сфере предпринимательской деятельности.

Обвинение

Сальникова отметила, что ее подзащитная не препятствует сбору доказательств, не отказывается от дачи показаний, а в день предъявления нового обвинения дала развернутые покаяния, заявив о своей непричастности к событиям, которые ей вменили.

Ранее, весной 2023 года, Блиновской инкриминировали уклонение от уплаты налогов с физического лица (НДФЛ) в особо крупном размере — на сумму более 918 млн рублей (ч. 2 ст. 198 УК РФ), а также легализацию (ч. 4 ст. 174.1 УК РФ) еще свыше 43 млн рублей.

Налоговые претензии касаются периода 2019-2021 годов, когда, как считает следствие, блогер вместе с соучастниками перечисляла доходы от своего бизнеса на расчетные счета 18 подконтрольных организаций и трех индивидуальных предпринимателей. Последние использовали упрощенную систему налогообложения. Благодаря этому Блиновская сильно понизила сумму своего дохода как физлица, с которого взимаются налоги.

По указанным пунктам обвинения Блиновская оформила явку с повинной и в добровольном порядке уплатила 55 млн рублей налогов. Что же касается ее мужа Алексея, то он с 15 мая находится под запретом определенных действий. Вину он не признал.

«Самое главное»

В апелляции Елена Блиновская свою речь начала довольно бодро, но потом не выдержала и расплакалась.

Она утверждала, что вопреки утверждению следствия о том, что 27 апреля она пыталась скрыться, выехав из России через Белоруссию, а оттуда в страны Европы, делать она этого не собиралась. «27-го числа я ехала на выступление [в Белоруссию], где заранее были проданы билеты. На тот момент у меня не было налогового решения, в авиабилеты в обе стороны были куплены еще в январе моей помощницей, хотя в рапорте указано, что я накануне купила билеты, чтобы запутать следы», — начала она.

Обвиняемая уверяла, что ее не уличили ни в одной попытке скрыться или помешать расследованию. А в первые два месяца после избрания ей 28 апреля домашнего ареста она общалась исключительно с адвокатом. «Потом мне следователь сказал, что я могу общаться с людьми, не являющимися участниками уголовного судопроизводства», — продолжила Блиновская. Она поведала, что с Викторией Асмоловой она в момент инкриминируемых ей событий (с 2019-го по 2021 год) не общалась. «Мы жили в разных городах. У меня даже не возникло мысли, что Виктория может попасть под подозрение по делу и попадет в тот самый круг лиц [с которым запрещено общение], потому что это невозможно по определению», — утверждала Блиновская.

«Я мать четверых детей, ранее не привлекалась, имею хорошие характеристики и преподаю в вузе, где студены отказываются продолжать обучение без меня. У меня есть и награды, и медали за помощь в СВО, а также, что самое главное, я голосую и продолжу голосовать за нашего президента и всех агитирую. Считаю, что сейчас это важно. Я поддерживаю его вот уже 20 лет», — привела неожиданный довод фигурантка.

Она не смогла сдержать слез, когда сказала, что после ее ареста ее дети стали болеть. «Вы наказываете не меня, а моих несовершеннолетних детей», — обратилась обвиняемая к судье и посетовала, что ее муж «спит по два-три часа в сутки, поскольку ему приходится усиленно работать и решать все дела, связанные с уголовным делом». Свой арест она назвала чрезмерной мерой, отметив, что «расследование подходит к концу», а она может быть более полезной и налоговикам, и следствию, находясь на свободе. При этом фигурантка добавила, что арестованное в рамках дела имущество и счета могут полностью покрыть весь вменяемый ущерб.

«Я, положа руку на сердце, конечно же, все поняла. И в последний месяц — особенно доходчиво, — обратилась она к суду. — Этот год объявлен Годом семьи, и я должна быть со своими детьми».

Иск в налоговикам

Однако эмоциональная речь фигурантки не произвела впечатления на прокурора. Она просила оставить решение районной инстанции без изменения, а жалобу защиты — без удовлетворения. Прокурор отметила, что при аресте Блиновской суд учел и данные о ее личности, и наличие четверых детей. «Само решение было вынесено в строгом соответствии с законодательством», — резюмировала она.

В итоге, взвесив доводы сторон, судья оставила Елену Блиновскую под стражей. Защита намерена обжаловать это решение в кассации.

«Я крайне огорчена сегодняшним решением», — призналась Наталья Сальникова. Она отметила, что факт непредумышленного нарушения «очевиден», а Блиновской не вменяют насильственное преступление. «Она не угрожает обществу, поэтому брать под стражу мать четверых детей… Я в ужасе, если честно», — сказала защитница.

Адвокат рассказала, что расследование по делу может быть завершено уже до 20 марта. К этому сроку, по данным СМИ, следствие рассчитывает получить результаты налоговой экспертизы. Она и установит конечную сумму ущерба. С размером ущерба в 918 млн рублей блогер не согласна и подала иск в Арбитражный суд Москвы к столичной налоговой инспекции № 6. Предварительное слушание по этому делу пройдет 5 марта.