Войти в почту

«Я больше так не буду»: вернувшийся певец Шарлот раскаялся в сожжении паспорта РФ

Певец получил 13 суток административного ареста за мелкое хулиганство. Об этом сообщила пресс-служба судов . В среду молодого человека задержали в аэропорту «Пулково», куда он прилетел из . По неподтвержденным пока данным, ему может грозить еще несколько обвинений — от умышленной порчи удостоверения личности до реабилитации нацизма. 25-летний Эдуард Шарлот — персона известная. Участвовал в шоу «Песни на ТНТ», был гостем программы «Вечерний Ургант», выпустил совместный трек с Моргенштерном (признан иноагентом), ну а те, кто не слышал его самой популярной песни «Щека на щеку», могли его видеть в рекламе , где он перепевал песню группы «Звери». Впрочем, могли видеть и не знать, кто это.

«Я больше так не буду»: вернувшийся певец Шарлот раскаялся в сожжении паспорта РФ
© BFM.RU

Теперь вот узнали. По данным пресс-службы судов Санкт-Петербурга, Эдуард Шарлот «выражался грубой нецензурной бранью в общественном месте, размахивал руками, приставал к гражданам и кричал» в здании полиции на набережной Обводного канала. За что и получил те самые 13 суток. Но задержали Шарлота на несколько часов раньше — сразу по прилете. По данным ряда СМИ, на Шарлота уже составили протоколы по статьям о порче паспорта, дискредитации армии и могут завести уголовное дело о реабилитации нацизма.

Комментаторы связывают это с нескольким роликами, которые блогер опубликовал в соцсетях за минувший год. В одном из них он сжег свой российский паспорт, в другом порвал букву Z, сделанную из георгиевской ленты, и наступил на эту ленту ногой. Были также еще заявления с осуждением действий России на . При этом на днях Шарлот записал еще одно видео, в котором сказал, что возвращается в Россию. И попросил фанатов его поддержать. Но встречать его приехали не фанаты.

Некоторые комментаторы в Сети удивляются такой последовательности действий Шарлота и не удивляются реакции на эти действия со стороны правоохранительных органов и авторов так называемых Z-телеграм-каналов, которые требуют отправить его либо на линию соприкосновения, либо в тюрьму.

Пока есть только административный арест на 13 суток. Но что будет с Шарлотом дальше, а также с теми, кто, тоже будучи за рубежом, успели много чего наговорить и сделать, а потом сам вдруг решили вернуться? Что делать с такими релокантами, власти, судя по всему, еще не решили, считает генеральный директор :

Константин Симонов генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности «С точки зрения ближайшей избирательной кампании вопрос не самый тривиальный. Если заигрывать исключительно с жесткими традиционалистами, надо с релокантами жестче. А если все-таки думать и об электорате больших городов, то надо, наоборот, использовать как позитивный пример. Я думаю, что до конца еще администрация не решила, как с этим быть. Отсюда и такого рода разные кейсы».

После задержания Шарлот уже успел публично раскаяться, извиниться за сожженный паспорт и пообещать на камеру, что больше так не будет. С улыбкой на лице. Так или иначе, Шарлот — первый вернувшийся звездный релокант с публично озвученной немейнстримной позицией, на которого прямо в аэропорту надели наручники. Тот же приехал в Россию без проблем, правда, когда проблемами запахло (после того как на возвращение Милохина обратила внимание ), тут же уехал. Но, опять-таки, без препятствий. И без уголовных дел. Впрочем, и паспортов Милохин на камеру не сжигал. За всем этим наблюдают не только звезды, покинувшие страну из убеждений, но и далеко не звездные релоканты, которые начали сомневаться в принятом решении. Наблюдают и не понимают, что делать, говорит президент фонда «Петербургская политика» :

Михаил Виноградов президент фонда «Петербургская политика» «Власть должна быть непредсказуемой, спонтанной, капризной, когда нет четкого понимания, что разрешено, что запрещено, поэтому одни получают проблемы, другим ничего. Ничего с другими не случается. Я думаю, что каких-то четких выводов релоканты не сделают, потому что то, что власть капризна, спонтанна и подчеркнуто непредсказуема и считает, что в этом элемент ее, собственно, магии, — это, наверное, не новость. Сигналов о том, что причины, побудившие релокантов уехать, исчерпаны, власть давать не торопится, тем более что причины реально не исчерпаны, поэтому те, кто сталкивается с бытовыми проблемами, с невостребованностью, с трудностями экономическими, они могут приезжать по каким-то неполитическим основаниям, но в целом власть не будет торопиться давать сигналы о том, что все закончилось, все прощены, давайте возвращаться, власть хочет быть непредсказуемой, непонятной, непостижимой».

Обновленные за последние годы Уголовный кодекс и Административный кодекс позволяют предъявить Шарлоту вполне предсказуемые и понятные обвинения. В отличие от многих других релокантов, его позиция была подкреплена действиями, снятыми на камеру. Им же. Но официально о других обвинениях в адрес Шарлота ничего не сообщалось. Пока лишь 13 суток административного ареста за мелкое хулиганство. Пока.

Писателям , и пришлось опровергать обвинения в поддержке ВСУ. На недавней презентации книги «Слово Ново. Выход» в Берлине Улицкая, Сорокин и Ерофеев подписали экземпляр, который был подарен галеристу (признан Минюстом иноагентом). Позже Гельман продал книгу на аукционе в поддержку легиона «Свобода России» (входит в состав украинской армии, Верховный суд запретил его в России как террористическую организацию).

На писателей посыпались обвинения, и они написали письмо, в котором, в частности, говорится: «Мы считаем подобные обвинения абсурдными и заявляем, что никогда не поддерживали, не финансировали никаких военных организаций, боевых подразделений или армий. Подаренная Марату Гельману книга — его собственность, коей он вправе сам распоряжаться».